21 Февраля
09:20 

Нихао, Поднебесная!

Нихао, Поднебесная!

В начале сентября делегация красноярских журналистов побывала с рабочим визитом в городе Чанчунь Китайской Народной Республики в рамках обмена СМИ между Россией и Китаем в 2016–2017 годах.

В нее вошли начальник отдела по взаимодействию со СМИ департамента информационной политики администрации Красноярска Михаил Каргаполов, заместитель директора Красноярского филиала «Российской газеты» Ирина Матящук, генеральный директор информационного агентства «НИА» Виктор Исаев и журналист газеты «НКК». Сегодня мы начинаем публикацию репортажей из Китая нашего спецкора.

Метро – за три года

Первые впечатления в любой стране, куда ты приехал впервые, типичны: аэропорт, люди, тебя встречающие, дороги, улицы, которые жадно разглядываешь из окна автобуса, въезжая в город…

Аэропорт в Чанчуне прекрасный. Современный, удобный. Не такой, конечно, огромный, как в Пекине, но раз в пять больше Емельяново. Что неудивительно: население Чанчуня с пригородами около восьми миллионов. По китайским меркам не очень большой город – средний. Это столица богатой, стремительно развивающейся провинции Цзилинь, что на северо-востоке Китая, она граничит с Северной Кореей. Крупный промышленный и научный центр. В то же время это город множества парков, музеев, исторических достопримечательностей – о них я еще расскажу.

В аэропорту нас встретила китайская девушка-переводчица… Даша. Китайцы, которые тесно общаются с русскими, выбирают себе имена, привычные нашему уху. Мелочь, а приятно. Сложные китайские имена не сразу запомнишь и выговоришь.

Первый вопрос и первое удивление на цзилиньской земле (за три дня и того и другого будет еще немало):

– Даша, вы так хорошо говорите по-русски. Где учили язык? Наверное, в России стажировались?

– Нет, в России я не была. А русский и английский учила здесь, в Цзилиньском университете. У китайских преподавателей.

Вот это школа!

Дорога из аэропорта в город ровная, как зеркало, и широкая, как сибирская душа. 30 километров до Чанчуня пролетаешь на одном дыхании. За окнами – ухоженные кукурузные поля, о них тоже будет особый рассказ.

Прямо с полей въезжаем в город через огромную, «летящую» арку в стиле модерн, похожую на крылья гигантской белой птицы. Никаких тебе складов, заборов, индустриальных пейзажей – сразу начинается ухоженный мегаполис. Там и сям торчат шеи башенных кранов, город активно строится. Еще через минуту мы оказываемся… на улицах Красноярска. Ну очень архитектура в центре напоминает нашу на проспекте Мира или на Ленина. Дома 50-х годов постройки и начала прошлого века вперемешку, стоят они так же тесно. Конечно, это только на первый взгляд, на самом деле Чанчунь, особенно его новые районы, очень отличается от Красноярска (примерно как Красноярск от Ачинска), но мы не раз испытывали дежавю, когда ездили по городу:

– Смотри, это же «Красраб», а это Свободный! А вот телевизорный – такое же здание уголком, такая же площадь, сейчас ГорДК будет… Теперь понятно, почему Чанчунь и Красноярск – города-побратимы, – шутили мы.

Множество домов на центральных улицах стоят в лесах и строительной сетке. В городе идет тотальная реконструкция старых зданий и фасадов. За счет бюджета. Причем делают ее не по одному дому, а сразу целыми улицами и проспектами. Китайцы любят ставить перед собой масштабные задачи. Что касается китайских темпов, о которых не слышал только глухой, то вот вам пример. Летом следующего года запланировано открытие первых двух линий чанчуньского метрополитена, строить который начали всего два года назад. И они обязательно откроются, по-другому и быть не может. Если партия поставила такую задачу – она будет выполнена, объяснили нам руководители города. Линии будущей подземки соединят с уже существующими в городе надземными монорельсовыми линиями.

– Метро – удовольствие не из дешевых. Откуда у города деньги? – прямо спросил я у чиновника народного правительства Чанчуня Ци Гохуа.

Он улыбнулся:

– Экономика работает и развивается, в местный бюджет поступают хорошие налоги.

Чтобы люди жили хорошо

Едва разместившись в отеле, мы попали с корабля на бал. Начались деловые встречи. Прежде всего пресс-конференция первого секретаря Чанчуньского горкома КПК Ван Цзюньчжэня. На ней присутствовала также большая делегация журналистов из Санкт-Петербурга.

Партийный руководитель подчеркнул, что Китай в целом, город Чанчунь и провинция Цзилинь в частности открыты для широкого сотрудничества с Россией. Причем во всех сферах: экономической, научной, культурной, торговой, сельскохозяйственной, туристической. И попросил российских журналистов донести эту мысль до своей аудитории. Китайский бизнес заинтересован в тесных контактах с российскими коллегами. Нам есть чему поучиться друг у друга.

Многое уже сделано и делается в этом направлении. Быстрыми темпами развивается трансграничная торговля и интернет-бизнес. (К слову, согласно договоренности красноярской и китайской сторон одним из ключевых совместных проектов станет создание к 2017 году пункта почтового обмена в Красноярске, напрямую связанного с китайскими интернет-магазинами. Уже на первом этапе это позволит доставлять в Россию из Китая 40–50 тысяч почтовых отправлений в месяц, увеличит грузооборот красноярских компаний-перевозчиков и мощности нашего аэропорта.)

Китайские и российские специалисты и студенты ездят друг к другу на стажировки. Российские ученые ведут совместные проекты со своими коллегами из провинции Цзилинь. Россия, в том числе и наш край, поставляет в Китай разнообразную сельхозпродукцию. В августе прошлого года были открыты международные перевозки по линии Чанчунь – Монголия – Европа. Эта магистраль, которая проходит и через Красноярск, должна стать скоростной. Правда, каким образом, я не совсем понял. Китайские товарищи будут строить новую железную дорогу через всю Россию или запустят скоростные поезда по уже существующим рельсам Транссиба?

– Китай развивается очень быстро – такая задача поставлена Коммунистической партией. И Чанчунь тоже выполняет ее. Он стремится стать ведущим городом в Северо-Восточной Азии. Чтобы реализовать эту задачу, нам нужно много трудиться. Строить экономику и объекты городской инфраструктуры, улучшать жизнь народа, социальное управление, экологическую ситуацию. Наша цель – чтобы люди хорошо жили, – сказал Ван Цзюньчжэн. И признался, что руководство города работает над решением проблем, характерных для многих крупных городов мира: благоустройство, дороги, транспортная инфраструктура, пробки…

Не раз в выступлении секретаря горкома КПК упоминалась фундаментальная китайская концепция «Один пояс – один путь», в основе которой лежат исторические традиции и маршруты Великого Шелкового пути, только в современных реалиях. «Один пояс – один путь» – это часть сегодняшней идеологии экономического развития Китая, реализуется она под руководством КПК.

Основные пути этого «пояса» должны пройти из морских портов КНР через Южно-Китайское море до Индийского океана и дальше – до Европы, а также в южную акваторию Тихого океана. Согласно карте стратегии «Один пояс – один путь», сухопутные маршруты пройдут через три части света – Азию, Европу и Африку, где с одной стороны – активные экономики Восточной Азии, с другой – развитые экономики Европы, а между ними пролегают обширные земли государств с огромным потенциалом экономического развития и богатыми ресурсами. Какое из них самое крупное и привлекательное для Китая – догадайтесь сами.

Позже кто-то из китайских коллег сказал на форуме: «Великая эпоха ставит перед нашим народом великие цели».

Давайте дружить домами

Это был форум «СМИ России и Китая», который состоялся на второй день нашего пребывания. В нем приняли участие российские и китайские журналисты (их было более полусотни), а также три десятка сотрудников чанчуньской администрации – особенно много из отдела пропаганды горкома КПК и канцелярии по иностранным делам народного правительства Чанчуня. Был подписан меморандум о сотрудничестве между Союзом журналистов Красноярского края и журналистским сообществом Чанчуня. И еще ряд соглашений об информационном обмене. Наша делегация от имени главы города Эдхама Акбулатова пригласила китайских коллег в Красноярск.

В своих выступлениях участники форума – как с той, так и с другой стороны – много говорили о том, что мы, журналисты, должны чаще приезжать друг к другу в гости, рассказывать нашим народам о русско-китайской дружбе, о наших странах и отношениях, культуре и традициях, помогать налаживать взаимовыгодные контакты. В общем, «давайте дружить домами».

После этого форума, где мы очень тепло пообщались с нашими новыми друзьями, в голове у меня долго звучала старая песня «Москва – Пекин», которую я зачем-то послушал перед отъездом: «Русский с китайцем братья навек. Крепнет единство народов и рас. Плечи расправил простой человек, Сталин и Мао слушают нас...»

А нынешние руководители наших государств Владимир Путин и Си Цзиньпин как раз в эти дни встречались в Ханчжоу на саммите G20.

Все три дня китайские коллеги всюду сопровождали нашу небольшую делегацию, снимали и записывали интервью. Так что мы засветились в китайских газетах и вечерних теленовостях.

Нас спрашивали о впечатлениях. Надо ли говорить, что они были самые положительные. Китай удивил, местами даже огорошил, разрушил стереотипы, заставил о многом задуматься.

Чай с иероглифами

Здесь, в Поднебесной, несмотря на массу новых впечатлений, мы все время думали о России, о богатейшем нашем крае и его возможностях. Сравнивали. Недоумевали. Восхищались. Мечтали: вот это бы перенять и это… А что нам мешает сделать так, как у них? Да вроде бы ничего.

Были сравнения и в нашу пользу. В основном бытовые. Например, в супермаркетах мы не увидели такого изобилия молочных продуктов, как в Красноярске. Мы вообще с трудом нашли молоко на прилавке, и вид у него был… не очень. Даже цвет не тот. Не говоря уж о сметане, свежайших сливках или твороге, как мы привыкли дома, – этого совсем не было. Не знаю, или искали не там, или, может, у китайцев просто нет традиции употреблять столько молочного?

Ладно, я уже чувствую, что рассказ о промышленности и посещении двух заводов не войдет в этот репортаж, оставим на потом. Поэтому расскажу еще про один небольшой бытовой курьез.

Зайдя в китайский супермаркет, вы вообще не поймете, что там продается. Если, конечно, не умеете читать иероглифы. А вы наверняка не умеете. Нет, картошку, бананы, яблоки, манго, рыбу, мясо и куриц вы, конечно, опознаете. Еще кока-колу, хоть она тоже с иероглифами. И все, пожалуй. Остальные товары – темный лес. Тысячи упаковок, баночек и бутылочек с непонятными продуктами. То ли сок это фруктовый, то ли острый соус? Или вот что-то сушеное – то ли грибы, то ли какие-то водоросли? А это что в баночке – рыба или мясо? А это – конфеты или бобы? И так далее. Чай, обычный зеленый чай, с первого захода я так и не нашел. Пока Даша не написала мне по-китайски: «зеленый чай». И с этой бумажкой я уже пошел в магазин. Почему-то именно в супермаркете я осознал, как сильно отличаются наши культуры. Ведь книгу, одежду, часы или мотоцикл вы ни с чем не спутаете? С едой все гораздо сложней. Хотя на столе, в тарелках, она нам очень понравилась. Кормили вкусно. Китайская кухня – великая кухня. К ней мы еще вернемся…

*Нихао – здравствуй (кит.)

Фото

0 комментариев


Оставить комментарий
  • Защита от автоматических сообщений
 
статьи
 Налоговая служба 
Инфографика