Фото Олега Кузьмина В научно-внедренческом инженерном центре «Радиус» говорят: в Красноярске 30 лет назад образовался особый коллектив, способный создавать уникальное оборудование. Красноярцы стали первыми, кто додумался до организации беспроводной связи на глубине тысяча метров. С тех пор мало что изменилось. Наш «Радиус» – одно из немногих предприятий, создающих уникальные системы безопасности для шахт.

На самостоятельных хлебах

В этом году ЗАО НВИЦ «Радиус» исполняется 27 лет. Для малого предприятия, да еще инновационного, возраст не маленький. А начинался бизнес, как и все в перестроечные времена, с идеи, наработки клиентов и имени.

– Наше предприятие организовано в 1991 году на базе оборонного предприятия ЦКБ «Геофизика», – рассказывает директор «Радиуса» Александр Кочнев. – Тогда на общем собрании 30-й отдел шахтной связи решил выйти из ЦКБ и создать малое государственное предприятие. Мы стали жить самостоятельно, на хозрасчете – и зарплату платили, и командировки организовывали.

Государственным предприятием «Радиус» был недолго. Уже в 1993 году акционировался, арендовал небольшое помещение на улице Советской в Красноярске и работал, работал, работал.

За 27 лет, что прошли с момента организации самостоятельной фирмы, направление деятельности не поменялось. Они выпускают специальную беспроводную шахтную связь. Только с каждым годом и с каждым заказом она становится современнее, модернизируется.

Директор ЗАО НВИЦ «Радиус» Александр Кочнев
– Рынок подсказывает, что делать. Наша продукция – система безопасности людей, работающих в глубине шахты. А такие системы просто так не ставят. Нередко деньги тратятся на развлечения и на то, что приносит прибыль. Например, шахта охотнее купит угольный комбайн, который будет зарабатывать, чем систему беспроводной шахтной связи. На безопасность неохотно тратятся. Но, как показал пример «Зимней вишни» в Кемерово, это плохо кончается.
Директор отмечает: его предприятие с самого начала зарабатывало и находило рынки сбыта продукции. Выходили на руководителей шахт и рассказывали об уникальном оборудовании.

– Мы работали в одиночку, не просили помощи у государства, – отмечает Кочнев. – После каждой аварии писали письма в МЧС, правительство края. Но самое трудное – достучаться.

Аналогов нет!

Сегодня оборудование красноярского «Радиуса» стоит на шахтах России, стран СНГ – от Камчатки и Чукотки до Казахстана и Узбекистана. Фирму знают. Александр Кочнев отмечает: 20 лет пришлось работать на имя, теперь об их уникальной продукции не забывают ни на одном тендере по системам безопасности.

А оборудование действительно уникальное. Красноярцы придумали, как обезопасить шахтеров на глубине более километра.

– Все просто: есть передающее оборудование, которое размещается на поверхности, и у каждого шахтера – индивидуальные приемные устройства. Скажем, спустилось в шахту 300 человек, у каждого персональный код, по которому диспетчер в случае аварии может вызвать любого человека, – рассказывает директор компании. – И все без проводов. Радиосигнал пробивает горный массив с поверхности земли. Технология не имеет аналогов в мире. У нас есть российский патент, а недавно получили патент в Китае.

Об отношениях с Китаем – особая история. Представители Поднебесной купили у красноярцев два устройства шахтной связи и скопировали их. «Радиус» долго судился, доказывая свои права на технологию, и в конце концов суд в Пекине выиграл. Теперь их защищает патент.

– У нас никаких секретов нет, – улыбается Кочнев и показывает: – Все дело вот в этой маленькой плате, которая вставляется в шахтерский фонарь.

По ней человека найдут при любом чрезвычайном происшествии, даже если случился завал. Кстати, фонари тоже выпускает «Радиус». Их аккумуляторы выгодно отличаются от своих собратьев размерами и весом.

Недавно оборудовали системой безопасности шахты «Норильского никеля». Модернизировали всю систему. Заменили оповещение, позиционирование транспорта и персонала. Сейчас можно отследить человека в каждой точке шахты. Установили систему антинаезда, чтобы огромная шахтная техника случайно не задавила работника, и учета вывоза горной массы. Здесь есть и подземная мобильная связь, и подземное видеонаблюдение. Теперь «Норильский никель» единственный в России обладает системой безопасности такого уровня.

Семейный бизнес

На мой вопрос, как удалось сохранить бизнес во времена скачков доллара и экономических кризисов, Александр Валентинович озадачивается: никогда не задумывался над этим. Просто предприятие работало.
– Наверное, все дело в людях, которые у нас трудятся. Костяк коллектива сохранился с 1990-х годов. Сложные времена были, но люди работали. Крепкие орешки попались.
Тогда, в 1990-х, экономика строилась на бартерных отношениях. У предприятий и организаций не было денег, платили кто солью, кто авиабилетами, кто металлопрокатом.

– Были проблемы с зарплатой. Нам солевая шахта заплатила за работу солью, мы эту соль поставили в ближайший зверосовхоз, а они нам выдали шкурки норок. Люди ходили и продавали. Потом уголь пришел с Черногорки. Поставили его в Емельяновский гортоп. Емельяново заплатило за него авиабилетами. Летай – сколько хочешь. В Москве бывали чуть ли не два раза в неделю.

«Крепкие орешки» и сегодня на своих местах. Вот, например, программист Александр Мазин – мозг предприятия. Это он разрабатывает программное обеспечение систем безопасности.

Сегодня «Радиус» превратился в семейный бизнес. Начинал руководить предприятием отец Александра Валентиновича, сейчас в фирме работают его сын и двоюродный брат. Все специалисты экстра-класса. Оказывает помощь государство: оплачивает участие в выставках. Такие бизнес-миссии очень важны для производственников. О красноярском уникальном предприятии должны знать в разных точках мира. Это и расширение рынка сбыта, и слава Красноярского края.

– У нас есть возможность делать большие заказы, – говорит Александр Кочнев. – Но хотелось бы улучшить производственную базу – расшириться. Работаем в стесненных условиях.

Сейчас сотрудники «Радиуса» трудятся над новой разработкой – системой акустической связи. Вот она – в сборе стоит в цокольном этаже здания фирмы.

– Помните, в 2010 году в Чили на шахте Сан-Хосе произошел обвал породы? – задает вопрос заместитель директора Василий Арбатский. – Тогда 33 горняка оказались замурованы на глубине 650 м. Люди находились в шахте 69 дней, у них не было пищи и средств связи. Еду им спускали через пробуренное отверстие. После того случая и начали рождаться идеи организовывать в опасных шахтах бункеры спасения. Если случился обвал и выхода нет, люди собираются в этом бункере. Там есть запас воды, пищи, связь. Вот такой аппарат беспроводной связи может стоять в бункере спасения. Шахтеры смогут связаться с поверхностью.

Автор: Елена Лалетина     № 26 / 1009

Ссылки по теме:

Комментарии:

Все поля обязательны для заполнения