Бесконтрольная охота на северного оленя на Таймыре может привести к исчезновению популяции. За последние годы численность оленей в арктической зоне Красноярского края сократилась в несколько раз. И все из-за добычи ценного сырья – пантов. Животных буквально уничтожают, срубая им рога.


Золото таймырской тундры

На втором экологическом форуме «ЭкоАрктика», который прошел в сельском поселении Хатанга Таймырского Долгано-Ненецкого муниципального района, собрались представители компаний-недропользователей, науки, а также органов власти Таймыра и Красноярского края. Главный вопрос – безопасное освоение Крайнего Севера, снижение воздействия хозяйственной деятельности на окружающую среду. Сохранение экологического биоразнообразия севера края – вопрос актуальный, ведь Заполярье сегодня – главная кладовая полезных ископаемых, сюда все чаще заходят компании, осваивающие недра. И как бы ни старались они бережно относиться к существующим в Арктике экосистемам, вмешательство человека разрушает первозданный мир, существовавший на Крайнем Севере веками и тысячелетиями.

Сокращение численности дикого северного оленя – злободневная проблема экологии Арктики. Ведь это животное – основа местной экосистемы и жизнедеятельности коренных малочисленных народов Севера.

– По официальной статистике, средняя численность дикого северного оленя на территории России около одного миллиона особей. 40 процентов из них сосредоточены в северных территориях Сибири. Таймырская популяция считается биологическим феноменом. За счет ее повышается продуктивность северных экосистем. А это имеет важное стратегическое значение для северных территорий всей страны, – считает начальник научного отдела ФГБУ «Заповедники Таймыра» Михаил Бондарь. – На протяжении 20 лет (с 1971 по 1991 год) оленеводство как отрасль сельского хозяйства занимала существенное положение в социально-экономической сфере региона и обеспечивало благосостояние большинства фермерских промысловых хозяйств. Это продовольственная безопасность Севера.

Тогда на Таймыре насчитывалось около миллиона особей дикого северного оленя, сегодня – около 400 тысяч. С конца 1990-х годов популяция уменьшилась более чем в два раза! Как говорят ученые, играет роль и промышленное освоение северных территорий, и бесконтрольная охота, которая с каждым годом набирает обороты.

– С начала 2000-х годов охота на Таймыре приобрела разгульный характер, – отметил на экологическом форуме Михаил Бондарь. – Идет неконтролируемый промысел животных с несоблюдением сроков охоты и путей миграции, на водных переправах (хотя это запрещено), с применением снегоходов, в районах зимних пастбищ.

Еще одна большая проблема – нелегальная заготовка пантов. Она приобрела уже промышленные масштабы, поражаются ученые. Взрослых самцов убивают в июне-июле (хотя охота на дикого северного оленя разрешена только с 1 августа) ради языков и только народившихся рогов. Нередко это происходит на речных переправах – здесь животное наиболее уязвимо. Браконьеры подплывают к животному на лодке и топором срубают рога вместе с лобной костью. Стоит ли говорить, что олень после этого гибнет? Но даже если и остается живым, теряет способность к воспроизводству.

– Это настоящий геноцид популяции! – возмущается начальник научного отдела «Заповедников Таймыра». – Во время авиаобследования центральной и западной части Таймыра в 2016 году мы обнаружили шесть процентов самцов с обрезанными рогами. В 2017-м количество таких животных увеличилось до восьми процентов. По имеющимся данным, смертность диких северных оленей превышает официальные данные заготовок более чем в два раза.

Популяция неуклонно снижается. И из-за возросшей младенческой смертности, и из-за низкого уровня репродуктивной способности взрослых самцов.

Запретить или ограничить?

– В настоящее время на территории края существует реальная проблема сохранения дикого северного оленя, которая обсуждается на различных уровнях. Устойчивый промысел дикого северного оленя стал заложником системы государственного менеджмента в системе охотничьего хозяйства, – считает Бондарь. – Необходима проработка законодательства, механизмов административно-правового регулирования, охраны и научных исследований.

Общественный совет при главе Таймырского Долгано-Ненецкого муниципального района и ассоциация коренных малочисленных народов Таймыра пишут письма в разные инстанции с просьбой запретить охоту на дикого северного оленя ради заготовки пантов.

«В последние три года в период отстрела на миграционных путях резко участились случаи массовой срезки пантов оленя на водных переправах и суше. На переправах срезают панты с живых животных. Без обработки ран они гибнут, а туши оленей остаются в тундре, реках, что ведет к распространению инфекционных заболеваний и загрязнению водоемов, в том числе питьевых. Объем заготовки пантов в 2017 году достиг 92 тонн», – пишут общественники в комитет Государственной думы России по делам национальностей. Таймырцы просили депутатов на законодательном уровне запретить заготовку пантов с дикаря.

Председатель общественного совета при главе Таймырского Долгано-Ненецкого муниципального района Галина Дядюшкина считает: даже несколько слов, дописанных в указе губернатора Красноярского края «Об определении видов разрешенной охоты и параметров осуществления охоты в охотничьих угодьях края», позволят вмешаться в дело полиции и прокуратуре – они будут отслеживать браконьеров на переправах, останавливать вертолеты. Сейчас же, пока запрет законодательно не закреплен, правоохранители не имеют права действовать.

– Мы отправляли предложения по совершенствованию нормативной правовой базы, регламентирующей правоотношения в Арктической зоне, в Министерство экономического развития России, – говорит и. о. заместителя председателя правительства Красноярского края Юрий Захаринский. Так, например, разработаны предложения по внесению изменений в существующие правила охоты в части запрета срезки неокостеневших рогов с дикого северного оленя, находящегося на переправах через водные объекты. Заготовку пантов нужно именно запретить, а не ограничить. Это уменьшит количество браконьеров. Эту работу в правительстве края ведет министерство экологии и рационального природопользования.

Заготовка пантов должна осуществляться преимущественно с домашнего северного оленя, по усмотрению собственников оленеводческих хозяйств, считают в правительстве края. Контроль пантовой продукции возможен при разделении домашнего оленя – поголовной идентификацией животных и собственников, движения мясной продукции, субпродуктов, камуса и пантов. С января 2018 года стала обязательной электронная ветеринарная сертификация домашних животных, в том числе северного оленя. Отныне панты дикого оленя возможно будет отследить в службе ветеринарии, так как с домашнего оленя продукция будет зафиксирована в едином реестре.

Также правительство края предложило внести изменения в федеральный закон «О развитии малого и среднего предпринимательства», которые позволят контролировать оборот продукции охоты, а также повысят эффективность охраны и рационального использования популяции дикого северного оленя на территории края.

Будет меняться и региональное законодательство. Правительство края активно обсуждает тему охраны биологических ресурсов Крайнего Севера, ведь над диким северным оленем таймырской популяции нависла реальная угроза исчезновения. А этого допустить нельзя.

Кстати, в соответствии с поручением президента России с января 2018 года численность охотинспекторов на Таймыре увеличена до девяти человек. До сих пор на огромной территории этого муниципального района – почти 900 тысяч км – работали только пять инспекторов.

Автор: Елена Лалетина     № 32 / 1015

Комментарии:

Все поля обязательны для заполнения