Дмитрий Миндиашвили в субботний день на работе. Впрочем, как и всегда в последние полвека. В выходные у него почти нет встреч. Это время он использует, чтобы вдумчиво разобрать бумаги и письма, накопившиеся за рабочую неделю. Впереди турнир имени Ивана Ярыгина. Много работы, много забот, много воспоминаний. Ваня, как называет двукратного олимпийского чемпиона тренер, был как первая любовь… сильная, полная желания и самоотдачи. Дмитрию Миндиашвили в этом году исполняется 80 лет (его школе – 40), а он до сих пор тренирует и уверяет, что еще может бросить на ковер молодца. В его академию рвутся со всех регионов страны, красноярец славится умением воспитывать олимпийских чемпионов. Это хорошо известно в мире борьбы. Но мало кто знает, что впервые в жизни съездить отдохнуть с семьей этому деятельному человеку удалось лишь год назад… И было время, когда родные дети не узнавали его, настолько много времени папа отдавал любимому делу.

Не будешь бороться, проводим из спорта!

Ярыгинский 2013 _75_Олег Кузьмин.JPG– Дмитрий Георгиевич, стартовал Гран-при «Иван Ярыгин». Чего ждете от турнира?

– Новый олимпийский цикл начался. Турнир Ивана Ярыгина является фактически отборочным турниром для комплектования команды на чемпионат Европы и Кубок мира. Победители будут потом выступать на чемпионате Европы, а вторые номера – на Кубке. От этого очень многое зависит. Борцу надо идти вверх по лестнице от турнира к турниру, чтобы добраться до чемпионата мира. Это главный старт у нас в неолимпийский год. С ярыгинского начинают, чемпионатом России заканчивают. Такая система, и она дает свой результат.

– После Олимпиады часто происходит смена поколения. Мы услышим имена новых лидеров?

– Спортсмены, которые показали высочайшие результаты в олимпийском цикле, делают попытки продолжить выступления… но когда мы чувствуем, что борец иссяк психологически, эмоционально, мы этим спортсменам говорим огромное спасибо, устраиваем хорошие проводы… Кто-то уходит в тренерскую работу, кто-то в бизнес, кто-то в депутаты, у нас сейчас много депутатов. И в этом нет ничего страшного. Бувайсар Сайтиев не будет бороться больше. А его младший брат, Адам, собирается выступать.

– Вы верите в его будущее в борьбе?

– Он готовится. Адам хорошо отборолся в 2012 году. Практически на равных проиграл и ярыгинский, и чемпионат России, но он и пропустил очень много турниров. Борьба не терпит остановки. Он долго не боролся, ему не хватило соревновательного тонуса. Если не будет выступать в ближайшее время, он тоже кандидатура на проводы. Турнир Ивана Ярыгина ответит на этот вопрос.

– Проводим чемпионов, а кто придет на смену?

– Молодежь у нас хорошая. Опан Сат, Юра Белоновский, Кирилл Готовцев, Анзор Уришев… Анзор так тренируется! Еще ряд хороших ребят есть, я бы сказал, замечательных ребят. Мы их увидим на турнире.

Превратности борьбы

– Раньше локомотивом красноярской академии была вольная борьба. В последние годы на первые позиции по результатам вышла греко-римская. В чем причина?

– Все зависит от того, как подходит молодежь. Мы перебираем тысячи детей, проводим отбор. Чемпионами становятся только единицы. Их надо найти и воспитать. Так получилось, что в начале двухтысячных больше талантливой молодежи было у вольников, сейчас у представителей греко-римского стиля. Большой разницы в результатах нет, есть небольшое преимущество. И это нормально. Конкуренция здоровая.

– Мы все о мужчинах говорим. Но олимпийские медали можно брать и в женской борьбе. А у нас пока нет результата.

– Тренерам наших девчонок поставлена жесткая задача – воспитать первую олимпийскую чемпионку. Очень важно, что сейчас у нас женская сборная России здесь на сборе. Красноярск выбрали одним из опорных центров по подготовке к следующим Олимпийским играм. А это значит, что у наших девочек будут хорошие спарринги. Нет хорошего партнера – ты не растешь, и наоборот. В других видах не так важны соперники в тренировочном процессе. Бегун борется с секундами, велосипедист преодолевает трассу, а у нас без спаррингов не будет борца. А еще наши девчонки самые выносливые и красивые.

– Дмитрий Георгиевич, как вы относитесь к переходам спортсменов из одной команды в другую? Есть разговоры, что красноярец Альберт Саритов собрался в будущем выступать за Дагестан.

– Переходы бывают в любом виде спорта. Мое мнение – все надо делать порядочно. Саритов с юношеских лет занимался у нас в академии. Чемпионом России тут стал, призером чемпионата мира. Не знаю, с чем связан переход, вряд ли он может быть недоволен. Я отношусь спокойно к таким делам. Но мое мнение, человек должен прийти и сказать: спасибо вам за все, я очень рад был, что тренировался здесь (или не рад), перехожу туда-то… Я с ним лично не разговаривал, он не приезжал, подождем.

– Воспитывали-воспитывали, а лавры другим?

– Мы вырастим таланты. У нас 45 районов и городов сегодня занимаются борьбой по краю! Вы только представьте, сколько ребятишек! К нам продолжают ехать из других регионов, за мастерством рвутся. Раньше мы чем страдали? От нас в Москву и Ленинград убегали на более хорошие условия, Сибирь считали придатком к стране и к борьбе. А сейчас все наоборот. К нам просятся и рвутся. И в подтверждение моих слов ФИЛА (Международная федерация объединенных стилей борьбы) приняла решение об открытии в Красноярске Евро-Азиатской академии борьбы на базе нашей академии. Такого в мире нигде нет! К нам уже заявки пошли. Японцы хотят тут учиться и тренироваться, иранцы… Губернатор, спасибо ему, вместе с министром спорта ездили в Москву к Мутко (министр спорта РФ. – Прим. автора). И было решено окончательно поддержать идею открытия этого центра в нашем городе.

– Не боитесь, что все свои наработки соперникам передадите?

– Не боюсь. Мы будем на них отрабатывать приемы и умения, а не они на нас. Чтобы побеждать, мало знать, как бросить, надо иметь мужской характер. Такой был у Ярыгина, Сайтиева, Алексеева, Мадосяна… У иностранцев этого нет. Мы еще и денежки на них зарабатывать будем для развития борьбы. Разве это не здорово? Здорово. Когда я раньше говорил, что будет в Красноярске чемпион СССР, мне показывали пальцем у виска. Когда говорил, что будет олимпийский чемпион, – считали за дурака. Потом открывали школу – сказали: кто к вам поедет? А теперь посмотрите, к нам даже Африка едет!

В начале пути не верили, что дойдете до такой вершины?

– У меня всегда было чутье, куда двигаться дальше. Ваню Ярыгина взялся тренировать. Мне тренеры другие говорили – зачем тебе эти дрова? Когда он начал выигрывать, к нему стали поступать предложения о переходе от этих самых тренеров. И тогда уже я им сказал: «Что ж вы за дровами гоняетесь?» Помню случай. Из Киева пришло Ивану письмо. Приглашали выступать за Украинскую ССР. Давали зарплату 500 рублей – сумасшедшие деньги по тем временам – и квартиру на Крещатике четырехкомнатную, где до этого жил Сергей Бондарчук. Приходит ко мне Ваня с этим письмом, показывает. Я ему и говорю, проверяю его: «Ну что, условия хорошие, поезжай, конечно». А он так на меня посмотрел, разорвал письмо и сказал: «Давайте сделаем так, чтобы к нам приезжали». И сделали. Я же ни одного спортсмена не приглашал, не уговаривал. Сами просятся. Не выгонишь же.

«Грузите и не пугайтесь»

7.jpg– Ярыгин – ваш первый олимпийский чемпион. Он занимает особое место в вашей тренерской душе?

– Он как первая любовь… Иван – особенный человек. По многим качествам. Я люблю скромных, покладистых, преданных людей. Ваня был воспитанный, уважительный, скромный.

– Рекорды Ивана Ярыгина до сих пор не побиты. Положить всех соперников на лопатки на Олимпиаде (Мюнхен, 1972), наверное, уже не удастся никому?

– Его природа одарила. Физически был очень силен. Он же Енисей переплывал запросто. И на лыжах под мастера спорта бегал, не меньше. 100 метров преодолевал за 11 секунд. Данные колоссальные. И это не мои выдумки. Пришел ко мне как-то Киселев Леонид, ученый, и предложил поизучать моих ребят. Одно дело тренерская интуиция, а другое дело – объективные данные. Вот мы и стали Ивана обмерять. До тренировки, во время, после, в покое… И когда Киселев закончил, он озвучил мне поразительный результат. Ярыгину можно было давать нагрузки на уровне марафонца. Так и сказал: «Грузите и не пугайтесь».

– И грузили? Ярыгин тренировался больше, чем сегодняшние спортсмены?

– У Ивана была колоссальная работоспособность от природы. Если я давал нагрузку, а я всегда заставлял много тренироваться своих учеников, он увеличивал ее. Скажу по канату 15 раз подняться, он 20 сделает. Скажу 10 километров сбегать, он – до Слизнево и обратно, а это 40 км. Я его встречал на финише с трехлитровой банкой парного молока. Ох и любил… Выпьет – и доволен. Его трудно с кем-то сравнивать, такие данные были.

А голова какая была у Ивана! Для борца мышление очень важно. Моментально разгадать замысел соперника, выработать противодействие… У Вани хорошо это получалось. И я неплохой тренер был. (Улыбается.) Меня называли «могильщик соперников Ивана». Обидно было. Почему могильщик? А мне тренеры говорили, что так разгадывали задумки других, что с Ярыгиным бороться невозможно было.

– Вы были больше тренер и борец или друзья?

– С Иваном у нас получился тандем. Важно доверять друг другу. Когда есть доверие? Когда в душу лезть спортсмену не будешь. Можно наставлять, но не перегибать. Иван Сергеевич до последних дней относился ко мне с почтением. Никогда при мне не сидел. Я на него голоса ни разу не повысил. Один раз только очень строго с ним поговорил. Когда Иван начал все выигрывать, его захвалили. Называли и «борец XXII века», и «Иван Грозный»… Он фактически перестал тренироваться. Как-то перед чемпионатом Европы Иван и Леон Тедиашвили (оба впоследствии стали двукратными олимпийскими чемпионами) стали избегать меня. Я им говорил: «Ребята, вы боретесь старым жирком, он скоро кончится, что тогда делать будете?» Не послушали. В 1974 году Иван проиграл чемпионат Европы. Вернулся домой расстроенный и полный желания отыграться. Впереди – чемпионат СССР. Я считал, что бороться ему не надо! А он уперся, что поедет и выступит. Занял седьмое место! Я ни слова не сказал, хотя для меня поражение моих учеников хуже смерти. После того выступления я ему сказал: «Ты чемпион Союза, олимпийский чемпион, что еще надо? Бросать пора борьбу!» – «Как?!» – «А вот так!» Прямо такой диалог и состоялся. Хочешь бороться, тогда находи другого тренера. Я позориться с тобой не хочу…

– Но ведь не бросили же спортсмена? Насколько я помню, Ярыгин стал двукратным олимпийским чемпионом под вашим руководством.

– Мы с ним учились бороться заново, с нуля. Он все потерял за то время, пока не тренировался усиленно. Два года работали после поражения и восстановились. Олимпиада в Монреале далась очень тяжело. Перед стартом Ване на тренировке сломали ребра. Завтра выступать, а у нас травма. Отказаться не могли. Страна потеряла бы представительство в его весовой категории. Боролся на новокаине. Самым тяжелым получился поединок в финале с американцем. Соперник узнал про сломанные ребра. Американец за ребра схватит – Иван падает. Потом поднимается, бросает. И опять все повторяется. Все приемы на этом американце отработали. Счет был как в баскетболе – 22:19 в пользу Ярыгина. Завоевали второе золото. Он стал первым в стране двукратным чемпионом по вольной борьбе.

Невесту одобрить сначала надо!

– Вы говорите, что борьбой увлекли уже 45 районов и городов. Насколько охотно территории берутся за новое дело?

– Развивать борьбу в крае легко. У меня целая стопка писем, 10 районов в очереди. Просят постелить ковер и прислать тренера. Условия какие предлагают! И помещение, и квартиру специалисту, и заработную плату. Я сам лично езжу по районам, все вижу. Борьбу любят. Это же исконно народный вид спорта. На Руси боролись на кушаках. Какие могучие богатыри родились здесь! Борцов сколько прославленных – Поддубный, Ярыгин, Карелин. И будут еще!

+3.jpg– Как изменилась борьба за годы вашей тренерской работы?

– Сильно изменилась. Раньше готовили атлетичных спортсменов, на это делали упор. Мышечную массу набирали. Сегодня борцы более легкие, но подвижные. Мы тренируем хват – лазание по канату, технику – более 500 приемов и контрприемов в борьбе. Все надо знать и уметь применять к месту. Сегодня мы готовим самую лучшую допризывную молодежь. Борцы выносливы, физически развиты. Борьба очень многое дает человеку, и это остается на всю жизнь. Я до сих пор предлагаю – со мной поборитесь. Я старый уже, а смогу бросить!

– Ваши ученики нередко говорят, что вы были не только тренером, но и наставником по жизни. Это особый подход?

– Есть тренеры, которые выжимают все из спортсмена в зале… и остальное их не касается. У меня другой подход. Когда ко мне приходит парень заниматься, я его судьбу беру на себя. Мне важно все: как живет, кто родители, как учится, слежу за развитием дальнейшим. В душу не лезу, но знать о нем должен все. И они мне доверяют. Перед тем как жениться, представляете, воспитанники приводят ко мне невест, чтобы одобрил.

– И было такое, чтобы не одобрили?

– Нет, конечно. У них же глазки горят… Но строго так смотрю и говорю: «Если это серьезно, тогда женитесь. И не вздумайте там чего-то!» Мои ученики добрые семьянины, им привита ценность семьи. Жена должна быть помощницей. И жены моих воспитанников – мои помощницы. Они мне помогают тренировать. Вот Ярыгин очень любил поспать. Я звоню Наташе (жене) и прошу, чтобы разбудила. Будила, и из чайника водой поливала…

– Вы поддерживаете отношения с учениками после большого спорта?

– Они звонят, пишут письма. Знают, если надо помочь, я всегда рядом. Недавно получил письмо от Юры Журавлева, он уже доктор экономических наук. Пишет, что ему присвоили звание заслуженного деятеля науки РФ, и уверяет, что это и моя заслуга. Очень приятно. Борьба – школа жизни. Моя задача – воспитать личность, полезного человека своему Отечеству. А остальное – результаты и победы – само придет к правильному человеку, ему Бог все даст.

Золотая Тамара

+14.JPG– Дмитрий Георгиевич, как ваша семья пережила вашу работу?

– Каждый день ухожу в 7.00 и возвращаюсь в 23.00. В те времена, когда я работал тренером сборной страны, меня по семь месяцев дома не было, а остальное время я проводил в спортивном зале на тренировках. Я ни одного ребенка из роддома забрать не мог. Жена писала: родился тот-то, вес такой-то, поздравляю.

– И ее устраивала эта ситуация?

– Моя бабушка Нино, в честь нее мы назвали дочь, говорила: «Когда жену будешь подбирать, выбери такую, чтобы днем была другом, а ночью – ласковой женой». Мне такую Бог и дал. Моя Тамарочка – золото мое. Никогда я от нее не слышал упреков или недовольств. Ей было тяжело. Ведь и ученики мои у нас жили, она им готовила, обстирывала, убирала. Четверых своих детей воспитали. Один раз только Тамара сказала, что всех из роддома с цветами встречают, а она получила конвертик и пошла… будто и не замужем вовсе. Все понимала. Если дети болели, я никогда об этом не знал. Спрашивал ее, почему не написала, не позвонила. А она считала, что нельзя отвлекать меня от важного дела.

– У вас же четверо детей (сын и три дочери). Наверное, не всегда удавалось уделять им столько внимания, сколько хотелось?

– Приехал я как-то с соревнований, Валерка маленький еще был. Ему жена говорит, сынок, папа приехал. А он убежал. Это не мой папа, говорит, вот мой папа… и на портрет показывает. Ну ничего себе. Вот тут у меня сердце защемило. Дети воспитывались в семье, на традициях. Много вложила в них Тамара.

– Миндиашвили в отпуске бывает?

– Некогда мне было. Первый раз за жизнь с женой поехали отдыхать в 2011 году. Собрал всю семью и повез в Турцию. Так все счастливы были…

80 и 40

– Есть у вас мечта?

– У меня их целых три. Первая мечта – хочу еще одного олимпийского чемпиона русского, сибирячка. Я интернациональный человек. Мне нравятся все национальности, но страшно люблю грузин и русских. С детства. Вот и мечтаю, чтобы воспитать чемпиона из местного мальчика. Вторая мечта – хочу, чтобы моя жена долго жила, была здоровая и счастливая. Я всегда ей говорю, что сначала меня похорони… чтобы она подольше пожила. Третья – хочется внукам и правнукам что-то оставить. Что я имею? По большому счету ничего. Мои года – мое богатство, как пел Кикабидзе. Сейчас бизнес какой-то пытаюсь сделать, чтобы детям осталось. А еще в этом году надо юбилей школы отметить, 40 лет уже… ну и у меня дата небольшая… (80 лет. – Прим. автора.)

Два часа беседы позади. Дмитрий Георгиевич, как всегда, пошел провожать до дверей. У него так принято: встреть гостя и проводи. Воспитание.

Ссылки по теме:

Комментарии:

Все поля обязательны для заполнения