В двухэтажном здании на улице Вавилова в Красноярске бесконечный круговорот школьников. Когда-то здесь была вечерняя школа, а два года назад открылся технопарк «Твори-гора». Мальчишки и девчонки снуют из аудитории в аудиторию по цветным коридорам. И хотя в технопарке больше двух десятков всевозможных кружков – от астрономии до мультипликации, почему-то одна из дверей открывается чаще других. На ней написано «Мастерская дяди Жени».


Элероны и рули

Мастерская дяди Жени – это четыре курса по выбору: столярка, клуб конструкторов – изобретателей спортивной мототехники, семейные мастер-классы и кружок авиамоделирования. Ведут занятия на самом деле двое – дядя Дима и дядя Женя, так по-семейному сами школьники зовут Дмитрия Байера, который отвечает за столярку, и Евгения Плотникова. Именно дядя Женя – настоящий бренд технопарка, его знает уже без преувеличения половина города. Два года назад Евгений Семенович, всю жизнь проработавший инженером-электронщиком, вышел на пенсию, и его пригласили работать в технопарк. Так сама собой родилась мастерская. Из страсти к изобретательству и любви к детям, которую видно сразу.

– Вот это у нас «пилотажка», – дядя Женя держит в руках яркий самолетик. Метровый размах крыльев, обклеенных ярким скотчем, – видно сразу, что модель делал ребенок. Вокруг Евгения Семеновича толпятся мальчишки. Вообще-то в студию берут с 10 лет, но сегодня у авиамоделистов пополнение – пришел 9-летний Олег, именно для него сейчас проводится небольшая экскурсия.

– А потом, когда каждый из вас сделает свою модель, мы соберем их, поедем на Татышев и будем запускать. Научимся делать фигуры высшего пилотажа, а потом устроим воздушный бой, – на этом моменте у парней перехватывает дыхание, тишина в мастерской абсолютная. Они ходят в кружок только с сентября, потому своя модель есть только у Ильи. Именно ее и держит в руках Евгений Семенович. Она не сказать что совершенна, но именно таким и должен быть первый самолет. Сейчас большинство мальчишек вот-вот подойдут к финальному этапу сборки: готовы крылья, корпус, хвост. Еще немного, и у каждого будет своя «пилотажка». Для того чтобы модель получилась, 10-летним пацанам нужно сделать многое. И первое – понять, как именно модель работает.

– Почему самолет летает? – спрашивает Евгений Плотников и смотрит на мальчишек. На доске давно заготовлена схема. На ней – крыло в разрезе, вот один поток воздуха огибает его сверху, другой – снизу. – Вы знаете о законе Бернулли?

О законе Бернулли не знаю в этом классе только я. Даже новенький начинает что-то говорить о подъемной силе крыла, другие подхватывают, дополняют – не так, не теми словами, но принцип этого физического закона, который они в лучшем случае будут изучать в 9-м классе, схвачен верно. Механика, аэродинамика – для мальчишек, которые еще не окончили начальную (!) школу, это естественно, как дышать. Они понимают, что такое сечение, угол наклона, что такое элерон и где он у самолета.

Кривая модель криво летает

После небольшой теоретической части все переходят к практике: новенькому Олегу дают лист тонкой фанеры – он будет делать крылья. Он сам переносит через трафарет силуэт – и после должен будет выпилить его лобзиком. Каждый стол в кабинете оборудован хитрушкой, которую придумал дядя Женя: она позволяет держать лобзик правильно. Хотя и тут есть подсказка – на доске нарисовано, что зубья у пилки должны смотреть вниз. Мальчишки даже сами меняют пилку у лобзика – на специальном станочке, который для этого разработан.

– Они ведь приходят ко мне, ничего руками делать не умеют – им негде это пробовать, – делится Евгений Семенович. – А здесь все делают сами. Под моим присмотром учатся пилить, паять. Авиамоделирование учит многому – дисциплине, аккуратности, точности. Кривая модель и летать будет криво.

Мастерская оборудована всем необходимым – есть чем пилить, паять, замерять и расчерчивать. Есть даже специальное оборудование, которое позволяет научиться управлять моделями – еще до того, как ребята выйдут в поле, что-то вроде игрового симулятора полетов.

В этот момент двое мальчишек как раз готовы обтянуть крылья своих самолетов цветным скотчем. Вдохновившись идеей дяди Жени о том, что «самолет должен быть красивым, как бабочка», они, прикусив язык, наматывают на него слоями разноцветный скотч.

– Видишь, какой у тебя край получился, – Евгений Семенович держит в руках одну из заготовок. – Посмотри на край – он должен быть обтекаемым, а у тебя же тут чуть ли не прямой угол. Летать же не будет.

Приходится авиаконструктору безропотно сдирать скотч и опять браться за наждачку.

И только Илья, как владелец первой готовой модели, берется за новую – он будет делать планер. Планер – это уже более тонкая работа, как огромные птицы, готовые планеры висят на стенах мастерской – их сделали ребята из другой группы, где учится даже одна девочка. Если эта модель сделана хорошо, он может парить в восходящих потоках несколько часов. Но вот незадача – готового шаблона для планера нет, Илье придется делать его самостоятельно. Схема берется с пожелтевших страниц еще советского журнала, который аккуратно помещен в файлик. Илья с головой погружается в работу – переносит ее на фанеру. Он мечтает стать пилотом – будет пилотировать большие пассажирские самолеты.

– А я все! – к дяде Жене бежит Олег с фанерным крылом.

– Ты молодец – так быстро все сделал. Дай пожму тебе руку.

– Да я вообще отличник, – улыбается новенький.

– А к нам хулиганы и не ходят, – шутит Евгений Семенович и внимательно ищет, что нужно доработать у этой детали. С первого раза и не должно получиться идеально, моделирование учит постоянному совершенствованию.

– Для меня авиамоделирование – это давнишняя любовь, – рассказывает Евгений Семенович. – Я ходил в кружок, когда мне было 12, – полвека прошло, а кажется, что это было вчера, настолько хорошо все помню. Свои модели, тренировочные полеты, падения. С этого кружка мое увлечение инженерным делом и началось, и всю жизнь этим занимаюсь. По диплому-то я математик.

Полтора часа, которые запланированы на занятие, проходят незаметно. Мальчишки с сожалением раскладывают недоделанные модели по пакетам – у каждого свой, из какого-то торчат цветные крылья, где-то – хвост. Нехотя расходятся, из авиамодельного кружка вообще уходят неохотно. За те два года, что существует технопарк, группа юных авиаторов почти не изменилась. И кажется, что для понимания физики эти уроки делают намного больше, чем порой дает школа.

А самолет не падает потому, что крыло сверху более покатое, а снизу – ровное. Давление воздуха снизу толкает самолет вверх за счет того, что поток на верхней плоскости движется быстрее, потому и давление там меньше. Это и есть закон Бернулли, который позволяет самолетам летать.
Более подробно о занятиях в технопарке можно узнать на сайте http://mm.tvorigora.ru и по телефону 272-44-14

№ 10 / 993

Комментарии:

Все поля обязательны для заполнения