Новости
Статьи
Фото
Видео
Книжное Красноярье
Интересные факты
Документы
Архив
Реклама
Поиск  

17 Декабря 2017г.
USD: 58.89   +0.19        EUR: 69.42   +0.02
#Социум   #Происшествия   #Спорт   #Культура   #Транспорт   #Экономика   #Дети   #Образование   #Политика  





Главная Статьи По своему укладу

По своему укладу

Дальше от мира, ближе к Богу



Автор: Анна Павлова     № 73 / 957

О Туруханском районе вспоминают, не только когда говорят о рыбалке, охоте, северных красотах и Енисее. Это старообрядческий край, куда от суеты современного мира пытаются уйти те, кто главной задачей считает сохранение чистоты веры. И если кому-то кажется, что «миграционные» процессы уже завершились, да и сами истории о староверах – дела давно минувших дней, то это совсем не так. Параллельно с поселками, нанесенными на карту, существует другой мир, о котором знают только избранные.

Поселок живет

– Идемте на угор, там ветерок хоть поддуват, – Фома Акимыч, староста поселка Алинское, улыбается в бороду. Вроде и простой деревенский староста, а вот говор выдает – староверы и выглядят, и говорят немного по-другому. В поселок приехала «делегация» – глава Верхнеимбатского сельсовета Николай Павлович Шляхов и журналисты.

Жителей этого поселка кто-то за глаза называет староверами ненастоящими – слишком уж легко идут на контакт. Но есть ощущение: если бы не глава сельсовета, нас не только бы на угор не пригласили, но и общаться вряд ли бы стали. Староверов на Севере много: по району ходят слухи о монастырях в глухой тайге. Никто не считал толком, сколько там человек, но говорят о нескольких тысячах – и в мужском, и в женском скитах. Косвенно о таком количестве полуучтенных жителей говорит и то, что в притоках рыба уже выбрана, и за уловом староверам приходится спускаться в большой Енисей.

Скиты эти настолько закрыты, насколько и востребованы у единоверцев – сюда принято отправлять на воспитание, потому что здешним жителям удалось сохранить, по их утверждению, самую правильную веру. Но никого насильно не держат. Если житье в скиту не по силам, человек уходит и оседает в одной из староверческих деревень.

Есть староверы в Алинском, Чулково, деревнях Вороговского сельсовета. В скитах живут по-настоящему уединенно, посторонних людей, особенно журналистов, не любят. Рассказывают: один раз представители администрации района привезли-таки в скит журналистов. Но застали все постройки пустыми – местные, услышав «вертушку», собрались и ушли в лес.

Угор – высокий берег реки – обдувается со всех сторон, надоедливая мошка моментально пропадает. Над головой летают стаи ласточек, которые нарыли гнезда под косогором. На противоположной стороне Енисея белеют знаменитые алинские пески: там хорошо берет щука, да и купаться одно удовольствие.

Староверы оттаивают – начинают общаться, разрешают себя снимать.

Алинское, как и многие населенные пункты в Туруханском районе, – село с богатой историей: первое упоминание приходится на начало XVIII века. Большим оно никогда не было: в середине прошлого века по переписи было чуть более 200 человек, а в 90-х, когда окончательно ушла геологоразведывательная экспедиция, Алинское опустело. И, казалось, на этом многовековая история этого населенного пункта завершится. Но нет – сюда пришли староверы. Сейчас Алинское – крохотный населенный пункт: около десятка домов, восемь семей, 30 человек, электричество – по расписанию от дизель-генератора. Семья Фомы Акимыча в конце 80-х одной из первых перебралась в Туруханский район из Хакасии. Сейчас поселок потихоньку расстраивается, об ушедшей когда-то экспедиции напоминают только балки, брошенные на окраине поселка, да груды ржавого железа, которые по какой-то причине не смогли растащить в 90-е.

Лес и река

Живут в Алинском рекой, лесом и своим хозяйством, у каждого коровы и куры – приторговывают молоком, творогом; на весь поселок – два больших покоса на разных берегах Енисея. Вручную здесь давно не косят, технику на другой берег переправляют на понтоне. Он виднеется на берегу вместе с катерами и традиционными для этой местности длинными лодками. Телевизора здесь нет, как и радио, – «не то что не положено, некогда смотреть».

– О, Максим, что прохлаждаешься? Идем сено убирать, – Максим, 30-летний мужчина, аккуратно поправляет очки и тут же направляется к сараю, уже подъехал трактор с прицепом. На нем – упакованное в аккуратные брикеты сено, которое еще полчаса назад было травой на поле у деревни. Один брикет – одной корове на день. Сено здесь убирают вместе, а потом делят на все семьи.

Максим – один из семи детей Фомы Акимыча. В остальных семьях детей мало – по два-три, малышня тут же высыпает посмотреть на гостей – на девчонках яркие платья. Смотрят издали – близко не подходят. Тем временем мужики уже перекидали брикеты в сарай и накрывают сверху рассыпным сеном – так дольше не будет портиться.

Рядом с сараем – небольшая лесопилка: под открытым небом станок, на котором работают двое. Станок новый, опилки сразу летят в мешок, чтобы потом по всему поселку не разносило. Стройматериалов для поселка нужно много.

– А вон там я строиться буду, – Максим показывает рукой на поляну неподалеку. – Буду в Алинское перебираться.

Сейчас он живет в Чулково с женой и тремя детьми. Жену брал себе из Курагино. Ремесло у Максима – самое нужное в этом районе: он делает лодки. Летом Енисей – главная транспортная артерия, по-другому от поселка к поселку просто не доберешься. И староверы – главные спецы в этой технике. Максим варит традиционные длинные лодки, их называют здесь по-разному: ботики, илипийки. С техникой здесь вообще все мужчины на «ты», иначе в условиях дикой природы не выжить, купить новое или отдать в сервис можно только в большом городе, а до него – сотни километров. Дикая природа здесь начинается за порогом: вот лабаз, поднятый на столбах, – туда для всей общины заложат крупы и муку. А над землей он поднят, чтобы грызуны не залезли и не попортили запасы. Вокруг густая щетка леса, но для жителей поселка он яснее проспекта: собирают ягоды, ходят на охоту.

– Там у меня скрадок, вон в тех елках. И привада там, – Федор – охотник, который вначале требовал стереть его фотографии, рассказывает о медведе, что неделю назад вышел в Алинское. И подписал себе приговор: все знают, если зверь пришел один раз, он обязательно покажется снова, поэтому все невольно поглядывают в сторону леса.

Кажется на первый взгляд, что жизнь этого поселка, укомплектованного современной техникой, может быть легкой, но это совсем не так: Север остается Севером с суровым нравом. Здесь одна надежда – на свои силы и помощь общины, которая у староверов сильна.




Комментарии:



Нет комментариев




* Поля со звездочкой обязательны для заполнения

Оставить комментарий



Всероссийская социальная программа «Здоровье в подарок»

Завод-изготовитель оздоровительной продукции «Здоровая семья Алтай» (г. Бийск) реализует социальную программу по улучшению здоровья граждан ...

Реклама
НЕ ЯВЛЯЕТСЯ ЛЕКАРСТВОМ. ПЕРЕД ПРИМЕНЕНИЕМ ПРОКОНСУЛЬТИРУЙТЕСЬ СО СПЕЦИАЛИСТОМ. ИМЕЮТСЯ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ.



Реплики


Александр ГРИГОРЕНКО

Мегаполис и деревня

Сергей Бурлаку

Жизнь напоказ

От людей в «Инстаграме» не спрятаться



Материалы газеты

Пхенчхан, жди!

Нервотрепка и ожидание, заявления всероссийских федераций, яростные призывы болельщиков и комментарии спортсменов… Точкой этой долгой недели ...


А в ответ – тишина

В июне этого года в крае завершился масштабный проект. Льготники всех муниципальных образований получили единую социальную ...


Лечение по мировым стандартам

В редакции газеты «Наш Красноярский край» в рамках совместного проекта с министерством здравоохранения края «Прием главного» ...


Город должен стать ярче

«Волнуюсь, как перед разговором с родителями», – признался ветеранам глава Красноярска Сергей Еремин. Мэр встретился с ...


Ставка на рост

Канун Нового года – это всегда подведение итогов прожитого и составление планов на будущее. Незримая черта, ...


Взгляд в будущее

В Красноярском крае много лет назад сложилась традиция: в начале декабря представители спортивной отрасли из городов ...



Фоторепортажи