Нынешний фестивальный сезон для многих краевых театров проходит очень удачно. Но, пожалуй, театральная фортуна ни к кому не благосклонна так, как к Лесосибирскому городскому драматическому театру «Поиск». Он стал триумфатором XVI фестиваля театров малых городов России: «Мертвые души» Олега Липовецкого взял Гран-при «Лучший спектакль малой формы». Тот же спектакль принес актерскому ансамблю победу на «Ново-Сибирском транзите», а буквально на днях стало известно, что театр стал вторым и на конкурсе «Полюс. Золотой сезон». Как театр в небольшом городе создает фестивальные спектакли, востребованные и местным зрителем, нам рассказал художественный руководитель театра Олег ЕРМОЛАЕВ.

Сцена из спектакля "Мертвые души"

– Олег, расскажите о вашей труппе. Она ведь совсем небольшая.

– Да, по штату это 10 человек, но в данный момент мы нуждаемся в расширении труппы и готовы принять на работу новых артистов, желательно мужчин. Увеличилось количество новых постановок и разных творческих проектов. Кроме того, у нас молодой режиссер из Санкт-Петербурга, который тоже делает свои первые шаги на театральном поприще и создает команду, с которой будет работать в дальнейшем. И это нормально. Мы все через это прошли. Юрий Александрович Лобанов, который пришел после Владимира Ивановича Евстифеева, тоже создавал свою команду, кто-то приходил из других театров, кто-то попадал в труппу через студию, которую набирал Юрий Александрович. Та часть актеров, которая сейчас в труппе, – это тоже в основном студийцы Лобанова. В том числе и я.

– Несколько лет театр жил без постоянного режиссера, сейчас он у вас появился. Расскажите о новом режиссере.

– Олега Христолюбского мы пригласили в прошлом году как очередного режиссера, еще когда он был студентом Российского государственного института сценических искусств. Последние шесть лет мы вообще работали без постоянного режиссера, только с приглашенными. До нас дошла информация, что есть замечательный курс в Санкт-Петербурге и неплохие студенты. Мы написали руководителю курса, и он сделал предложение студентам, нам поступило несколько заявок, но мы остановились именно на Олеге Христолюбском и его подборке пьес, которые он предложил. Была четкая задача сделать комедию, мы стараемся чередовать серьезные философские постановки и комедии. В итоге пригласили Олега на работу, и первый спектакль, который мы поставили, был по пьесе Вуди Аллена «Олд Сэйбрук». Получился неплохой, на мой взгляд, зрительский спектакль, он стал дипломной работой Олега. Мы поняли, что маститого режиссера, зарекомендовавшего себя, нам вряд ли удастся заманить – мы пробовали. Поэтому решили попробовать с молодым режиссером, который делает первые творческие шаги. И, поговорив с труппой, большим числом голосов приняли решение пригласить его на постоянную работу. И в этом сезоне он работал у нас как постоянный режиссер. За этот сезон мы сделали с ним три постановки: «Варшавскую мелодию» по Леониду Зорину, новогоднюю сказку «Новый год на чердаке», которая получилась не совсем стереотипной, и спектакль по роману Гудрун Мебс в инсценировке Евгения Ионова для семейного просмотра «Воскресный ребенок». Этот спектакль примет участие в фестивале молодой режиссуры «Артмиграция – детям», который проводит Союз театральных деятелей РФ. Кроме этого, мы реализовали проект «Экспедиция», провели серию читок, это был очень интересный опыт. Шесть пьес, написанных не раньше 2015 года, отмеченные на различных драматургических фестивалях. Финалом проекта стало голосование за пьесу, которую мы и поставим в начале следующего сезона.

Сцена из спектакля "Мертвые души"

– Читки – новый формат для Лесосибирска. Как на него реагировали зрители?

– Мы и до этого пытались делать читки, но это было скорее художественное чтение текста, а сейчас получились в большей степени эскизы, где есть мизансцены, прослеживается режиссерская идея. И были зрители, которые ходили на все читки. И обсуждение в Интернете было бурное, кто-то приходил, уже прочитав пьесу. Отношение, конечно, было разным, и пьесы были разными, некоторые, на мой взгляд, достаточно скандальными. Нам хотелось показать все разнообразие современной драматургии.

– Был ли текст, который вам в душу запал, а зритель выбрал другой?

– Наоборот – наши предпочтения совпали. Я участвовал в читке пьесы «Спички», которая победила в голосовании, читал за главного героя, она мне оказалась ближе по духу, по темам, которые там затрагиваются. Так случилось, что зрители ее и выбрали.

– Театр «Поиск» воспитывает зрителя или вы в большей степени идете за его интересами?

– И не то, и не другое. Я противник мнения, что театр должен кого-то воспитывать. Абсолютно с ним не согласен! Воспитание – это все-таки задача родителей, социальных институтов – детского сада, школы. Театр показывает проблемы современной жизни, обостряет их, дает возможность порассуждать о тех темах, которые сейчас актуальны в обществе. Иногда люди не хотят их видеть, отворачиваются от них, здесь театр может быть сродни авторскому кино, которое не имеет массового зрителя. Как в «Мертвых душах», зритель скажет: «Покажи нам что-нибудь приятное и увлекательное. Не говори нам, что дела в хозяйстве идут плохо, дай нам позабыть этого». Зрителю чаще всего этого хочется, но наша задача – говорить о том, что сейчас происходит в обществе. И поэтому нужно обращаться и к современной драматургии, что мы и сделали в читках. Но, конечно, мы проводили жесткий отбор, не все тексты смогли бы принять лесосибирские зрители.

– Читки – это попытка получить обратную связь от зрителя?

– Да, конечно.

– По результатам обсуждения какие темы сейчас в Лесосибирске оказались самыми острыми?

– Мы, конечно, находимся далеко, но во времена Интернета живем в одном глобальном обществе. И людей в Лесосибирске волнуют те же самые темы, что и большинство зрителей в нашей стране. Конечно, отношения между мужчиной и женщиной выходят на первый план. Как раньше говорил Юрий Александрович: про что мы ставим пьесы? Все пьесы про любовь. Что бы ты ни делал, все спектакли про любовь. Просто могут быть разные варианты – это может быть муж с женой, два любовника. Достаточно бурное обсуждение было после пьесы «Ганди молчал по субботам» Анастасии Букреевой, там тема семьи очень остро стоит – люди, живущие вместе, оказываются абсолютно одиноки. Несмотря на то что называют друг друга «папа», «мама». Имела успех пьеса «Человек из Подольска» Дмитрия Данилова, который получил в этом году «Золотую маску». О взаимоотношениях человека и государства.

Сцена из спектакля "Мертвые души"

– Насколько консервативен ваш зритель?

– По-разному. Мы стараемся иногда, так сказать, взбодрить публику. В прошлом сезоне мы сделали спектакль «Лесосибирск. Лойс», который стал номинантом на «Золотую маску» в номинации «Эксперимент». Это был спектакль-чат, который идет в Интернете онлайн. Зритель сидит перед большим экраном, на котором периодически открываются страницы ВКонтакте главных героев. Переписка в живом времени. Зрители сами могут писать – зайти в Интернет, найти этих героев, не сильно влиять на сюжет спектакля, но вносить свои корректировки, например, менять музыкальное сопровождение спектакля. Это была очень необычная постановка для нашего зрителя, было бурное обсуждение, одна зрительница категорически не приняла такой вариант: «Это не театр! Что это такое?!»

Проект стал возможен благодаря поддержке фонда Прохорова – мы получили грант, пригласили драматургов и режиссера. К нам специально приезжала драматург Дарья Уткина, общалась с подростками. После этого совместно с Ириной Васьковской они написали пьесу. Сюжет, может быть, несколько банальный – взаимоотношения ученицы с учителем. Но есть и второй план – отношение подростков к тому месту, где они живут. Большая часть хотела отсюда уехать, однако ничем не подкрепляя это желание. «Хочу уехать потому, что Лесосибирск – дыра». Но есть люди, которые остаются и реализуют себя, и мы показываем это в том числе на своем примере. Мы – театр в маленьком городе, который знают уже по всей России. Спектакль состоял из трех частей: собственно чат, истории выпускников, которые рассказывают, как мечтали уехать, но вернулись сюда, и постскриптум – полуфильм-полумультфильм с главной мыслью «Начни с себя – и мир изменится».

– А говорили, что воспитанием театр не должен заниматься.

– Мы не воспитываем. Просто показываем, что можно еще и так жить.

– Если абстрагироваться от Лесосибирска, этот спектакль можно в другом месте поставить? Он будет актуален?

– Абсолютно! Мы говорим: большой город, забывая, что вокруг центра всегда есть спальные районы, которые не отличить друг от друга. Спальный район Питера не отличить от Красноярска, Ачинска, Лесосибирска. Такие же люди с такими же проблемами. И заморочками. И каждый волен создавать хорошее вокруг себя.

Сцена из спектакля «Кому сон, кому явь, кому клад, кому шиш»

– Сколько живет спектакль в репертуарном плане?

– В последнее время мы пытаемся сохранять спектакли максимально. За последние шесть лет театр поменялся в плане показов. Если раньше постановок было две-три в году, один спектакль игрался месяц, затем – большой перерыв. Максимум спектакль жил два-три сезона. Сейчас мы стараемся чередовать показы намного чаще, но все же больше существуем в рамках европейского театра, когда один спектакль показывается две-три недели (премьерные – месяц-полтора), затем меняется. Мы не репертуарный театр в том смысле, что в течение недели идут разные спектакли – мы не можем так часто менять декорации. Есть спектакли, которые имеют не очень большой зрительский успех, но три сезона они все равно живут. Хотя бывает, что и больше. Например, спектакль «Свободная пара» Дарио Фо и Франка Раме, который был поставлен в 2013 году, и с успехом идет до сих пор. Очень зрительский спектакль!

– Сколько спектаклей было в репертуаре в этом, юбилейном, сезоне и какой для вас стал особо значимым?

– В этом сезоне мы показали зрителям 10 разных спектаклей, в том числе детских. Фаворитом стал спектакль «Мертвые души». Это фестивальный вариант, который имел и зрительский успех – мы отыграли почти 20 спектаклей. И всегда были аншлаги. Мы уже ездили с этим фестивалем в Псков, Новосибирск, Новороссийск. Принимали очень хорошо.

– В чем волшебство, что спектакль и зрительский, и фестивальный?

– В этом спектакле получился симбиоз, все, если можно так сказать, срослось – и режиссура Олега Липовецкого, который хотел показать, что все, что писал Гоголь, абсолютно актуально сейчас, и сценография Якова Каждана, и хореография Ольги Васильевой, и музыка Александра Улаева, специально написанная для спектакля, и актеры, которые смогли все это воплотить.

– Когда работа над спектаклем начиналась, было ли предчувствие, что именно он так выстрелит? Что было сложным для вас как актера?

– Конечно, предположить, что у спектакля будет такой фестивальный успех, было сложно. Если говорить с точки зрения актерской работы, то, наверное, самая большая сложность, что это физически очень затратный спектакль: мы не уходим со сцены все три часа, только на антракт, много пластических номеров, трюков. После спектакля нас хоть выжимай!

– Сколько вообще классики в репертуаре?

– Гоголь, Островский, Пушкин. Причем Островский идет уже четвертый сезон и до сих пор имеет успех у зрителей. Спектакль «Кому сон, кому явь, кому клад, кому шиш» получил диплом как лучший спектакль на фестивале «Рождественский парад» в Санкт-Петербурге. Здесь тоже необычность формы – лубочность, которую придумал Александр Ряписов. Немного изменен ход пьесы – другая концовка.

Сцена из спектакля «Кому сон, кому явь, кому клад, кому шиш»

– Приглашенный режиссер, как Карлсон. После премьеры он улетает, а спектакль живет своей жизнью. Меняется.

– Да. Но очень часто спектакли, поставленные приглашенными режиссерами, мы вывозили на фестивали – и у режиссеров была возможность посмотреть, что со спектаклем сейчас происходит. Корректировать, вернуть его в нужное русло. Ну и потом же есть Интернет. Есть возможность провести онлайн-репетицию, чтобы посмотреть, как спектакль живет. Поэтому режиссер всегда присутствует.

– Как лично для вас начался театр «Поиск»?

– Я пришел на спектакль как зритель. Студентом первого курса, это был 1999 год, спектакль «Король умирает» по Ионеско. Билетов не было – нас провел тогда еще не знакомый мне молодой актер Виктор Чариков. Для меня это было очень интересно.

Это было весной, а осенью к нам в институт пришел Юрий Александрович и сказал, что набирает студентов в театральную студию. И я пришел. Так сложилось, что в этот же год он пригласил меня поработать на новогодней сказке. Репетировал вместе с основной труппой, в дубле с актером Александром Израэльсоном, у которого я много чему научился. Саше пришлось по семейным обстоятельствам уехать, и я вошел в основной состав. А новогодние сказки в театре «Поиск» – это марафонский забег в течение двух недель. В прошлом году мы отыграли почти 40 сказок. И тогда пять дней по три сказки я отработал – это было погружение.

– Сейчас лесосибирский театр «Поиск» – это про что?

– Лично для меня – про все. За 20 лет это стало частью моей жизни, без которой я уже не могу. У меня спрашивают: а почему ты никуда не рванул? Не знаю! Так сложилось. Я остался здесь. Были разные мысли, но наступил этап, когда мне пришлось встать у руля театра, особо того не желая. И тем более стало понятно, что я не могу куда-то уехать – в последнее время театр заработал определенное имя, не без моего участия. Я как руководитель считаю одним из важных направлений в жизни театра участие в фестивалях. Важно, чтобы тебя видели другие, видели театральные критики. Конечно, невозможно участвовать во всех фестивалях. Это очень затратно и трудоемко. Этот сезон побил все рекорды. Но на то он и юбилейный! С начала сезона у нас было шесть фестивалей. Без поддержки администрации города и министерства культуры Красноярского края, которое выделило средства для поездки на «Золотую маску» и на фестиваль театров малых городов в Новороссийск, нам бы вряд ли удалось это осуществить.

Сцена из спектакля "Сирена и Виктория"

– Расскажите о фестивальных впечатлениях. Что нового театр вынес из этих поездок? Может, наметились какие-то творческие связи?

– Безусловно, поездки на любой фестиваль – это множество впечатлений и эмоций. Нельзя выделить какой-то один. На каждом фестивале – и в Пскове, и в Москве, в Санкт-Петербурге, Новосибирске, Новороссийске было что-то свое. Конечно, всегда здорово, когда на фестивалях ты встречаешься со своими старыми друзьями. Но не меньшее счастье – знакомство с новыми людьми, с новыми театрами. Для меня на фестивалях всегда очень ценно посмотреть спектакли своих коллег, всегда есть чему поучиться, послушать обсуждение критиков.

– На конкурсе «Полюс. Золотой сезон» театр занял второе место, и это уже не первая ваша победа в этом конкурсе. Расскажите, что поменялось после первого раза. И что ожидаете от фестиваля «Территория» в этом году?

– В конкурсе мы участвуем уже третий раз. В этом году, как и в прошлом, мы заняли второе место. Это и есть главное отличие от первого раза, тогда мы не вошли в число победителей. Ожиданий много. Как известно, это не просто фестиваль – это практически форум с большой образовательной программой, возможностью увидеть актуальные постановки столичных театров. Ну и, конечно, возможность получить финансовую поддержку для развития театра.

Автор: Анна Трапезникова     

Комментарии:

Все поля обязательны для заполнения