29 Марта
00:14 
исправленный1.png

      

       разместить  

«Чем сложнее ситуация, тем важнее стратегия»

«Чем сложнее ситуация, тем важнее стратегия»

Основной темой Красноярского экономического форума этого года стала стратегия-2030. Почему так важно разработать и принять ее именно сейчас, в кризисное время? Возможно ли это вообще – заглянуть на 15 лет вперед – в период, когда все так быстро меняется и даже ближайшие планы приходится периодически переписывать? Губернатор Красноярского края Виктор ТОЛОКОНСКИЙ в большом интервью ведущим СМИ региона рассказал, что краю КЭФ нужен для того, чтобы…

Оценить возможности

– Чего вы ожидаете от форума, как в части федеральной антикризисной стратегии, так и в части краевой повестки?

– Форум всегда большое событие. Он многое дает для лучшего понимания тех или иных проблем – идет открытая дискуссия с учеными, экспертами. В стране форумов много, но КЭФ мы относим к числу таких же системообразующих, как Петербургский и Сочинский. При этом серьезное отличие – в очень большой концентрации экспертов, откровенность позиций которых только приветствуется. Мы ждем немало экспертов из-за рубежа, представителей бизнес-структур, политиков – такое общение для любого руководителя не частый случай.

Безусловно, нам важно и усиление позиционирования края. Чтобы край всегда рассматривался как регион больших возможностей, куда можно эффективно вкладывать инвестиции.

– Какие базовые задачи развития региона планируете обсудить с федеральными ведомствами?

4 мост Enisey– В дни форума пройдет заседание правительственной комиссии по транспорту. Для края транспорт – задача задач. Остро стоит проблема развития авиационного сообщения и рассмотрения полномочий в этой связи. Мы еще не находим полного понимания на федеральном уровне: у других регионов пассажирский транспорт – это автобусы внутри крупных городов и пригородный железнодорожный транспорт. Для нас это задача легко решаемая. А вот наличие Хатанги, Игарки, Мотыгино, Туры, Туруханска – территорий, для которых авиационный транспорт – основа, требует дополнительных усилий. У нас десяток аэродромов, их надо содержать, профессионально эксплуатировать, развивать. В госкомпании «КрасАвиа» около 50 самолетов и вертолетов – это огромная работа, большие финансовые затраты. На правительственной комиссии мы обсудим эту проблематику.

Равно как и тему развития арктического Севера, которая для края актуальнее, чем для других регионов. Ну и, конечно, ряд краевых проблем, связанных с научно-инновационным развитием.

– Каждый КЭФ «рапортует» о подписании большого числа протоколов о намерениях, договоров между бизнес-структурами и правительством края. Кризис вносит свои коррективы, ждать ли важных соглашений сегодня?

– Не перечислю всего, но думаю, будут подписаны соглашения в сфере переработки сельхозпродукции, развития горнодобывающей промышленности. Несмотря на сложности в экономике, интерес со стороны инвесторов к Красноярскому краю не ослабевает. Есть предложения совершенно инновационного характера. Ко мне, например, обратилась компания с предложением развивать необычный, основанный на абсолютно новых технологиях монорельсовый транспорт.

Обновить сознание

– Реально ли сегодня, с учетом экономической ситуации – резкое падение рубля, снижение бюджетных поступлений, – рассматривать такую долгосрочную перспективу? Мы в семье-то не можем спланировать будущее даже на год-два вперед...

– Это мнение достаточно характерно, в том числе и для государственных структур, и для научных кругов. Но у меня другая позиция. Стратегия – это не план действий, это образ будущего и понимание того, как к нему двигаться. В этом наша бытовая жизнь мало чем отличается. Разве падение рубля повлияло на ваше понимание того, какими вы хотите видеть своих детей и их дальнейшую жизнь? Нет. Это планы, которые не зависят от сегодняшней ситуации. Я убежден, чем точнее мы понимаем будущее через 15–20 лет, тем точнее будем в управленческих решениях сегодня. То, что мы с вами сейчас переживаем, это результат наших собственных ошибок, которые мы совершили в 80-х, 90-х и нулевых годах. Именно тогда мы что-то сделали без ясного представления о будущем, вот и стали заложниками ситуации.

Я хорошо помню 90-е годы, когда не было зарплат, пенсий – действительно жили одним днем. Тогда было трудно в долговременные планы заложить созидание. Сейчас ситуация другая. Стратегия, ко всему прочему, это и «поле запретов»: нужно понимать, чего сегодня делать нельзя, чтобы уверенно развиваться завтра.

– И чего же нельзя делать сегодня?

– Прежде всего не надо полагать, что сегодня мы все делаем правильно. Нужно настроить себя на обновление сознания и подходов. Это очень трудно дается – сознание опять привязано к сегодняшнему моменту. И в семье стало труднее строить планы – перестали видеть картину будущего из-за поглощенности проблемами дня. То же самое происходит и в управленческой деятельности. Человек настолько связан каждым конкретным днем, что его сознанию не удается вырваться за пределы обыденного. А я убежден, повторюсь: чем сложнее ситуация, тем больше потребность в стратегии.

Есть еще один управленческий принцип, который можно приложить к обыденной жизни. Многие проблемы можно решить дополнительными деньгами. А что делать, когда их нет? Нужно обновлять подходы: изменить какие-то ценности, привычки. Вот в 2015 году при очевидном снижении жизненного уровня выросли банковские депозиты населения. Люди уменьшили потребление: не за кредитом идут и покупают, покупают, покупают, а что-то теперь откладывают – произошло изменение приоритетов. Так и в любой управленческой деятельности. Возвращаясь к форуму, надо сказать, что главным его результатом должно стать обновление сознания каждого участника.

Создать образ будущего

– Каковы основные линии стратегии-2030? Понятно, нужно «слезть с нефтяной иглы», уменьшить сырьевую зависимость, но ведь не только...

Новый детсад– Стержневую задачу вы точно сформулировали. Но если говорить о главном, стратегия должна быть сфокусирована на человеке. Задача развития – повышение качества жизни. Это может произойти только за счет экономического роста, утверждения новой структуры экономики. При этом я противник противопоставления экономики ресурсной и технологичной. Нефтегазовая сфера разве не инновационная? Я был поражен, когда на Ванкоре не увидел буровых. Еще не так давно на других месторождениях я поднимался на эти вышки, обмораживая лицо вместе с бурильщиками. На Ванкоре – маленькие будочки и все, остальное – в компьютере.

Ресурсный рынок не может расти высокими темпами. Нельзя себе представить, что каждый год страна может продавать нефти больше на 5–7 %, угля – на 5–10 %. В Красноярском крае добыча увеличивается, в другом регионе – снижается. Для того же, чтобы заметно росло качество жизни, необходимо увеличить ВВП на 4–5 %. За счет чего? Правильно, за счет высокотехнологических сфер и отраслей. Должны быть найдены эти точки роста – они станут основой, так скажем, стратегирования на ближайшие 15–20 лет.

– А какое место в общей стратегии-2030 у Красноярского края?

Крацветмет– На мой взгляд, оно понятнее, чем у других. России в целом трудно рассчитывать на прирост добычи и продаж той же нефти, а вот Красноярский край может и должен – раза в полтора. А это рождение новых поселков, инфраструктуры, и развитие смежных отраслей, и рост бюджетных доходов. Я вообще считаю, что, по логике, краю не обязательно доказывать свою инвестиционную привлекательность: подойди к карте – и увидишь: настоящее Эльдорадо – есть все! Ни одна сфера в экономике себя не исчерпала. Страна вынуждена искать новые точки роста, только за счет нефтегазового комплекса обеспечить необходимый рост ВВП не получится. А мы и там будем набирать эти проценты, и в горнорудной промышленности… «Норникель» наращивает добычу и обогащение, «Полюс-золото» развивает свои проекты. Новые большие планы у Ново-Ангарского комбината по горно-обогатительному комплексу. В лесопереработке – поле непаханое.

Выиграть конкуренцию

– Не споткнутся ли эти грандиозные планы о кадровую проблему? Хватит рабочих рук в Красноярском крае или будем привлекать мигрантов из ближнего зарубежья?

нефть– Действительно, развитие края напрямую связано с социальной привлекательностью. Надо, чтобы люди хотели здесь жить. Чтобы у красноярца было ощущение, что это лучшее место на земле и нет смысла детей отправлять в Москву, Петербург, за границу. Чтобы хотели приезжать извне. Обсуждение стратегии вряд ли обойдет тему необходимости прироста населения края. Я считаю, нас к 2030 году должно быть больше на 300 тысяч человек. Это очень большая цифра. И эксперты будут со мной спорить. Но мы уже сегодня где-то на 10 тысяч в год «растем». Важно правильно задачи поставить. Первая – чтоб край люди не покидали. Вторая – чтоб увеличивался набор в наши ведущие университеты. Я соберу сюда самых образованных, мотивированных молодых людей. Именно поэтому бьюсь над тем, чтобы СФУ не выходил из разряда топовых. Мы недавно первыми в стране получили право на создание опорного инженерно-технологического университета. Сила университетов, сила научных школ будет определять нашу конкурентоспособность в будущем. А наша задача – обеспечить выпускников хорошей работой, зарплатой, чтобы все у нас и оставались.

– Кто к нам поедет, зная наши экологические проблемы?

– Нет городов, где бы подобных проблем не существовало. У нас не столько заводы загрязняют атмосферу, сколько автомобили и ТЭЦ. Но и этот вопрос мы должны решить. В стратегии мы пишем: ни одного дополнительного «вредного» производства не будет построено в городах, уже испытывающих большую нагрузку на экологию. А энергетику в городах надо перевести на природный газ и ужесточить требования к автомобильному топливу.

– Кем в краевой стратегии будут представлены высокотехнологичные отрасли?

– Железногорское АО «Информационные спутниковые системы» сейчас в самом начале пути. Эта сфера – главный тренд развития, ведь в России мы почти монополисты. И здесь будут очень большой государственный и очень большой рыночный заказы. Я уверен, космические аппараты, информационные системы будут интенсивно расширять рыночный сегмент. Горно-химический комбинат осваивает новый вид атомного топлива и тоже сможет выйти на мировой рынок. В переработке сельскохозяйственной продукции у нас огромные перспективы. А поскольку мы ставим в качестве особого, безусловного приоритета науку, образование, культуру, значит, появится много творческих сфер.

Конференция СФУНа форуме мне хочется максимально закрепить вектор, который предполагает усиление Красноярского края как центра современной науки, образования и экономики. Мы подготовили очень содержательную конференцию на базе Сибирского федерального университета, вызвавшую большой интерес и у ученых, и у экспертов, и у общественности. Она прошла накануне КЭФ. На ней тоже рассматривали проблематику стратегии развития на 15 лет, но с максимальной привязкой к восточной территории страны – к Сибири, Красноярскому краю. Наша цель – максимально активизировать научное сообщество в решении наших общих задач.

– Аркадий Дворкович на пресс-конференции, посвященной КЭФ-2016, заявил: «Глядя на опыт прошлых лет, могу сказать, что значительная часть выработанных на Красноярском экономическом форуме рекомендаций превратилась в конкретные действия правительства». Можно ли сказать то же самое о краевом правительстве?

Boguchanskaya– Я уверен, мы многое возьмем с этого форума, с этих дискуссий. Мне хочется, чтобы эксперты обговорили появившееся у населения настроение к сбережению средств. Вспомните, мы проходили длительный этап агрессивного потребления. Даже вставал вопрос о системной проблеме: неудержимый рост потребительских кредитов и такой же – невозвратов.

– Эта проблема еще и сейчас очень острая.

– Это инерция, – такой агрессивной активности, чтобы люди буквально гонялись за потребительскими кредитами, уже нет. Я очень жду обсуждения этого явления, и оно приведет к целому ряду решений. Невозможно будет на форуме обойти и вопрос межбюджетных отношений – большой закредитованности регионов, растущего внутреннего долга. Нам важно правильно выстроить дальнейшие действия в этом отношении.

Интересны решения и оценки экспертов и по теме приватизации госсобственности. У края большие активы – нам нужны точные решения: что оставляем и используем как текущий доход – некоторые активы способны приносить миллиарды доходов бюджету региона. Отказываться от них, продавая на волне резко упавшего рубля, не вижу смысла.

В то же время мне нужны экспертные оценки инвестиционного спроса. Все говорят, сейчас время для инвестиций неподходящее. А у меня ощущение, что у бизнеса есть свободные ресурсы – депозиты возросли не только у населения, но и у юридических лиц. Но ведь бизнесу важно структурное обновление, и, может быть, кто-то готов купить какие-то активы. За этим на форуме тоже буду внимательно следить. И, конечно, вся эта форумная система коммуникаций трансформируется в определенные решения.

Вызвать гордость

– В интервью, предваряющем прошлогодний КЭФ, вы говорили, что не со всем согласны в организации форума, что он должен вовлекать всех – научное, культурное сообщество и стать своего рода двигателем во всех сферах…

– Научная конференция «Сибирский плацдарм», о которой я говорил, – один из результатов этого. Предусмотрено заседание ассоциации инновационных регионов. Состоится множество круглых столов, мозговых штурмов для самых разных экспертных кругов: представителей финансового сектора, туристической отрасли, ЖКХ и градостроительства, университетского сообщества, журналистов и IT-специалистов, даже ученых в области углехимии. В общем, программа форума намного насыщеннее, чем в прошлом году, невзирая на более сложное время. Мы в любом случае будем идти дальше. Мне хочется, чтобы конференции во время КЭФ проходили на самых разных площадках. Я хочу, чтобы Красноярск жил этим, чтобы красноярцы гордились своим форумом.

0 комментариев


Оставить комментарий
  • Защита от автоматических сообщений
 
статьи
 Налоговая служба 
Инфографика