Присоединяйтесь к нам:
24 Сентября
01:18 

Без меня

Почему я не люблю фантастику


Без меня

На хорошем радио для деловых людей время от времени слушаю о том, как бюрократические и отчасти технические проблемы мешают продвижению проекта автомобиля будущего.

Разрабатывают его не только за границей, но и у нас, а будущность заключается в том, что в этой машине не надо крутить баранку, нажимать на педали и тем более переключать передачи. Автомобиль повинуется голосу – скажешь ему: «Домой», он и везет тебя домой, сам где надо останавливается, ускоряется, объезжает, паркуется.

Проблем у проекта действительно много – например, надо, чтобы на всех дорогах была четкая разметка, а она нечеткая и не везде. Нужно море согласований в чиновничьих кабинетах, изменений в ПДД и пр. Однако прометеи наши уверены, что все будет разрешено рано или поздно, поскольку к такой машинке ведет сама логика развития человечества. Отчасти принадлежа к этому самому человечеству и слушая передачи по радио, спрашиваю себя: нужно мне такое авто? Вроде бы да. Если машина такая умная, что все сама решает, то, возможно, на ней (то есть в ней) позволят ездить пьяным, а это очень полезная функция. Думаю, даже в самом жестком случае хватит сил внятно выговорить адрес так, чтобы машина поняла (выговариваю же «о’кей, гугл») и довезла. Наверное, там будет предусмотрена какая-нибудь будилка, если по дороге заснешь. Но, пожалуй, на этом привлекательность машины будущего для меня заканчивается, поскольку ни в этой машине, ни вообще в этом будущем я не вижу самого главного – себя.

Утопии, как известно, бывают технологическими и социальными. Первые стремятся к тому, чтобы превратить человека в мыслящий тростник, освобождая его от какой бы то ни было деятельности, мешающей его основному предназначению – мыслить. (В идеале тростник должен только открывать рот и пережевывать, все остальное сделает техника. Кое-что в этом направлении уже сделано: есть, например, гостиницы, оборудованные унитазами, выполняющими за клиента все гигиенические действия.)

Но и главную функцию тростника – то есть думание – техника также будет вытеснять, и уже вытесняет.

По тому же деловому радио свое видение будущего объявил очень деловой человек Герман Греф – видение это обсуждается до сих пор. Начальник «Сбербанка» прогнозирует, что уже в ближайшие два года Интернет займет в жизни рядового человека вдвое больше места, но самое важное – укокошит целый ряд профессий и, кстати, самих банковских работников. Клиент, говорит Греф, уже не хочет идти в банк, даже если очередь меньше минуты, он желает, чтобы банк шел к нему – и такая возможность уже есть, более того – чтобы банк сам предвидел проблему клиента и сам ее решал. Поэтому банковские служащие (не банкиры, не Ротшильды, конечно) смотрят в будущее с пессимизмом. Как уже смотрят юристы (понемногу сокращают тех, кто занимается составлением исков), проектировщики, переводчики (им даже профессиональные полиглоты, держатели языковых школ пророчат полный каюк лет через 15) и многие, многие другие представители умных профессий.

Однако радикальное заявление Грефа заключается в том, что людей заменят их цифровые копии. Поясню: мы и так уже столько настучали на себя в соцсетях, что совсем скоро реальным существом будут считаться наши аватары: по лайкам, всяким смайликам и фоткам техника составит полный портрет – он и будет подлинным «человеком». «При этом важно понимать, что все мы будем абсолютно прозрачны для цифрового мира. Практически ничего не удастся скрыть. Далеко не все готовы смириться с таким положением дел, но это ключевой тренд на ближайшие годы», – сказал Греф.

В финале пророчеств он заявил, что люди перейдут на искусственную еду. Ему уже дали попробовать гамбургер с искусственным мясом, выращенным из стволовых клеток коровьего хребта, и мясо ему понравилось. В перспективе такое мясо аннулирует КРС и скотину помельче, оставив лишь немногие экземпляры ради тех самых стволовых клеток.

В завершение хочу признаться, что я с детства не понимаю и не люблю фантастику. Зато люблю и понимаю прошлое. (Во всяком случае, думаю, что это так.) Картины чудесных городов будущего, где все летает, трансклюкируется, телепортируется и пр., действовали на меня так же удручающе, как виды колоний для малолетних преступников. О колонии я подумал, когда впервые увидел проект фаланстера Фурье. Перспектива переселения на Луну, на прочие планеты или же на дно океана угнетала меня больше, чем надвигающийся учебный год. Людей, которых все это вдохновляет, я и сейчас считаю идиотами. Потому что сам жанр мечтаний о будущем по сути своей видится мне суицидальным жанром. Мечтая о будущем, люди мечтают, как изничтожить себя, превратить во вшу, в аватарку какую-то. Почему так сложилось – отдельный разговор. Но любой отказ от трудной, неправильной, но подлинно живой жизни – одна из форм самоубийства. Пока фантомного, но все же.

Единственной фантастикой моего детства была мечта переселиться на огромный тополь, который рос у нас во дворе, и жить там – сначала пусть у меня будет на ветках столик со стульчиком, попозже можно и домик построить. Не вышло…

Фото: https://pixabay.com/

0 комментариев


Оставить комментарий
  • Защита от автоматических сообщений
 
статьи
 Налоговая служба 
Инфографика