Экзамен по иностранному языку станет обязательным для всех девятиклассников уже в 2020 году. А в 2022-м появится обязательный ЕГЭ. Таково требование нового образовательного стандарта для старшей школы. Времени остается немного. Хорошо бы задуматься уже сейчас: насколько готовы к этому школьники и педагоги?

Говорить об общем уровне знаний иностранного сложно: ЕГЭ по английскому сдает примерно 8–9 процентов выпускников ежегодно. Их результаты не особенно показательны – речь идет о детях, которые в большинстве своем долго занимались и планируют сами поступать на факультеты иностранных языков. А что же другие? У подавляющего большинства моих знакомых ребенок занимается языком с репетитором. И чаще всего для того, чтобы просто усвоить школьную программу. С математикой и обществознанием родители еще способны помочь сами, но вот модальные глаголы и времена в английском многих ставят в тупик.

И хотя невозможно не признать, что общий уровень владения языками сейчас у школьников значительно повысился, проблемы обучения еще остаются.


Какие минусы видят сами родители?
– Проблема в том, что английский язык начинают преподавать слишком рано для ребенка, – убеждена Наталья, мама десятилетней школьницы. – Во-первых, в таком возрасте у некоторых детей отсутствует навык правильного произношения родных русских звуков. А в английском сложная фонетика, часть звуков уникальна, не имеет аналогов в русском. Ребенку сложно понять, что артикуляционный аппарат при этом должен работать по-иному. В учебниках сразу начинают знакомить с транскрипцией – такие знаки необходимо еще выучить и уметь соотносить со звуками. И это в младших классах, когда некоторые еще путают русские буквы. Наконец, задания не соответствуют уровню подготовки. К примеру, найти существительные третьего лица. Каким образом? Они вообще еще не знают, что такое третье лицо даже в родном языке. Программа может в разных школах сильно отличаться. Нам пришлось обратиться к репетитору, как раз когда мы перешли в другую школу. Я изучала язык и могу ей помочь – но она сама не хочет. Все эти методики привели к тому, что дочь просто ненавидит предмет.

Впрочем, если даже министр образования РФ Ольга Васильева сказала: «С ужасом думаю про 2020 год, который уже не за горами, как у нас девятые классы придут к сдаче английского», – то что говорить о родителях и самих учениках?

В какой форме будет проводиться экзамен, еще не ясно. Вполне возможно, что его – по сравнению с современным ЕГЭ – значительно упростят.

С другой стороны, быть может, введение обязательного экзамена по иностранному повысит ответственность учителей за знание детьми их предмета? Или хотя бы обратит внимание на существующую проблему – уровень преподавания языка, – ведь далеко не у всех есть возможность заниматься дополнительно. И тогда в школах, которые еще пока отстают по преподаванию предмета, что-то на самом деле начнет меняться. А пока в большинстве случаев складывается впечатление, что государство впустую тратит деньги, ученик – сотни часов на протяжении почти десяти лет.
Так почему же школьники вынуждены обращаться к репетиторам? И какие проблемы в обучении видят сами педагоги?
Елена Пашкова, репетитор, опыт работы – более 35 лет:

– Есть федеральный стандарт, по которому строится обучение, но при этом – огромное количество учебников. Причем многие из них сложны для обычного ученика. У всех детей, которые занимаются у меня, разные учебники и по подаче материала, и по структуре. В результате, когда ребенок меняет школу, нередко вместо отличника по английскому становится троечником. У меня было много заявок именно из-за такой ситуации. Еще одна причина – недостаточная заинтересованность педагогов в результате. Я сама работала в школе, и для нас было совершенно естественным оставить ребенка после уроков, если он из-за болезни пропустил несколько уроков или чего-то не понял. Сейчас же это вообще исключено. Ко мне приходили дети, которые после серьезных заболеваний не могли самостоятельно нагнать сверстников: родителям приходится искать репетитора, потому что в школе в помощи отказывают. Наконец, у детей страх перед учителем. Привели девочку, которая вообще боится что-то сказать по-английски, боится поднять руку: она постоянно слышит на уроке – ты ничего не понимаешь, ничего не знаешь. Честно говоря, приходится порой вначале работать психологом, а уже потом – педагогом.

Ольга Шмидт, заведующая центром иноязычного образования Красноярского института повышения квалификации, председатель региональной комиссии ЕГЭ по английскому языку:

– К репетиторам массово прибегают в старшей школе во время подготовки к ЕГЭ. Еще одна из причин – недостаточный уровень методической грамотности педагога. Я считаю, что вузы, выпуская учителей, не обеспечивают их хорошим комплексом методик, необходимых для того, чтобы ребенку было интересно на уроке. И получается: сам учитель язык знает, но научить не может. Если он заходит в класс и говорит – «читаем и переводим», то никогда результата высокого не будет. Сегодняшний образовательный стандарт по иностранному предполагает и чтение, и аудирование – понимание речи на слух, и говорение, и письмо. Это раньше в фокусе была лексика и грамматика, а сейчас – решение коммуникативной задачи, ученик должен использовать язык как средство общения. И учителю нужно на уроке привлекать всех к работе, а не только двоих-троих самых активных. Тогда не надо будет нанимать репетитора, потому что с ним интересно заниматься и есть результат, а в школе – нет. Думаю, с введением обязательного экзамена ситуация в крае будет плачевная. У нас дефицит преподавателей. И они зачастую, чтобы обеспечить себе нормальную зарплату, вынуждены работать не на одну ставку, а на полторы или даже две. В таком случае наступает профессиональное выгорание, когда внутренних ресурсов на преподавание во второй смене уже не хватает.

Елена Труфанова, победитель конкурса «Учитель года Красноярского края» в 2018 году, преподаватель английского в лицее № 102 Железногорска:

– Говорить, что изучение иностранного невозможно без репетитора, – это крайность, на мой взгляд, хотя предмет не очень легкий. Но вообще школьная программа по любому предмету рассчитана на самостоятельное освоение, без помощи репетитора. Другое дело, что ребенок должен заниматься систематически, а не время от времени. Возможно, вопрос еще и в учебниках: мы связаны определенным списком. Тут нужно еще помнить: дети – большие манипуляторы. Им легче сказать, что они ничего не поняли, чтобы не напрягаться самостоятельно.

Я всегда говорю родителям: приходите на урок, посмотрите, чем мы занимаемся и как ваш ребенок включается в процесс. Ни один еще не пришел. И тут, наверное, просто желание переложить ответственность на репетитора: мы вам платим – научите.

Если же говорить о подготовке к ЕГЭ, то у нас вообще в рабочих программах нет такого пункта. Тут же еще речь о формате идет. Ребенок может очень хорошо говорить на уроке, прекрасно выполнять упражнения, которые я здесь ему предлагаю, но не показать хороший результат на экзамене, потому что задания там достаточно специфичны – и по оформлению в том числе. Допустим, в разделе «говорение» нужно обязательно употребить клишированные фразы, эссе пишется в рамках определенной структуры и т. д. Тут надо искать варианты – к примеру, договариваться о дополнительных часах. Как правило, у нас это происходит именно так, завуч идет навстречу. И мы уже целенаправленно готовимся к экзамену.

ОБСУДИМ ВМЕСТЕ
Уважаемые читатели!

А что, по вашему мнению, необходимо изменить в изучении иностранного языка в школе?

Возможно, именно у ваших детей нет никаких сложностей с этим предметом и вы можете поделиться опытом с другими родителями? Насколько оправдан новый обязательный экзамен? Оставляйте свои отзывы под статьей на нашем сайте.

№ 32 / 1015

Комментарии:

Все поля обязательны для заполнения