Тамара Афанасьевна Владимирова из села Денисово Дзержинского района позвонила в редакцию после выхода материала «Если дом – призрак» (№ 15 от 2 марта 2018 года). Женщина пожаловалась: несмотря на существование закона «о приобретательной давности», не может оформить в собственность дом, в котором живет уже 15 лет.



Тамара Афанасьевна рассказала нам: в 2001 году сгорел дом, в котором они с мужем жили много лет. Погорельцы вынуждены были переселиться в пустующий дом умершего родственника (дяди мужа). С тех пор прошло 15 лет, умер супруг, и женщина решила узаконить строение. Но ей это не удалось. Районный суд постановил: необходимо подождать еще три года, только по истечении этого срока дом могут отдать в собственность.

– Мало того что дом не могу узаконить, так мне никто не помогает, – возмущается пенсионерка. – Я инвалид второй группы, дочь погибшего воина Великой Отечественной войны. Ремонт делать нужно – полы проваливаются. А мне даже субсидия не положена.

Тамара Владимирова просит дать ей благоустроенную квартиру в Красноярске – сама себя обслуживать уже не может. Но, к сожалению, пенсионерка не отвечает условиям ни одной социальной программы, по которой положена подобная помощь.

– Право на улучшение жилищных условий имеют вдовы участников Великой Отечественной войны и сами участники, а также инвалиды по общему заболеванию, вставшие на учет как нуждающиеся в улучшении жилищных условий до 1 января 2005 года, – поясняет нам руководитель управления социальной защиты населения администрации Дзержинского района Андрей Данилов. – Мы рекомендовали Тамаре Афанасьевне обратиться в сельсовет для постановки на учет, но она этого не сделала. Другие меры соцподдержки она получает – субсидии на оплату электроэнергии и твердого топлива – дров. Несколько раз мы выделяли Владимировой материальную помощь.

Андрей Юрьевич говорит: у пенсионерки есть два сына – живут в своих квартирах (один в Красноярске, другой в Дзержинском). Если бы ситуация с жильем у матери была совсем аховой, дети забрали бы ее к себе.

Тамара Афанасьевна предпочитает сама защищать свои права, к детям за помощью обращаться не хочет, говорит: они и сами больные, инвалиды. Но пока у нее это не получается. Пошла в сельсовет по совету работников управления социальной защиты, чтобы встать на учет как нуждающаяся в улучшении жилищных условий, те собрали комиссию – пришли в дом, посмотрели и аварийным его не признали.

– Денисово стоит на болоте, полы у всех играют, – говорит член комиссии, сотрудник сельсовета Елена Путилина. – А дом у Владимировой хороший – потолки не рушатся, полы не проваливаются. Везде чистенько – покрашено, линолеум постелен, печка беленькая, как игрушечка. У нас и похуже люди живут. Как признать такое строение аварийным? Тамара Афанасьевна давно у нас просит благоустроенное жилье, но в нашем селе нет таких домов.

В Денисово чуть больше 300 домов, муниципальных семь квартир, в которых живут учителя местной школы. Очередь нуждающихся в улучшении жилищных условий двигается медленно: в селе давно ничего не строят.

– У нас проживают и постарше старики, и совсем одинокие, оставшиеся без родных, но понимают ситуацию – не требуют, – говорит Елена Путилина. – Мы отправили в управление социальной защиты населения района документы на предоставление Владимировой адресной материальной помощи.

Сейчас пакет документов рассматривается в администрации Дзержинского района. Как пообещал нам Андрей Данилов, уже в этом месяце пенсионерка из Денисово получит 10 тысяч рублей на ремонт дома.

Почему 18 лет?

По закону, если гражданин не является собственником недвижимости, но добросовестно, открыто и непрерывно владел этим имуществом как своим в течение 15 лет, то он приобретает право собственности на это имущество.

Мы не знаем всех обстоятельств рассмотрения в суде дела о передаче в собственность Тамары Владимировой дома. В сельсовете рассказывают, что пенсионерка уже дважды обращалась в судебные органы. Сначала не смогла доказать родственную связь с дядей умершего мужа, в чьем доме проживает (все документы сгорели). Затем суд предложил ей подождать еще три года. За это время подойдет срок «приобретательной давности».

Как говорят юристы, возможно, это произошло из-за того, что по закону сроки приобретения по давности (указанные в пункте 1 статьи 234 Гражданского кодекса РФ) начинаются после истечения сроков для истребования вещи по виндикационному иску (иск об истребовании имущества его собственником из чужого незаконного владения) – через три года. Причем сам по себе факт предъявления или непредъявления виндикационного иска не влияет на отсчет даты начала течения срока приобретения по давности. То есть оформить в свою собственность такое имущество можно, действительно, только через 18 лет.

Автор: Елена Лалетина     № 30 / 1013

Комментарии:

Все поля обязательны для заполнения