Присоединяйтесь к нам:
29 Июля
05:57 
исправленный1.png

      

       разместить  

Переселение народов

Переселение народов

Вице-премьер российского правительства Ольга Голодец, выступая на Гайдаровском форуме, заявила, что работающие в России мигранты мешают техническому перевооружению страны. Чуть ли не тянут ее в пещерное прошлое.

Мешают прогрессу?

Строители_Олег_Кузьмин.jpg– На территории РФ, по разным оценкам, продолжает трудиться около семи миллионов человек из других государств. И это прежде всего люди, которые занимаются низкоквалифицированным трудом, – сказала Голодец.

По ее словам, «такое большое количество мигрантов предъявляет к нам как к государству очень серьезные социальные издержки. Мы за них все равно платим – за образование их детей, несем серьезные социальные расходы».

– Эти люди работают у нас не со знаком плюс, они работают со знаком минус. И, к сожалению, такая политика дестимулирует работодателей по отношению к техническому перевооружению, это снижает наши темпы перехода к так называемым высокопроизводительным рабочим местам, – подчеркнула вице-премьер. Голодец считает необходимым «взять четкий и внятный курс на отказ от низкопроизводительного и низкооплачиваемого труда».

Эх, Ольга Юрьевна. Курс взять надо, кто бы спорил. Только тут – как в известном анекдоте. Съесть-то он съест, но кто же ему даст? Одними нашими благими пожеланиями ситуацию не исправить. До тех пор, пока работодателю выгодней будет взять гастарбайтера, чем коренного жителя, он будет это делать. Зачем платить больше, когда можно сэкономить?

– Знаешь, сколько в среднем получает дворник в красноярском ТСЖ или в управляющей компании? Пять тысяч за участок. Обычно он берет три-четыре участка и вкалывает сутками. А 20 тысяч для него уже приличная сумма. Они мяса месяцами не едят, сидят на крупах и «дошираке». Еще и домой умудряются деньги отправлять. Мало того, некоторые недобросовестные руководители используют труд гастарбайтеров «вчерную» – никакого официального оформления и социалки. Очень выгодно, – признался мне один знакомый, который сам несколько лет отработал председателем ТСЖ.

Та же ситуация и на стройках, и в торговле. В последнее время популярен миф, что приезжие вроде бы зарабатывают не такие уж малые деньги. Их зарплаты как будто сравнимы с зарплатами коренного населения. А русский человек, мол, ленив. Поэтому и не торопится делать «грязную» работу, которую делают мигранты, дело здесь не в деньгах.

– Не знаю, кто эти мифы распространяет, но поверьте, это неправда, я знаю ситуацию, – продолжает бывший председатель ТСЖ. – Труд мигранта по-прежнему дешев. Они реально занимают те рабочие места, на которых местному пришлось бы платить раза в два больше.

Вахтовым методом

Недавно пришлось мне целых 10 часов куковать в аэропорту Домодедово в ожидании своего рейса. Такая получилась стыковка между самолетами. В город не поехал – что там делать, в холодной зимней Москве? Только деньги потратишь – они в столице уходят со свистом. Поэтому сидел в терминале, читал, дремал, ходил по аэропорту, пил кофе из автоматов, снова сидел, снова ходил. И наблюдал. Изучил все закоулки аэропорта, как Том Хэнкс в известном фильме.

Был поражен, сколько людей восточной наружности из бывших советских республик прилетает в Москву и улетает из нее. Толпы! Вахтовые бригады. Полный самолет уходит на Бишкек. А оттуда прибывает другой, тоже под завязку. Непонятную гортанную речь можно было услышать чаще, чем русскую. Вся обслуга, уборщицы и уборщики, собиратели тележек, грузчики – гастарбайтеры. Парень-таджик монотонно, как робот, протирает и протирает шваброй свой участок пола, и без того сверкающий. Сколько я там сидел, столько он и протирал. Уборщицы, закрепленные за каждым туалетом, тоже беспрерывно наводили блеск. Сутками напролет они, что ли, работают? Или живут прямо там, в аэропорту?

Когда надоело маяться в терминале, решил выйти на улицу, прогуляться на площади перед аэропортом.

Москву в те дни завалило снегом, и убирали его очень оперативно. На огромную автостоянку перед терминалом и на все дороги, ведущие к аэропорту, вышли сотни работяг в ярких форменных жилетах, с ломами, лопатами и тачками. С главных магистралей снег выгребла спецтехника, но там, где она не достала, приходилось убирать вручную. Люди дружно чистили снег и скалывали лед. Работали как муравьи. Перекликались на незнакомых наречиях. Ни одного русского лица! Хорошо работали. Видно было, что процесс у них давно отлажен, каждый знает свое место, лопаты так и мелькали.

Замерз, вернулся в терминал. Тут как раз прилетел рейс из Лондона. Таксисты-бомбилы, многие из которых тоже были восточного вида, толпились в зоне прилета и предлагали свои услуги, едва ли не хватая пассажиров за рукава.

Из двери показался богато одетый господин и его спутница в роскошной шубе, с дорогими чемоданами на колесиках.

К ним тут же кинулись несколько джигитов:

– Такси в город, недорого.

Господин отмахнулся от них как от комаров и процедил сквозь зубы, но так, чтобы окружающие услышали:

– Здравствуй, Москвабад…

Его спутница ответила:

– Что там, что здесь – одни и те же лица.

Прилетев домой, я вышел в скайп и рассказал об увиденном старому товарищу, коллеге. Он красноярец, но уже сто лет живет в «нерезиновой».

Тот заметил:

– Это ты в самой Москве еще не был. Когда ты там вообще был последний раз?

– Да лет, наверное, семь назад. Через столицу раз в год летаю, но дальше аэропортов не езжу. Уже тогда был удивлен, сколько в Москве «понаехавших». А в торговых местах – вообще сплошная Азия…

– То, что ты видел тогда, можешь смело умножить на два. Нам тут по ящику все время рассказывают страшилки про мигрантов, которые заполонили Европу. В Москве – еще хуже.

– Да нет, Слава, не хуже. Когда нам про Европу задвигают, то там какой лейтмотив? Понаехали беженцы. Они нигде не работают и не хотят. Плодят детей, получают пособия, ведут себя асоциально, обижают европейских женщин… У нас мигрант в массе своей другой. Он работает! Для того они сюда и едут. Есть, конечно, этническая преступность, но если взять в процентном соотношении, то она среди приезжих не больше, чем среди коренных, я смотрел статистику.

– Да, тут ты прав. Работают. Причем всю самую черную работу делают. Русского дворника в Москве уже почти не встретишь. Москва вся в офисах тусуется, – хохотнул коллега.

– У нас в Красноярске тоже чаще киргиза встретишь с метлой и лопатой, чем русского.

– Хорошо, значит, живем, богато, если к нам едут зарабатывать.

– Ага. Или они там – на грани нищеты. Поэтому готовы бежать куда угодно.

Учиться жить вместе

Известный московский социолог Владимир Мукомель считает: распространенное в обществе мнение о том, что мигранты приезжают в нашу страну временно на заработки, в корне неверно. Многочисленные исследования показывают: среди трудовых мигрантов значительная часть – около 30 процентов – это те, кто живет в России практически на постоянной основе и годами не выезжает из нее.

– Многие мигранты не уедут из России, даже если потеряют здесь свой заработок. У нас худо-бедно, но есть рабочие места. А на родине у них, если говорить в первую очередь о центральноазиатских республиках, работы в принципе нет. В том же Таджикистане более 100 тысяч человек ежегодно выбрасывается на рынок труда, и правительство счастливо, если находит возможность трудоустроить в стране хотя бы несколько десятков тысяч, – говорит социолог.

Красноярск – не Москва, но и к нам в прошлом году поток мигрантов увеличился (см. цифры). Поэтому у нас нет иного выхода, кроме как адаптировать и ассимилировать этих людей в наше многонациональное общество. Делать из них россиян. Обеспечить им достойные условия существования. А значит, пора прекратить относиться к приезжим как к людям второго сорта. Придется их и учить, и лечить, и предоставлять рабочие места не только в сфере услуг. Сегодня приезжий человек – дворник или разнорабочий на стройке, а завтра его ребенок станет врачом, инженером, руководителем. Полноправным гражданином России. Посмотрите, сколько детей мигрантов учатся в красноярских школах.

Наплыв «чужестранцев» идет в русле мировых тенденций, практически в соответствии с теориями Гумилева об этногенезе и пассионарности. Идет великое переселение народов. Никуда от этого не деться, и никакими запретами проблему не решить. Занимаясь техническим перевооружением, развитием высоких технологий, нельзя просто так взять и вычеркнуть из российского общества тех, кто стремится в него вписаться. Многие уже никуда не уедут, они приехали сюда жить. Поэтому нам надо не только принимать репрессивные законы в отношении приезжих, но и учиться с ними ладить.

ЦИФРЫ

По данным Управления по вопросам миграции ГУ МВД России по Красноярскому краю (бывшее УФМС, которое в прошлом году реформировали), в 2016 году количество иностранных граждан, поставленных на миграционный учет на территории Красноярского края, увеличилось по сравнению с предыдущим годом на 2,7 %, или на 4 676 человек. Сегодня в крае на миграционном учете состоит 179 533 иностранца. Больше всего граждан прибывает к нам из Киргизии (24,6 % от общего числа состоящих на учете по месту пребывания), Таджикистана (22,9 %), Узбекистана (15,4 %), Украины (8,4 %), Китая (6,1 %).

0 комментариев


Оставить комментарий
  • Защита от автоматических сообщений
 
статьи
 Налоговая служба 
Инфографика