Присоединяйтесь к нам:
23 Сентября
18:47 

Надежная опора

Красноярский край для страны был таким во все времена


Надежная опора

И не только потому, что огромен по территории и богат природными ресурсами. Главный его капитал – люди, которые стремятся быть в числе лидеров. И у них это получается: самые высокие ГЭС, самые важные предприятия оборонной промышленности, самые высокие космические технологии… Или вот теперь – сельское хозяйство. На кого же еще Родине делать основные ставки?!

Толоконский Сегодня у страны непростой период. Не по своей вине. Заокеанским «друзьям» не очень нравится растущая мощь и самостоятельность России. Стране нужны деньги. И она оборачивается в сторону самых надежных, в том числе – на Красноярский край, самодостаточный и успешный. Повышение отчислений налогов на прибыль увеличится всего на один процент. На один. Но поскольку у края огромный бюджет, значительно больше, чем у кого-либо, один процент составит 3,5 миллиарда. Да на эти деньги мы могли бы много чего построить – некоторые СМИ уже сделали подсчеты: сколько детских садиков, школ… Но разве наши дети живут не в этой стране? Разве ее общее благополучие их не касается?

На всех выборах, которые только бывали, особо рьяные претенденты на мандаты разного уровня одинаково и категорично заявляли: не позволим Москве забирать деньги края, все должно оставаться здесь. И тут же – о сильной стране, о процветающем обществе… Нет, ребята, так не бывает. Хотите крепкого государства – не передергивайте принципы совместного существования. Жить богатыми среди бедных – удовольствие сомнительное.

– Да, 3,5 миллиарда для нас серьезные деньги, – признает губернатор края Виктор Толоконский. – Но у края – неисчерпаемый потенциал, и при должном развитии он способен восполнить потерю без особого труда. Чего не скажешь о большинстве российских регионов. Не всем повезло иметь такие возможности. Наша задача – суметь ими воспользоваться.

О том, какова финансовая ситуация в крае, о его сегодняшнем дне и перспективах – большое интервью Виктора Толоконского.

Жить без развития – это не мое

В редакции газеты «Наш Красноярский край» прошла очередная встреча без галстуков с губернатором Виктором Толоконским. Время в стране непростое, но начали разговор наши корреспонденты не просто с хорошего – с лучшего.

– Виктор Александрович, завершилась уборочная страда – нам есть чему радоваться и чем гордиться. Снова первые в СФО по урожайности. Превысили даже свои собственные показатели. Живем вроде в одной климатической зоне с соседними регионами, а так лидируем уж который год. В чем наша особенность?

– Я убежден, что сельская экономика, сельхозпроизводство важны для любого региона, независимо от масштабов территории. Несмотря на то, какими темпами у него развивается индустрия. Есть такой показатель: если на человека в регионе производится тонна зерна – он считается развитым в сельскохозяйственном отношении. У нас эта тонна есть. При том, что львиную долю края занимают северные территории. Так что с учетом географических особенностей у нас даже больше тонны на каждого жителя.

Причины успеха. Я хорошо знаю экономику Сибири и считаю, что в крае культура земледелия выше, чем, например, на Алтае, в Новосибирской и Омской областях. Наши сельхозпроизводители используют новейшую технику и технологии, удобрения.

– А разве так не у всех?

Уборочная– Нет. В Новосибирской области, к примеру, удобрения применяются на 10 % площадей, в крае – на 80 %. Разрыв огромный! Кроме того, краевые аграрии быстрее прошли этап обновления техники. Я бывал во многих хозяйствах и отметил высокий современный уровень механизации. Современные комбайны дают большую выработку. В любой территории есть лидеры, но их удельный вес гораздо ниже, чем у нас. И это другой уровень дифференциации, который позволяет получать высокие показатели. Отмечу и селекционную работу местных агрономов: культивируются эффективные сорта пшеницы. Ведется работа по сое, кукурузе и ряду других кормовых культур. Одним словом, все показатели эффективности сельского хозяйства в крае фундаментально выше. Красноярский показатель урожайности имеет очень высокий отрыв. 25 центнеров с гектара – такого нет ни у одного сибирского региона. Рекордная цифра, которая уже не зависит от погоды. При этом у нас выше качество зерна. На Кубани, в Ставрополье получают и по 40 ц/га, но их зерно ближе к фуражному. Крае­вой продукт – уникальная продовольственная пшеница с высоким содержанием клейковины. С учетом всех факторов и ковался нынешний успех. В крае много ставших традиционными преимуществ, которые выгодно отличают нас от других регионов. Урожай в 2,5 млн тонн зерна – серьезная цифра. И каждый год идет прирост.

– Учитывая сложности времени, господдержку АПК не снизим?

– Нет, но пора обновлять подходы, получать более высокую отдачу от субсидий. Господдержка меняет акценты: теперь нужно большую долю помощи отдать небольшим фермерским хозяйствам. Задача в том, чтобы подтянуть общий уровень отрасли. У сильных хозяйств уже достаточный запас прочности для развития. А мы хотим, чтобы подрастали и малые, и середнячки. Ведь 25 ц/га – средний показатель по краю. Опытные аграрии получили по 40 центнеров, значит, есть и те, кто имеет всего 15–16. Их нужно подтянуть. И тогда моя задача перейти на среднегодовую урожайность в 30 центнеров с гектара станет выполнимой.

Продуктивность молочного животноводства тоже должна подрасти – до 6 тыс. кг молока на корову. Вот тогда мы сможем уверенно говорить о прибыли, о рентабельности отрасли. По итогам 2015 года хозяйства края получили более 6 млрд руб­лей прибыли – хороший результат для аграрного сектора.

– Но есть и проблемы…

– О трудностях я бы не хотел умалчивать. Нам нелегко дается комплексное развитие территорий. Важно ведь не только производство развивать, но и сохранять молодежь на селе, строить дороги, социальную инфраструктуру, адекватную требованиям жизни. Чтобы у сельской молодежи был выбор профессий. Нельзя предлагать ребятам только трактор или коровник. Нужны новые в технологическом плане производственные объек­ты, с автоматизацией и современными условиями труда. Мы к этому идем.

Кто громче кричит, того не слышат

– Экономика без политики никуда. Прошли выборы – «Единая Россия» одержала убедительную победу. Хотя результат кое-кому не нравится, есть желающие «все пересмотреть». Но избиратели понимают: в неспокойный с геополитической точки зрения момент только в случае единства во власти можно рассчитывать на стабильность. Единороссы получили большинство в парламенте страны и регионов – это повышает гарантии качества вертикали власти?

– Конечно. Мы понимаем, какая ответственность лежит на нас. Ведь любые выборы – это оценка не только того, что человек уже сделал, но и надежда на будущее, залог выполнения наказов избирателей, решение острых проблем. Что касается протестов – никакой основательной базы для них нет. Именно поэтому все митинги собирали очень мало людей: у некоторых партий нет даже актива для того, чтобы вывести на акцию.

На первой сессии Законодательного собрания края третьего созыва от избранных оппозиционных депутатов не было ни одного заявления или протеста. На мой взгляд, избирательная кампания прошла максимально честно и открыто. С нашей стороны шел трудный, но открытый разговор. Я встречался с жителями края, беседовал не о выборах, а о дне сегодняшнем и завтрашнем. Люди, отмечая сделанное, ставили задачи на будущее – что нужно сделать. В моей жизни было много выборных кампаний, я лично избирался четыре раза губернатором. Но эта стала для меня самой интенсивной по количеству встреч и глубине общения с жителями.

– Почему проигравшие никак не могут успокоиться?

Всплеск эмоций – это результат неадекватной подготовки к кампании и оценки своих возможностей. Ко мне приходили кандидаты – ставили в известность о своем желании участвовать в выборах, спрашивали об отношении к их выдвижению, я отвечал: «Участвуйте, нет вопросов». Но по опыту я сразу вижу, есть шансы у человека или нет. А в ходе этой кампании я видел стольких людей – как никогда, – выбравших заведомо ложный путь.

Они рассуждали так: стоит побольше денег вложить, погромче крикнуть, и голоса – твои. Делали ставку на то, что время кризисное, народ многим недоволен – почва благодатная. Это проигрышная стратегия: ведь если люди их не знают, значит, голосовать за них не придут. В избирательных технологиях важна традиционность. Вот почему несколько циклов места в парламенте занимают одни и те же партии. Мои экспертные оценки эти кандидаты не учли и даже к помощи социологов не обратились. Пошли сорить деньгами. На ветер выбрасывались сумасшедшие деньги – десятки миллионов. Но когда итоги выборов подвели, стало очевидно: суммы по­шли, как говорится, мимо кассы. И за них теперь надо отвечать. Одна партия, поддерживающая село, выступала против «Единой России». Спрашиваю: а с чем вы не согласны? На что обида? Давайте обсудим, найдем компромисс. С уважением отношусь к этим людям, но они совершили ошибку. И проиграли.

– Власть всегда упрекают в использовании административного ресурса. Что вы ответите обвинителям?

– Кандидаты делали кто что хотел – от лозунгов на каждом углу до концертов во дворах. Для всех, кто разбирается в выборных процессах, никакой неожиданности не произошло. Все было прогнозируемо. И более того: единороссы получили голосов даже больше ожидаемого.

И это не чудеса, не случайность, не рычаг партии власти. У меня другой подход. Я чувствую настроение людей, их отношение и оценку работы власти, депутатов. Когда приезжаю в район – слышу, кого хвалят, а кого ругают. Никто не клянется «Единой России» в любви. Но когда приходит время голосования, люди выбирают разумную предсказуемость, надежность. А еще есть понимание справедливости: кто делает, а кто только говорит, что будет делать. Вот и весь секрет выборов.

Денег просить не стоит: сами заработаем

– Я проводил сотни встреч, все лето был в разъездах. Никогда на встречах с населением не обсуждал конкурентов. Люди спрашивали: где наша дорога, водокачка, труба? Я всю избирательную кампанию занимался проблемами людей, а не лозунгами. Каждое мое слово – строчка в бюджете. Губернатор пустых заявлений делать не может. Его быстро призовут к ответу. Я мог бы во время кампании отсидеться в кабинете. Но это не мое. Тем более что прошли два года работы в крае. Обычному человеку порой трудно увидеть положительные сдвиги. Он живет частными делами. Поэтому важно объяснять, показывать результат, показывать процесс: что было, что будет, что главное – впереди.

Когда я приехал в Красноярский край, все мыслили просто: надо обратиться к президенту и попросить денег для региона. Мне тоже советовали, мол, вы давно знаете друг друга, были полпредом. Постойте, отвечал я, это совершенно непродуктивный подход. Чтобы нам дать – у кого-то надо забрать. А ведь богаче Красноярского края никого нет. Налоговая база – уникальная. Я предложил изменить подходы.

Первое: давайте сами зарабатывать, получать деньги со своей экономики. Убедить коллег было непросто. Второй принцип тоже для Красноярска непривычен – ставку надо делать не на «Норильский никель», не на нефтяные сверхдоходы – на университеты. Надо вкладывать ресурсы в образование, иначе будущего не будет. Должна качественно меняться среда в регионе. Не будет никакого сдвига, если мы будем опираться только на энергетику, промышленность, недра. Только наука, образование и культура двигают территорию вперед, определяют ее конкурентоспособность. Туда нужно вливать ресурсы бюджета и компаний. И не вывески вузов менять, а добиваться сущностных изменений в науке, технологиях, квалификации специалистов. До сих пор чувствую – с трудом воспринимается эта позиция окружающими.

И третье. Речь идет о разделении государства, бюджетной политики и бизнеса. Помню первый шок. «Норникель» говорил, что он тут главный. РУСАЛ заявлял – у него все в руках. Мне было важно развести власть и бизнес по разным сторонам. Я занял твердую позицию: мне карьера не нужна, бизнес-интересов у меня нет, задача одна – развитие края. Поэтому платите налоги – и все, никаких компромиссов. Будет расти налоговая база – будут увеличиваться доходы края, я выполню свою задачу.

– А позовут на хорошую должность в Москву, поди уедете?

– Нет. Никогда не соглашусь. Так и запишите. Никто из бывших руководителей края в новейшей истории не связывал с ним свою судьбу. Для кого-то регион был ступенькой в карьере, для других – бизнес-прыжок. Для меня – территория жизни.

Бюджет всегда напряженный

Ну тогда о бюджете. Он, судя по всему, снова будет напряженным?

– Мы уже в ходе выборов работали над бюджетом, ведь это главный документ реализации наказов и пожеланий граждан. Нам не просто добиться сбалансированности бюджета. Мы живем в период низких цен на нефть, цветные металлы. Край недополучает прибыль. Второй фактор: федеральный бюджет планирует не 18 % от налога на прибыль зачислять в бюджеты регионов, а 17. Один процент теряем, а это весомая величина: 3,5 млрд.

– Вы так спокойно говорите… А жителей эта новость уже встревожила.

– Никакой паники. Утраченные деньги нужно восполнять. Расходы уменьшать не собираемся. Приемлем только один путь – путь развития, роста. Поэтому мы планируем, что и в 2017-м, и в последующие годы доходы бюджета должны прирастать не меньше чем на 10–12 млрд рублей в год. Это даст возможность увеличить расходы на важные инфраструктурные задачи: ремонт дорог, строительство школ, больниц, клубов, обновление фондов коммунального комплекса от водоснабжения до очистных сооружений. Я считаю, что власть не может и не должна жить проблемами только сегодняшнего дня, нужно создавать задел на будущее.

100 млрд рублей – не мечта, а план

– В прошлом году краевой бюджет вырос на 21 млрд, что ожидается по итогам этого?

– В этом году дополнительный рост только на 12 млрд. Но это существенно, для такой-то ситуации в стране. Добиться роста удалось за счет комплекса факторов. Мы выделили «Ванкорнефть» из консолидированной группы налогоплательщиков «Роснефть» – теперь это предприятие платит налоги в крае, а не в Москве. Есть рост за счет новых производств – Богучанского алюминиевого завода, новых мощностей в энергетике на площадке Нижнего Приангарья. Добавляет растущее сельское хозяйство, горнорудная промышленность, добыча золота, машиностроение, высокотехнологичные предприятия Рос­атома, Роскосмоса. У нас вообще в крае нет таких сфер экономики, которые бы падали.

– Реально?

– Да. А потенциал роста – вообще колоссальный. Сокращается дефицит бюджета: в 2014 году – на 6 млрд рублей от прогноза, в 2015-м – на 5 млрд. В 2016-м дефицит – 12 млрд рублей, что ниже, чем во все предыдущие годы. А рост расходов в 2017 году – около 8 млрд рублей.

– То есть потеря от федерального нововведения вас не смущает?

– Мы уже справились с этой задачей. Умеем зарабатывать. По уровню доходов Красноярский край находится в первой пятерке, больше – только территории с огромной концентрацией населения. Бюджетная обеспеченность у нас на душу населения в разы выше, чем в среднем по стране. Наша задача – как потратить деньги

с умом, не просто проесть, а вложить в развитие. Мы добываем 20 млн тонн нефти, а будем 30. Каждый миллион тонн нефти дает 1,5 млрд рублей в бюджет. Все компании платят налоги – ни с кем мы не идем ни на какие компромиссы.

– То есть бюджет-2017 не будет напряженным?

Бюджет всегда напряженный, если есть дефицит. Но наш бюджет напряженный, потому что требует интенсивной работы, а не нервного напряжения: хватит денег – не хватит. Об этом речи не идет. Мы называем свой бюджет бюджетом роста, отражающим рост экономики и качество жизни. Считаем его в полной мере социальным: на программы по здоровью, образованию и т. д. заложено еще больше средств. Бюджет-2017 хорошо сбалансирован. Это главное.

Что касается бюджетных кредитов, да, мы занимаем, но не у коммерческих банков, а у Центрального банка и под 0,1 % годовых и во имя развития. Край ведет ответственную бюджетную политику. Мы закладываем серьезные средства на повышение минимальной зарплаты, индексации социальных выплат. Прирастут суммы на ремонт и строительству дорог – на 1,5 млрд по краю. Большие средства заложены на строительство новых школ. Будем продолжать расселение из ветхого и аварийного жилья. Никаких особых опасений нет.

– Вы говорите так, как будто на дворе нет кризиса…

– Я ничего не говорю ради красного словца. Помните, два года назад обещал увеличить доходы бюджета края на 100 млрд рублей в ближайшие шесть лет? Мне тогда мало кто поверил. За два года рост составил 30 %. Это хороший темп. Пока я вынужден планировать меньший рост, чтобы не утратить баланс. Но в будущем – перевыполним.

Все – по плану

Ледовая арена Партизана Железняка– Свои деньги мы считать умеем, а вот выполняется ли график федеральных поступлений, например, на строительство объектов универсиады?

– Все идет четко, никаких сложностей нет. В будущем году выйдем на активную фазу строительства целого ряда объектов. Аэропорт, развязки 4-го моста, две больницы, поликлиника, шесть новых 17-этажных общежитий, стадионы, манежи, бассейны появятся в крае за три года. Без универсиады такие стройки не освоить и за 20 лет. Поэтому для нас это мощный прорыв: драйвер роста качества жизни и экономики, база для будущих мероприятий мирового масштаба, туристы для наших гостиниц, загрузка аэропорта.

Виктор Александрович, благодаря универсиаде край получит сотни новых рабочих мест. Как поменяется на рынке труда?

– В крае есть зарегистрированная безработица, но ее меньше, чем открытых вакансий, – у нас их около 50 тысяч. Конечно, существует и скрытая безработица. В первую очередь важно, чтобы профессионал не испытывал трудности с поиском работы по своему образованию и квалификации. Для этого на краевом уровне внедряются программы, которые помогут выпускникам учебных заведений получить рабочее место. Проблемы есть, но я всегда говорю, выступая перед студентами: кто хочет найти работу в регионе, тот ее найдет. Потребности в кадрах у экономики края высокие. Помимо предприятий, спортивных объектов у нас растет торговля – открываются крупные центры, предлагая сотни рабочих мест. Мы заинтересованы, чтобы к нам приезжали студенты, учились. Ведь край – один из трех регионов Сибири, где идет прирост населения. Нам важно обеспечить качество рабочих мест, чтобы современная молодежь повышала уровень образования и занималась тем, что ей нравится, там, где есть высокие технологии, компьютеризация.

– На Сочинском экономическом форуме удалось найти новых инвесторов?

– Площадка в Сочи – это скорее диалог Правительства РФ с регионами, нежели инвестиционный ресурс. Но тем не менее у меня были встречи с крупными компаниями. Я беседовал с руководством АФК «Система» – крупной российской финансово-промышленной группы. Она зашла в край по линии лесоперерабатывающей отрасли. Приобрела действующие заводы и рассматривает строительство новых предприятий, ориентируется на длительные инвестиции. Долгосрочные планы реализуются в Хатанге, где начинается промдобыча нефти крупными компаниями. На Диксоне началась добыча угля. Поток инвестиций не иссякает.

Таков губернаторский график

– В отпуске в этом году были?

– Какой может быть отпуск в год выборов? Сразу после них в Кызыл полетел на встречу губернаторов с новым полномочным представителем президента в СФО. Потом – Москва, где состоялись сложные переговоры с Владимиром Потаниным по уточнению итогов года. Эти переговоры требуют большой психологической нагрузки. К ним нужно готовиться,

приводить аргументированные доводы, быть уверенным в своей позиции. От этого зависит результат.

Далее – Сочинский форум, где я выступал на президиуме Совета при президенте РФ по стратегическому развитию и приоритетным проектам и в панельных дискуссиях. Затем напряженно работали в Красноярске по верстке бюджета. Пришлось вносить поправки в связи с новыми вводными. Насыщенным периодом стала подготовка к первой сессии Законодательного собрания. Заседание прошло в конструктивном русле, все депутаты единогласно настроились на совместную созидательную работу. Но предшествовала этому кропотливая работа, чтобы никто из вновь избранных парламентариев не чувствовал себя обделенным.

На этой неделе летал в Москву на Совет при президенте РФ по развитию физической культуры и спорта. На пятницу запланированы важные совещания в Норильске. Мы перезапускаем стройку северного перинатального центра, которую уже можно назвать многострадальной. Объект очень сложный, но сдадим в следующем году обязательно. Второй вопрос для Норильска – активная фаза реконструкции взлетной полосы в Алыкеле.

Конечно, такой рабочий режим выдержать непросто. Интенсивность труда приходится периодически увеличивать. Как получилось с проектом бюджета? Раз, и неожиданная новость: один процент прибыли отдайте в федеральный бюджет. Я должен мгновенно среагировать, пересмотреть уже готовые позиции документа. Потом еще сюрприз: возможный перенос даты КЭФ. С Дворковичем срочно пришлось встречаться, обсуждать.

Таков губернаторский график. Конечно, мои близкие переживают – не видят совсем дома. Дети с внуками приехали в гости, а меня в Красноярске нет. Ночую в командировках, переодеваюсь в аэропортах. Суббота с воскресеньем почти все рабочие. Тяжело, усталость есть. Но когда есть удовлетворенность результатами… Хорошее настроение – вещь великая, сил придает.

0 комментариев


Оставить комментарий
  • Защита от автоматических сообщений
 
статьи
 Налоговая служба 
Инфографика