Присоединяйтесь к нам:
21 Июля
09:44 
исправленный1.png

      

       разместить  

«Мы входим в эпоху эпидемии болезней мозга»

«Мы входим в эпоху эпидемии болезней мозга»

Через 10–15 лет число пациентов с болезнью Паркинсона увеличится в два раза, а с болезнью Альцгеймера – в три.

О том, почему до сих пор в мире не вылечили ни одного человека, страдающего этими недугами, и что делают российские ученые, чтобы изменить эту ситуацию, «Известиям» рассказал академик РАН, завлабораторией нервных и нейроэндокринных регуляций Института биологии развития им. Н. К. Кольцова Михаил УГРЮМОВ.

Угрюмов_1.jpg– Насколько сейчас распространены болезни Альцгеймера и Паркинсона? Есть ли действенные способы их лечения?

– Нейродегенеративные заболевания – болезнь Паркинсона и болезнь Альцгеймера – это «эпидемия» XXI века, распространяющаяся на весь мир. Число больных очень быстро растет, и это становится не только медицинской, но и финансовой, экономической и даже политической проблемой.

Это хронические заболевания, которые долгое время развиваются бессимптомно. При этом происходит разрушение отделов мозга, управляющих памятью и социализацией при болезни Альцгеймера и двигательной функцией при болезни Паркинсона. Когда появляются первые симптомы и больной приходит к врачу, лечить уже практически нечего. Именно поэтому до сих пор ни в одной стране не вылечили ни одного больного с этими тяжелыми заболеваниями.

Сейчас врачи во всем мире стремятся поставить диагноз задолго до того, как проявятся клинические симптомы и разрушатся специфические отделы мозга. После разработки доклинической диагностики начнется разработка терапии, которая позволит замедлить гибель нейронов и существенно продлить период комфортной (бессимптомной) жизни больного.

– Какие способы лечения разрабатывает ваша лаборатория?

– Наиболее продуктивен комплексный подход – от познания молекулярных механизмов нейродегенерации (прогрессирующей гибели нервных клеток) и нейропластичности (свойство мозга изменяться и восстанавливаться после повреждения) до подбора лекарственных средств, позволяющих управлять этими процессами.

При нейродегенеративных заболеваниях усиливается активность выживших нейронов. Так, при болезни Паркинсона погибают нейроны, вырабатывающие гормон дофамин, участвующий в регуляции двигательной функции. При этом еще не погибшие нейроны начинают синтезировать больше дофамина.

В нашей лаборатории при изучении болезни Паркинсона удалось открыть принципиально новый механизм нейропластичности – синтез дофамина другими (недофаминергическими) нейронами. Такой путь синтеза отсутствует в норме, но включается при болезни Паркинсона. Задача наших текущих исследований – выяснить, каковы механизмы этого процесса. Это позволит с помощью лекарств продлить период бессимптомного течения заболевания или повысить качество жизни после появления клинических симптомов.

Также мы недавно разработали принципиально новый подход к доклинической диагностике таких заболеваний.

– В чем суть нового подхода?

– В его основе лежит использование провокационного, или нагрузочного, теста, который позволяет выявить скрытую патологию органа за счет обратимого кратковременного повышения его функциональной недостаточности. Это приводит к кратковременному проявлению характерных симптомов у людей с патологией, но никак не влияет на людей в норме. Применительно к болезни Паркинсона мы экспериментально разработали провокационный тест, который обратимо и кратковременно приводит к снижению уровня дофамина и появлению моторных нарушений у животных в доклинической стадии этого заболевания, но не у здоровых животных.

– Как вы относитесь к нелекарственным методам лечения таких болезней?

– При болезни Альцгеймера страдают память и социальная адаптация. При болезни Паркинсона – двигательная функция. В обоих случаях полезны и эффективны специфические тренинги.

При болезни Альцгеймера – когнитивные: вы тренируете память, например, учите иностранные языки и стихи. При болезни Паркинсона – физические упражнения. И то и другое снижает скорость гибели нейронов. Этот подход, может быть, не такой эффективный, как медикаментозная терапия, но у него нет побочных эффектов. Действительно, каким бы хорошим ни было лекарство, как бы умело его ни использовали, оно оказывает побочное токсическое влияние на организм.

– Как меняется количество и средний возраст пациентов с болезнью Альцгеймера и Паркинсона? Есть динамика?

– Сейчас по уровню распространенности лидируют сердечно-сосудистые и онкологические заболевания, но, по данным ВОЗ, через 10–15 лет лидерство перейдет к болезням нервной системы. Так что мы входим в эпоху эпидемии болезней мозга.

Особенно быстро растет количество людей, страдающих именно болезнями Альцгеймера и Паркинсона. Причем рост идет не в процентах, а в разы. Предполагается, что в ближайшие 10–15 лет число пациентов с болезнью Паркинсона удвоится, а с болезнью Альцгеймера – утроится.

– А в чем причины?

– Первая причина – увеличение продолжительности жизни. Риск этих заболеваний после 60 лет резко возрастает. Вторая – внешние вредные факторы. Наличие в воздухе тяжелых металлов и токсинов оказывает влияние на мозг и ежедневно вызывает гибель нейронов. Также гибель нейронов может быть спровоцирована хроническим стрессом – например, связанным с потерей работы, просроченными кредитами, неуверенностью в завтрашнем дне. В этом случае запускается цепочка гормональных реакций, которая приводит к развитию нейровоспалительных процессов в мозге и гибели нейронов.

Кроме того, по непонятным причинам происходит «омоложение» нейродегенеративных заболеваний. Если раньше они клинически проявлялись в основном в возрасте не ниже 60 лет, то сейчас планка опустилась до 45–50 лет.

Фото: pixabay.com, личный архив Михаила Угрюмова

Совместный проект газет «Известия» и «Наш Красноярский край»

0 комментариев


Оставить комментарий
  • Защита от автоматических сообщений
 
статьи
 Налоговая служба 
Инфографика