Присоединяйтесь к нам:
28 Июля
03:56 
исправленный1.png

      

       разместить  

Покой им только снится: инспекторы против браконьеров

Покой им только снится: инспекторы против браконьеров

Южный кордон Саяно-Шушенского заповедника – Шугур – залит солнцем. Рядом с новой беседкой, с которой открывается фантастический вид на водохранилище, – силуэты символов заповедника – снежного барса и козерога. Они видны издалека, как и здание кордона, солнечные батареи, информационные щиты… Сейчас он оборудован по последнему слову техники. Но мало кто знает, что это не первое место его расположения. Первый кордон был южнее, его перенесли после убийства четырех инспекторов в начале 90-х. Их тела до сих пор не найдены, и это самый кровавый эпизод в войне, которую инспекторы не прекращают ни на минуту.

По злой воле

Саяно-Шушенский заповедник – это 390 368 га девственной природы. Несколько природных зон – от черневой тайги до каменистой степи – и десятки видов редких животных и растений. Нетронутая земля, на которую могут посмотреть счастливчики – сотрудники заповедника и немногочисленные туристы, которые проходят по экологическому маршруту по Саянскому каньону. В сердце заповедника – на охраняемую территорию – туристов не пускают. Зато туда спокойно заходят браконьеры. Война с ними, как сказали бы стратеги, позиционная: долгая, на измор, но тихая – простому глазу не заметна. Можно было бы сказать, что видны ее последствия – но нет, и они для обывателя неочевидны. Об ущербе, нанесенном природе, говорят инспекторы, которые выходят на территорию заповедника. Они видят тот след, который оставляют преступники. Попавшие в браконьерские петли маралухи, козероги, кабарги, снежные барсы обречены на долгую мучительную смерть. Вот фотографии с одной из фотоловушек, которые показывают туристам во время очередной остановки: на них, пожалуй, самый известный барс, за раскосые глаза названный Монголом. Одна фотография – роскошное животное на фоне фантастических пейзажей. Другая – на шее ирбиса болтается уродливый обрывок железной петли. Монгол попал в ловушку, как многие звери, но чудом сумел вырваться. В 2013 году в ловушку попала молодая самка, которая могла бы долгие годы увеличивать численность популяции, – погибла она и двое маленьких котят.

Те чувства, которые испытывают сотрудники заповедника, когда видят такие кадры, сложно с чем-то сравнить. Ежедневный кропотливый труд в один момент оказывается перечеркнут злой волей человека, которому захотелось легких денег. Сейчас ирбис находится под угрозой полного исчезновения в пределах России, в первую очередь именно в результате петлевого промысла кабарги. Барсов сейчас на территории Красноярского края (они встречаются только в Ермаковском районе) осталось всего несколько особей, и есть большая вероятность того, что этот вид мы потеряем.

Браконьерская петля – очень простое приспособление: металлический тросик, который намертво затягивается на шее, когда животное пытается спастись. Петля легкая – с собой в рюкзак браконьер может запросто взять сотню-другую – это не тяжелые капканы. Варварское приспособление, которое запрещено во многих странах, но не в России. Такими петлями заповедник увешан, как новогодняя елка: устройство размещают так, что животное попадает в него головой, петля затягивается – и зверь погибает или от удушья, или от голода. Особенно обидно, что барсы – это случайные жертвы. Петли расставляют на самцов кабарги: их струя, которую добывают из мускусной железы, стоит баснословных денег на черном рынке – до 20 тысяч рублей за 20 граммов. В популяции этого животного на одного взрослого самца, который интересен браконьерам, приходится от двух до шести самок. В петли попадают абсолютно все животные ростом от 40 до 60 см. Вот только они браконьерам не нужны – их туши просто выбрасывают.

Спасти козерога

Саяно-Шушенский заповедник существует уже 40 лет. До заполнения ложа водохранилища Енисей, текущий по Саянскому каньону, был труднодоступен: без особой надобности через енисейские пороги никто не плавал, хоть водная артерия и была чуть ли не главным путем. Затем бурная река стала спокойным морем, и если бы в 70-х эту территорию не закрыли для охоты, мы бы уже точно лишились популяции сибирского горного козла (козерога), ради которого по большому счету заповедник и создавался. Конечно, козерог есть не только в Красноярском крае, но только у нас он спускается так низко – до 500 метров над уровнем моря. Именно поэтому козерог – очень легкая добыча: можно пройти вдоль берега на моторке, пострелять – и только тебя и видели. Особенно в период гона. Граница по воде у заповедника – 150 км, контрольно-пропускные пункты есть, но они расположены на большом расстоянии друг от друга, и хоть заповедник обладает всеми необходимыми плавсредствами, ловить таких «охотников» очень сложно.

У козерогов особенно ценятся большие рога – это хороший охотничий трофей, который тоже стоит больших денег, поэтому жертвами часто становятся старые опытные самцы.

На тропе войны

За время существования заповедника таких кровавых стычек, как в сентябре 1994-го, больше не было. Тогда в один день бесследно пропали трое инспекторов и их знакомый: в один момент они не вышли на связь, в избе на кордоне все было так, как будто люди вышли на минуту. Вот только не вернулись ни через день, ни через три. Месяц 50 человек прочесывали заповедник, но смогли найти лишь карабин одного из пропавших. Это ЧП случилось сразу после того, как в заповеднике впервые ужесточили меры борьбы с браконьерами и создали оперативную группу. Сейчас на территории сохраняется хрупкое равновесие. Поймать браконьеров в заповеднике непросто. Они неплохо знают этот лес. Иногда инспекторам по несколько дней приходится охотиться на нарушителей. Часто удается снять все петли, что были поставлены беспринципными дельцами, ликвидировать ловушки, найти схроны, избы. Сам факт появления таких сооружений на территории заповедника говорит о том, что преступный бизнес поставлен на поток – браконьеры планируют заниматься им еще многие годы.

Сейчас в составе оперативных групп 13 инспекторов. Это работа не для всех: задерживается только тот, кто готов в любую погоду продираться сквозь тайгу, снимая сотнями браконьерские петли. Охранная служба заповедника постоянно меняется. С июля этого года возродили конное патрулирование. Приучить лошадей к седлу и лесным тропам было нелегко, но теперь инспекторы смогут проходить ежедневно расстояние в несколько раз больше обычных пеших переходов. А это значит, что у браконьеров, которые уничтожают наше общее природное богатство, будет меньше шансов.

Для тех, кто с петлями выходит на территорию заповедника сейчас, это бизнес. Циничный подлый способ добыть денег, не прилагая особых усилий

0 комментариев


Оставить комментарий
  • Защита от автоматических сообщений
 
статьи
 Налоговая служба 
Инфографика