Присоединяйтесь к нам:
24 Сентября
21:42 

Едем в отпуск: заграница или Россия?




Едем в отпуск: заграница или Россия?


Одна из особенностей нашего времени заключается в том, что тема отдыха не закрывается круглый год – к началу летнего сезона наблюдается лишь ее обострение. Неудивительно, ведь российские отпускники прочно встроились в мировую туриндустрию, есть возможность позагорать на жарком пляже зимой, покататься на горных лыжах летом – достаточно найти подходящую точку на земном шаре. Качественный отдых у нас в основном ассоциируется с другими странами. Однако в последнее время о России заговорили как о перспективном конкуренте ведущих туристических держав. А тема эта – многогранная, в ней задействована не только макроэкономика, но и наши личные деньги, впечатления, мечты…

Отдых – не наш конек

Слышала удачную шутку: «Турция – это для тех, у кого не хватило денег на Шира».

Не могу назвать себя фанаткой комфорта, но с тех пор, как впервые отдохнула за границей – а было это лет пять назад, – появилась во мне твердая убежденность: отечество наше для отдыха не предназначено. Для чего угодно, а для отдыха – нет.

История моего открытия

заграничный отдыхДело не в отсутствии патриотизма: просто отпуск – слишком ценная штука, чтобы его промотать и, хуже того, потратить на ненужные переживания.

Хотя сравнительно недавно все было с точностью до наоборот. Как человек, который всегда зарабатывал не слишком много, я была уверена, что мой отпускной удел – дача, ближайшие санатории, а раз в несколько лет – нижегородские деревенские родственники – т. е. та же самая дача, только намного дороже. Ну и, само собой, дикий – во всех смыслах! – на хакасских озерах. Помню, пару раз удавалось съездить по профсоюзной путевке за половину цены, но в остальных случаях приходилось копить или залезать в долги. За границей тогда отдыхали многие, в том числе и мои коллеги, но я считала, что до их уровня благосостояния пока не дотягиваю… Как выяснилось, смотрела я не туда, не так и вообще была не права.

Все изменилось в один момент: моя подруга настойчиво, даже нудно, уламывала меня составить ей компанию на неделю в Турцию, и в конце концов добилась своего. Согласилась я потому, что ссориться не хотелось, тем более что загранпаспорт у меня был получен по какому-то случаю, пользовалась я им только раз для деловой поездки в Китай, срок действия документа заканчивался, и я решила: была не была, не пропадать же добру. К тому же было у меня сколько-то тысяч, которые я копила на давнюю мечту – поездку в Питер.

Лавинообразная переоценка ценностей произошла после визита в турагентство, ну и после самой поездки. Выяснилось, что транжирой была я, а не мои коллеги, – они-то как раз были люди экономные и вообще разумные. Хотя бы потому, что тех денег, которые я потратила на перелет, гостиницу, еду, развлечения и прочий «олл инклюзив», мне бы едва хватило на билеты в северную столицу.

Понимаю, что рассказываю сейчас о вещах очевидных – все это лишь для того, чтобы показать: самые очевидные человеческие заблуждения находятся на поверхности. Турция, а также Таиланд, Египет и прочий среднеуровневый загрантуризм – это действительно для тех, у кого не хватает средств снять койку в дачном домике поселка Жемчужный – аккурат напротив помойки, которую я, кажется, запомню навсегда.

География – это приговор

сибирский отдыхКороче говоря, с той поры отпуск у меня ассоциируется исключительно с заграницей (разумеется, доступной), и ничего постыдного и тем более непатриотичного я в этом не вижу. Не я виновата в том, что моя мечта поездить вдоволь по моей собственной стране так и осталась мечтой.

Как говорил Наполеон, «география – это приговор». Конечно, приятно, когда тебе регулярно напоминают, что ты живешь в Красноярском крае, который «центр России», но есть у этой гордости и оборотная сторона. А заключается она в том, что до нас, как у Гоголя, «из какой губернии не скачи, в три недели не доскачешь». Вряд ли можно спорить с тем, что у обычного жителя Калининграда неизмеримо больше возможностей провести отпуск в Европе – а вот Таиланд, а тем более вулканы Камчатки для него уже роскошь. Моя однокурсница живет в Благовещенске, объездила всю Юго-Восточную Азию, а Китай вообще посещает по выходным, называет его «соседней деревней», – и при этом мечтает побывать в Эрмитаже, который для нее на краю света.

Более того, готова верить оптимистическим прогнозам на нынешний курортный сезон в Крыму, но с оговоркой – это приятная новость для жителей европейской части России (они в крайнем случае могут на своих машинах добраться), но не для обитающих к востоку от Урала, тем более красноярцев. Наши цены на авиабилеты (да и железная дорога ничуть не лучше) способны прихлопнуть любые достижения туристической отрасли. Субсидии, которые выделяются, для сибиряков, во-первых, капля в море, а во-вторых, кто бы подсказал, из какого чудесного ларца достают эти билеты? Которые до 40 тысяч туда-обратно – я знаю, а субсидированных не видела…

В итоге для меня, жителя российской «середки», приемлемым вариантом приличного отпуска остается тот самый иностранный продукт, где все включено, – и это не каприз, а реальность, причем не только для меня одной.

Не вижу проблемы

Хочу высказать крамольную мысль: отечественная туристическая отрасль никогда не сможет конкурировать с турецкой, тайской, египетской, европейской. Причем никакой трагедии для державы и меня лично я здесь не вижу.

Есть страны, которые не выпускают автомобилей собственной разработки (кстати, Турция), не имеют своей космической промышленности, – и это, мягко говоря, не последние страны. В Японии, например, нет ни капельки нефти, соответственно и нефтяников кот наплакал, а «швейцарский моряк» – вообще анекдот, причем бородатый. Ничего, живут себе, покупают то, что другие производят, и не комплексуют при этом.

Тем более наша неконкурентоспособность происходит вовсе не оттого, что у них – чистота и культура, а у нас – грязь и бескультурье: мы все можем, если захотим.

Но тот же турецкий туризм (который ругают уже от пресыщенности) пестовался десятилетиями: тамошние власти и предприниматели понимали, что это не просто сезонный приработок, а гигантская отрасль, которая может приносить стране доход, сравнимый по значимости с нашей оборонкой или космосом. И потому есть резон направлять в эту отрасль общегосударственные усилия.

В России для того же эффекта придется многое ломать – прежде всего чудовищную транспортную схему, изначально заточенную на то, чтобы соединять не города друг с другом, а Москву с периферией размером в седьмую часть суши. Поэтому мы, провинциалы, и плачем, когда смотрим на цены и тем более сравниваем их с заграничными – от нас долететь до Норильска дороже, чем до Сиэтла, перелет из Анкары в Стамбул втрое дешевле рейса Красноярск – Кызыл. Переделке наш транспортный колосс вряд ли подлежит (а ведь это только часть многогранного вопроса), прибавьте к этому отсутствие традиции, на формирование которой нужен не год, не два и не пять, и поймете, что вряд ли государство наше будет развивать туризм так же усердно, как тайцы и турки…

А насчет «гигантского туристического потенциала Красноярского края» – пока это дело далекого будущего. Сейчас наблюдаем определенный набор санаториев – в основном для льготников, а для иностранцев – экзотика. Лет пять назад писали в газетах, как приехал к нам один американец, который любит охотиться на медведей, но не с ружьем, а с луком: организовали ему спецтур, убил он мишку, паразит…

Другое увлечение этого американца – коллекционирование самолетов. Вот для таких, может, и стоит раскрывать наш потенциал.

Маргарита ЮРЬЕВА

Цифры

Россия в 2009 году занимала 59-е место в рейтинге туристической привлекательности. В 2014 году РФ опустилась в данном рейтинге на 63-ю позицию.

По данным Красстата, два года назад все красноярские турфирмы отправили на отдых 137 тысяч человек, из них более 112 тысяч предпочли заграничные курорты. На первом месте по популярности Таиланд (35 %) и Турция (23 %).

  Да ничем не хуже!

Человек может восполнить недостаток витаминов фруктами и овощами, растущими только в той местности, где он живет.

ЕргакиПолучается, что для сибиряка пучок черемши полезнее ящика лучших марокканских апельсинов, хотя последние вкуснее.

Теорию эту я упомянул потому, что уверен – ее можно перенести и на теорию отдыха. Какие бы ни приводили цифры и факты, свидетельствующие, что за границей все лучше и всего больше, как бы ни призывали раскрыть глаза и взглянуть в лицо правде – я со всем этим соглашусь, но останусь при своем мнении: отпуск лучше проводить дома.

Дома – не обязательно в своем регионе, а в России вообще. Я не раз бывал за границей, тем более не принадлежу к тем клиническим патриотам, которые, оказавшись на чужбине, не выходят на улицу, чтобы не помереть внезапно от приступа ностальгии, – нет, там много интересного, хорошего, в том числе людей. С другой стороны, я не собираюсь расписывать в подробностях нечто очевидное, ожидаемое – например, прелести рыбалки на тихом озере, костерок, мужики, гитара, сто граммов под уху, и ничего больше в жизни не надо… Нет, надо: разнообразным должно быть не только питание, но и впечатления, это медицинский факт. Но именно сомнения в разнообразии заграничных впечатлений (а валяться неделями на пляже я не могу, для меня это пытка) породили во мне уверенность, что дома отдыхать лучше.

Бедная заграница

Когда я встречаю людей, которые начинают хвастливо перечислять, сколько стран они видели, то все время хочется их поправить: милые, вы не о том говорите. Чтобы увидеть именно страну, надо в ней пожить хотя бы год, выучить язык, или совсем в нее уехать – эмигрировать то есть. Видели вы не страну, а гостиницы, кафе, шведские столы, менеджеров, продавцов побрякушек для заезжих и на них же ориентированных попрошаек и мошенников. Вы видели тамошние магазины, которые сейчас ничем не отличаются от наших, автобусы для вашей транспортировки, водителей в униформе и в чем попало, официантов, гидов, которые уже языки обмозолили, рассказывая одно и то же. Вы слышали дежурные, специально для вас сочиненные хохмочки под видом красивых местных легенд, поваров, готовящих эксклюзивнейшие национальнейшие блюда по древнейшим рецептам, найденным на глиняных черепках и переведенным с шумерской клинописи как раз перед вашим приездом, ведь вас так ждали… Все это замечательно и поначалу действительно впечатляет, но так или иначе – одинаково. Лучше или хуже – принципиального значения не имеет. Нет персонажа более отгороженного от подлинной жизни страны, чем иностранный турист. Потому что попадает он не в страну, а в индустрию, для которой является хоть и очень важным элементом, но проходным, даже валовым, и все, что он должен увидеть, выпить, съесть, почувствовать, уже давно спроектировано и отработано. До сих пор помню, как лет двадцать назад наблюдал в старом Катманду милейшую сцену: вышла из своего старинного дома красивая индусская женщина, разделась до пояса, намылила голову и начала лить на себя воду из медного кувшина. «Что поделаешь – это жизнь», – как бы стесняясь, объяснил гид. Потом я узнал, что та тетенька моется у порога раз пять на дню, работа у нее такая… Люди, которые обслуживают иностранного туриста, в большинстве своем замечательные, но туристу в таком случае следует говорить, что он видел персонал и пакет услуг, а не страну. Тем более если, как на Кубе, он отгорожен от подлинной жизни хоть и красивым, но прочным забором.

Свои сокровища

Тут следует ждать возгласа: а как же достопримечательности? Сокровища мировой культуры – шедевры Гауди, древние крепости, Прадо, Лувр… Ну да, не поспоришь, все перечисленное имеет место. Жаль умереть, не увидев в подлиннике то, что сотню раз видел в копии или на картинке еще в школе. Насчет Лувра вспоминается фрагмент из спектакля Евгения Гришковца «ОдновремЕнно» – там автор в предчувствии многократно обещанного духовного преображения подошел к подлиннику «Джоконды», сорок минут простоял, никакого преображения не дождался, обиделся и ушел… И у меня было нечто похожее, только не в Лувре, конечно.

Зато преображение, причем неожиданное, случилось в Эрмитаже, а точнее в Египетском зале, в середине которого под стеклом лежал жрец бога Тота. Я смотрел на этого человека, умершего около четырех тысяч лет назад и сохранившегося очень хорошо, – и млел от восторга. Восторг происходил не только от чуда созерцания остановленного времени, но – теперь я это понимаю – оттого, что это чудо – мое. Оно в России, это не «посмотрел – уехал – забыл»: как тутошний природный гражданин я буду показывать его иностранцам, гордясь тем, что могу приходить к жрецу хоть каждый день, а они лишь изредка, чаще всего – раз в жизни, как это бывает и с нами, глазеющими на чужие чудеса.

Вопрос государственной важности

Недавно натолкнулся на интересные цифры: из опроса руководителей 1 137 турфирм выяснилось, что ресурсная база внутреннего туризма в России задействована только на 10–15 процентов. Если отвлечься от экономической подоплеки, то это означает для россиян 90-процентную невозможность видеть и знать собственную страну. Свои деньги, а главное – восторги, мы оставляем в других странах, а это тенденция хоть и неочевидная, но очень нехорошая. Лучшие впечатления и воспоминания должны быть связаны со своим, а не чужим домом – это нужно, чтобы дом устоял, чтобы хотелось его улучшать и украшать.

Просчитать потребность ездить по России вряд ли возможно (не встречал таких цифр), но она есть, и довольно большая.

– Недавно услышала от наших клиентов, которые наелись уже заграницы: да мы же почти нигде в России не были, а тут столько интересных мест! – призналась тур-менеджер Наталья Никонова. – Карелия, Кижи, Питер, Москва, Сибирь, Камчатка, Байкал, Урал, Алтай, Север – где все это?

Косвенно о величине потребности отдыхать в своей стране свидетельствует рост внутреннего туризма после возвращения Крыма – свидетельство, продиктованное вовсе не подорожанием доллара. Ялта по-прежнему остается дороже Аланьи даже для москвичей, не говоря о сибиряках. Мотив простой – хочется! Был Крым в другой стране – не так хотелось, а теперь готовы часами, сутками простаивать в очереди на паром до Керчи. Потому что – свое.

Практически все руководители турфирм называют главную причину заброшенности внутреннего туризма – отсутствие радикальной господдержки. В общем-то, об этом просит любой бизнес, но, по-моему, здесь тот случай, где не стоит отказывать, поскольку это вопрос государственной же важности. Конечно, возможности у регионов разные, и, например, Красноярский край никогда в этом отношении не сравнится с Краснодарским. Но надо хотя бы вспомнить, что еще в 80-х годах, когда никакого туризма, кроме внутреннего, считай, не существовало, сибирских школьников возили по профсоюзным путевкам в столицы, а пассажирская флотилия во главе с «Антоном Чеховым» доставляла на Север более полутора тысяч туристов за сезон. «Чехова» продали, невыгодно… А то, что выросло поколение сибиряков, не видевших Енисея, – это какими деньгами измерить?

Иван ПЕТРОВ

Прямая речь

По словам главы Ростуризма Олега Сафонова, рост внутреннего туризма в этом году может составить от 30 до 50 процентов. Многие туристические компании разрабатывают пакетные туры путешествий по России.

– Туроператоры выездного туризма обратили внимание на путешествия по стране, что свидетельствует о перспективах внутреннего рынка и перестройке структуры российского туризма. Теперь мы можем предложить нашим гражданам конкурентоспособный продукт международного уровня.

Прогноз

По данным Всемирной туристской организации, к 2020 году приезд в Россию станет одним из самых популярных туристских направлений.

Не просто турист, но и соотечественник

КрымВесной горькие стенания раздавались из уст многих, кто привык к заграничным курортам: из-за курса валют позволить себе очередную поездку смогли не все. Искренне страдала и моя знакомая. Чтобы совсем не остаться без отдыха, она решила поехать в Крым.

Спустя несколько недель прислала мне письмо с восторгами по поводу воздуха, доброжелательности людей и условий. В следующем году она не видит смысла даже планировать Европу.

Крым для меня – особая тема. В прошлом году без труда купила билеты за 18 тысяч. За 750 рублей в сутки сняла номер квартирного типа – с ванной и кухней на двоих в мини-гостинице в самом центре Ялты. В этом году также сделала несколько звонков и нашла билеты за 14 тысяч рублей – правда, уже только на сентябрь. Была мысль поехать на Алтай – и тут вспомнила, что существует программа по субсидированию местных маршрутов. Сейчас запланировала уникальный тур по краю – нашла специалистов, уточнила детали. По цене – доступно, по впечатлениям – несравнимо ни с какими заморскими курортами. По крайней мере, для меня.

Плюсом идет невероятное ощущение сопричастности, какого-то глубинного родства со всеми людьми, которые встретились на пути. Ты для них не просто турист, но еще и соотечественник. Не было случая, когда бы мне не подсказали, где дешевле и качественнее. Помню, как я ворвалась в один из музеев, который уже закрывался для посетителей, и упросила провести экскурсию для меня одной: я живу за 4 тысячи километров, и не ясно, смогу ли еще раз приехать сюда.

Несколько лет назад мы с подругой, приехав в уникальное по красоте место на юге края, не захотели проживать на турбазе – слишком спартанскими там показались условия – и постучали в первый попавшийся домик. Не знаю, смогли бы принять нас лучше самые близкие люди, чем это сделала совершенно незнакомая бабушка Аня.

Не все у нас идеально, это да. Но и утверждать, что везде плохо и дорого, не возьмусь. Хотя тоже знаю, как испортить себе выходные – приехать, к примеру, на Беле в разгар сезона. Поставить палатку рядом с группой людей, которые любят заводную музыку все 24 часа в сутки. Но зачем? Чтобы в очередной раз сказать, что не доросли мы еще до заграницы? Есть миллион разных вариантов. Нужно просто уметь их искать. И то, что кому-то легче прийти в турагентство и купить тур, чем потратить время на поиски информации и подбор маршрута, еще не говорит о полной несостоятельности отрасли в родной стране.

Светлана АЛЕКСАНДРОВА

0 комментариев


Оставить комментарий
  • Защита от автоматических сообщений
 
статьи
 Налоговая служба 
Инфографика