Присоединяйтесь к нам:
17 Октября
09:06 
исправленный1.png

      

       разместить  

Речные помощники

Жизнь вокруг Казачинского порога


Речные помощники

Енисей – самая сложная для судоходства река России. Непредсказуемые погодные условия в низовье, внезапные туманы, а главное – два опасных порога в среднем течении: Осиновский и Казачинский. Через второй вверх по Енисею самостоятельно не могло пройти ни одно судно до начала прошлого века. Большая скорость, малые глубины, а главное – извилистый ход. И вокруг этой водной преграды уже в первом тысячелетии до нашей эры селились люди.

Коварный порог

С берега Казачинский порог не кажется таким уж и опасным: перекаты, барашки пены, песок и камни-голыши, обточенные Енисеем до блеска. Могучая река здесь сужается до 350 м, а глубина местами едва достигает метра, и эту глубину нужно еще поймать, двигаясь по извилистому пути между огромными камнями. Если уйти вниз по течению могут многие суда, то подняться – даже сейчас – единицы: только те теплоходы, у которых скорость больше 20 км/ч. У груженых барж, которых в навигацию большинство, нет даже шанса. Большинство выступающих из воды камней – именные: их называют в память о судах, которые разбились или сели на мель в пороге.

Местные вспоминают о пароходе «Модест», в 1989 году от удара о скалы развалившемся надвое – чудом тогда обошлось без жертв. Капитаны рассказывают, что и сейчас редкая навигация обходится без происшествий – Енисей не дает расслабляться.

+IMG_20170821_125753_.jpgЕдинственная надежда – теплоходик-туер «Енисей», который по натянутому на дне стальному тросу ювелирно проведет суда, превышающие его по весу в десятки раз. Самое горячее время у туера – осенние месяцы, поэтому последние дни августа он на трехдневной профилактике.

Этот кораблик – настоящая достопримечательность, можно сказать – действующий музейный экспонат. В России, да и в мире, пожалуй, больше судов такого класса не осталось, хотя в XIX веке только по Волге ходили 14 туеров, были свои цепные пароходы во Франции, Бельгии, Америке. Но везде реки удалось укротить: на Волге, например, построили водохранилища – и она стала совсем ленивой. Разрушение Казачинского порога равноценно прекращению навигации на Енисее – изменится глубина в верхнем плесе. И это уже не говоря о том, что порог создает уникальную экосистему – именно на порогах воды Енисея аэрируются и самоочищаются. Этим наша река и отличается от той же Волги, которая такую способность утратила.

Музей на ходу

+IMG_20170821_131107.jpgНебольшой теплоход-туер «Енисей» стоит у берега – у него странно раздвоенный нос: именно через него проходит 3,5-километровый стальной трос, по которому и идет туер. Курсанты драят палубу, капитан Сергей Пластинин смотрит на берег – профилактика подошла к концу, есть возможность немного передохнуть: осенью с низовья начнут возвращаться большие корабли – и вот тогда будет работа без отдыха с 8 утра до 8 вечера. Для Сергея Алексеевича это девятая навигация капитаном на судне.

Первый туер под названием «Св. Иннокентий» появился на этом участке в 1903 году, тогда и началась регулярная навигация.

В 1964-м его сменил теплоход «Енисей», детище нашего судоремонтного завода: табличка с годом постройки – на самом видном месте.

И с тех пор всю навигацию – пять месяцев – по несколько раз в день он проводит через Казачинский порог суда с огромным грузом – до 6 тысяч тонн.

– У нас мощность 2 тысячи лошадиных сил, половина работает на туерную лебедку – она является основной тяговой силой. Другая идет на четыре гребных винта, которые помогают рулиться, – капитан проводит экскурсию по судну. Механик с 15-летним стажем, Сергей Алексеевич, кажется, перебрал уже все механизмы на судне, поэтому уже старенький по всем меркам теплоход работает безотказно. Через всю длину туера тянется стальной трос, который проложен в деревянный желоб – чтобы медленнее изнашивался, запас деревянных плашек у капитана всегда под рукой. И все равно за одну навигацию выбраковывается до 750 м троса.

Команда – 22 человека – живет на судне безвылазно всю навигацию. Капитан старается всеми силами «одомашнить» обстановку – недавно поменяли кровати в каютах. Да и так видно, что это большое общежитие: сушится белье на веревках, вкусно пахнет обедом. Сейчас на туере проходят практику пять курсантов. Уже во время практики они получают зарплату в 25–30 тысяч рублей, потом будет больше.

– Но все равно, – вздыхает Сергей Пластинин, – молодых на берег тянет. Молодежи мало к нам идет.

Не у каждого хватит терпения день за днем курсировать по небольшому участку акватории – помогать большегрузам проходить тяжелый порог: туер делает до 500 подъемов за пять месяцев. Романтики в этом, на первый взгляд, мало, но без этого теплохода-работяги в разгар навигации пришлось бы совсем туго.

Были деревни, нет деревень

До ближайшего населенного пункта от порога – несколько километров. Но это разбитая лесная дорога, которую могут преодолеть только подготовленные машины. В деревне Порог Пятковского сельсовета в официальных документах «0» жителей. Во всем сельсовете из трех деревушек – около 200 человек. Порог уже окончательно стала летней деревушкой – здесь живут дачники, которые любят полное уединение, и рыбаки: домики тянутся вдоль одной улицы. Зимой она пустеет полностью. Света нет – у каждого свой дизель. Говорят, был проект туристической базы в Пороге, но по какой-то причине дальше идеи не продвинулось.

В советское время деревня тоже была крохотной – здесь жили рыбаки и те, кто обслуживал туер, были ссыльные – в основном литовцы. Работала крохотная малокомплектная школа. Ее здание сейчас тихо зарастает крапивой, а в окнах до сих пор тюлевые занавески.

Но история Порога не в советское время начинается – здесь были не только казаки-первопроходцы и местные племена. Долгие годы вокруг Казачинского порога ведутся раскопки. И хоть на всей территории Казачинского района 19 археологических памятников от неолита до Средневековья – стоянки, поселения, – самое ценное опять-таки связано с порогом. Это наскальные рисунки, обнаруженные на валунах на берегу Казачинского порога. Петроглифы датируются эпохой раннего железного века, а это значит, что уже тогда земли вокруг этой водной преграды не были безлюдными.

На фото:

"Енисей" - единственный  в России туер. Он буксирует через порог судна, поднимаясь по проложенному по дну Енисея стальному тросу;

Сергей Пластинин - капитан, механик с 15-летним стажем, содержит раритетное судно в идеальном порядке.

0 комментариев


Оставить комментарий
  • Защита от автоматических сообщений
 
статьи
 Налоговая служба 
Инфографика