Новости
Статьи
Фото
Видео
Книжное Красноярье
Интересные факты
Документы
Архив
Реклама
Поиск  

22 Января 2018г.
USD: 56.58   -0.17        EUR: 69.39   +0.13
#Социум   #Происшествия   #Спорт   #Культура   #Транспорт   #Дети   #Экономика   #Образование   #Политика  





Главная Статьи Школа и родители в состоянии войны?

Школа и родители в состоянии войны?

Святая наука – услышать друг друга



Автор: Елена ЛАЛЕТИНА     № 10 / 894

«Хотели помочь школе сделать занятия с нашими детьми качественными, – говорят представители родительского комитета Дивногорской общеобразовательной школы, где обучаются ребятишки с умственной отсталостью. – Пришли к директору, чтобы вместе обсудить сложившуюся ситуацию: финансирование в учреждение поступает, а материально-техническое обеспечение школы, по нашему мнению, бедное. Но нас не услышали, объявили недоверие. Обвинили в желании уволить директора и закрыть школу».

А картинки – за свой счет

В редакцию одна из представительниц родительского комитета КГБОУ «Дивногорская общеобразовательная школа» Ирина Баранова позвонила с просьбой о помощи: «Куда ни обращаемся, ничего не помогает. Мы считаем, что учебное заведение не прикладывает максимум усилий, чтобы предоставить качественное образование. Отказывают в занятиях с логопедом, хотя это прописано в ИПР (индивидуальная программа реабилитации. – «НКК») ребенка, материальное обеспечение учебного процесса взвалили на плечи педагогов и родителей».

– У меня сын с синдромом Дауна в эту школу в 2007 году в первый класс пошел. Полгода на надомном обучении, полгода на очном, – рассказывает Ирина Баранова. – Уже тогда начала замечать: в классах пусто. Стол, стул и шкаф. А детям-инвалидам нужны специальные условия обучения: дидактические материалы, компьютерные технологии, альтернативная коммуникация. У меня ребенок не разговаривает, ему необходимы карты ПЭКС (коммуникационная система обмена изображениями. – «НКК»). Это я пойму, что он хочет сказать, а в магазине или на улице он должен достать карточку и показать. Более того, ребенку отказали в занятиях с логопедом, хотя в ИПР это прописано. Мне ничего не сказали. Год Паша не занимался. Сейчас в школе посылают: идите в социальный центр. А почему, если занятия логопеда должны быть связаны с учебным процессом?

Родители недовольны: в школе недостаток учебных пособий для детей с множественными психическими расстройствами (здесь два класса таких ребятишек), а аутистам и даунам нужна наглядность. Для них обычные слова ничего не значат, каждое предложение подкрепляется изображением. Этих-то картинок как раз и не хватает. Проблема с обучающим материалом для социализации детей-инвалидов, для развития элементарных навыков общения с окружающим миром. Дидактический материал вынуждены приобретать педагоги и родители. Каждый учитель в этой школе имеет собственный арсенал средств, а если чего не хватает – бежит в магазин, закупает на весь класс.

– Даже бумагу для принтера мы покупаем (чтобы разные схемы и картинки распечатывать для уроков. – «НКК»), – показывает Ирина Баранова пачку белой бумаги с подписью «Паша Б.». – О карандашах и пластилине даже не говорю. Скинулись с другими родителями – приобрели музыкальный центр. Учительница ноутбук купила, чтобы видео и иллюстрации детям показывать.

На официальном сайте школы яркие фотографии кабинетов, ломящихся от дидактических материалов. Но куда ни кинь – все это личные «орудия труда» педагогов. Увольняется учитель, забирает с собой купленное на зарплату (а такое было уже не раз), и пустеют полки шкафов. Большой раздел посвящен кабинету Монтессори. Методика эта действительно хорошая, подходящая для ребятишек с умственной отсталостью. Но и здесь есть одно «но»: как выяснила прокуратура, материал этот закупался в начале 2000-х годов, сейчас устарел, потерял комплектность и к использованию в образовательном процессе не пригоден.

– Меня не устраивает, как реализуется учебный процесс, хотя к педагогам претензий нет – люди грамотные, с большим стажем работы, – говорит мама еще одного ученика Дивногорской общеобразовательной школы Елена Данько. – Обговариваю с психологами план занятий Саши, покупаю к ним все необходимое. Ушла с работы, чтобы с ребенком заниматься, окончила курсы тьюторов. А от школы отдачи мало.

Аутист Саша в третьем классе. Елена Александровна начала вникать в учебный процесс и удивилась: стройной программы, которая прописывала бы цели и задачи обучения ребенка, не существует. Сашу перевели на надомное обучение, пригласили учительницу, которая когда-то работала в Дивногорской общеобразовательной школе. Появились первые успехи. Сейчас Саша, который только осваивает речь, начал писать свое имя, решает простенькие примеры.

– У нас не было занятий ни с логопедом, ни с дефектологом, ни с психологом, – говорит мама. – Занятия начались только после моего предупреждения: пойду в суд – деньги, которые государство тратит на моего ребенка, не отрабатываются.

Со всеми тревогами члены родительского комитета направились к директору школы Ольге Ершовой. Говорят: хотели обсудить сложившуюся ситуацию, ведь деньги-то образовательному учреждению выделяются, но самого необходимого (того же дидактического материала) не хватает. Здание не приспособлено для занятий со сложными умственно отсталыми детьми (раньше здесь был детский сад) – тесные коридоры, в классах отсутствуют уголки отдыха.

Ушли родители от директора несолоно хлебавши.

Затем обратились в прокуратуру, а в День Конституции поехали в Красноярск на прием в министерство образования края.

– Мы хотели, чтобы министерство знало: мы недовольны формальным подходом, – говорит Елена Данько. – На сайте нашей школы выложена чудесная программа развития учебного заведения. Но мы считаем, что ее пункты не соблюдаются…

Министерство обещало провести проверку. О ее результатах родителям пока не сообщили.

На работу как на битву

Удивляют родителей и внезапные увольнения учителей. Пару лет назад из школы ушла олигофренопедагог Екатерина Кузнецова, проработавшая здесь больше 15 лет. Рассказывает: сначала ее вынудили работать на одну только ставку, а потом и вовсе закрыли класс. Написала заявление на увольнение – ничего больше не оставалось. В середине прошлого года директор предложила учителю вернуться, но та на полную ставку не согласилась (взяла только Сашу Данько) – работает в Красноярской школе дистанционного образования, обучает нескольких надомников.

– Не захотела детей бросать, – поясняет Екатерина Кузнецова. – Да и неизвестно, что меня в школе ждет…

А в конце 2016-го посреди учебного года вдруг уволили еще одного олигофренопедагога – Татьяну Бадарханову.

– Четыре года в школе проработала. Это мои дети – со сложными множественными дефектами, – говорит Татьяна Бадарханова. – Собрала дидактические материалы, купленные мною, и ушла. Сейчас в судебном процессе по восстановлению на работе.

О своем увольнении Татьяна говорит: предложили по собственному желанию – не согласилась. Тогда выгнали по статье. То, что над головой сгущаются тучи, учительница чувствовала давно. Считает: слишком большие требования предъявляла к учебному заведению.

– У нас в школе проблема с методической работой, не говоря уже о научной, – поясняет олигофренопедагог. – Да и обеспечение совсем не такое, как в красноярских учебных заведениях. Мы ездим на семинары, видим иные условия труда, массу интересного опыта и дидактического материала. Так обидно! После таких поездок сами бежим в магазин или родителей просим приобрести что-то современное.

По словам педагога, разногласия с директором у нее начались как раз после похода за учебными пособиями. В конце уроков учитель и воспитатель отправились покупать глобус и географическую карту. А директор поставила прогул, лишила стимулирующей оплаты. Конфликт разрастался как снежный ком. Посыпались выговоры. Последней точкой стало опоздание с выставлением итоговых оценок в журнал.

– Конец года загружен документацией. Не успела, – говорит педагог.

А когда готовился номер, из Дивногорска пришло еще одно сообщение: написала заявление об уходе дефектолог Оксана Ершова.

– Это мое самостоятельное решение. Тяжело работать в таких условиях, – поясняет Оксана Григорьевна. – После увольнения Бадархановой коллектив разделился на две части: за Татьяну и против. Обстановка нервозная. Идешь на работу как на войну. Во всем приходится защищать свою позицию. Увольнение Татьяны я считаю произволом, знаю, насколько тяжело работать с нашими детьми. А директор нагнетает обстановку: вызывает в свой кабинет педагогов по одному и ведет нехорошие разговоры.

До сих пор в школе было четыре олигофренопедагога с базовым дефектологическим образованием. Осталось два.

Приходите завтра

Педагоги предупреждали нас: по школе даже прокурорских работников «под конвоем» водят. Мы были согласны и на это – очень уж хотелось увидеть насыщенность классов учебным материалом. Но дальше административного кабинета нас не пустили: директора нет в школе, без нее нельзя. По телефону Ольга Юрьевна Ершова пригласила: «Приезжайте через несколько дней, даже прокуратура заранее предупреждает о проверках».

В школе явно тянули время…

Прокуратура Дивногорска в прошлом году провела шесть проверок в образовательном учреждении, в том числе и по обращениям родителей. На запрос «НКК» заместитель прокурора Красноярского края Сергей Белогуров пишет:

«По результатам проверок прокурором Дивногорска в течение 2016 года на имя директора КГБОУ «Дивногорская общеобразовательная школа» были вынесены представления об устранении нарушений закона, по их рассмотрению пять сотрудников учебного заведения привлечены к дисциплинарной ответственности».

Прокурорская проверка подтвердила тезисы родителей:

«Администрацией школы не принимаются должные меры к обновлению и приобретению учебно-наглядных пособий, наглядно-дидактического материала, спортивного инвентаря. Часть имеющегося спортивного оборудования преподавателями школы не используется. Кроме того, для организации полноценного образовательного процесса с обучающимися администрацией учебного заведения не было привлечено к работе достаточное количество педагогических работников (логопедов, психологов)».

Сейчас прокурор Дивногорска проводит в школе еще одну проверку – контрольную. По ее результатам будет рассматриваться вопрос о принятии мер прокурорского реагирования.

Истина где-то рядом?

По тем данным, которые предоставляет дивногорская школа учредителю – министерству образования Красноярского края, – в учебном заведении все спокойно. На наш запрос в ведомстве ответили:

«Решение об увольнении работника (Татьяны Бадархановой. – «НКК») принято директором в связи с неоднократным неисполнением работником без уважительных причин трудовых обязанностей. Министерство считает увольнение крайней мерой и выступает за урегулирование конфликтов без ее применения».

В остальном работа учебного заведения не вызывает вопросов:

«В 2016 году дивногорской школе министерством выделено на приобретение учебников и учебного оборудования 108 690 рублей 36 копеек. На эти средства приобретены 251 учебник и 36 экземпляров учебной литературы. Привлечено 15 тысяч рублей спонсорской помощи – купили мячи и скакалки. В 2015 году выделялись деньги на ремонт. В результате устранены нарушения по предписанию Главного управления МЧС России по Красноярскому краю: расширены дверные проемы с заменой дверей, капитально отремонтирована шиферная кровля, устроены аварийные и пожарные лестницы. Министерство проводило выездные проверки в школе, давало директору рекомендации. Некоторые замечания, изложенные в представлении прокуратуры, были сняты. А жалобы родителей, выступающих от лица родительского комитета, не выражают позицию большинства родителей. На собрании с коллективом школы претензий в адрес директора и администрации вообще высказано не было».

P. S. За время подготовки материала в Дивногорской общеобразовательной школе провели собрание и переизбрали родительский комитет. Чтобы не выступали...

Дальше административного кабинета нас не пустили: директора нет в школе, без нее нельзя. По телефону Ольга Юрьевна Ершова пригласила: «Приезжайте через несколько дней, даже прокуратура заранее предупреждает о проверках»

СПРАВКА

Дивногорская общеобразовательная школа открылась в 1976 году. До инклюзии называлась специальной (коррекционной) VIII вида. Сейчас здесь обучается 103 ребенка с ограниченными возможностями здоровья, из них 36 – дети-инвалиды.

О ЧЕМ ГОВОРИТ ЗАКОН

Согласно федеральному закону «Об образовании в Российской Федерации» условия обучения детей с ограниченными возможностями здоровья определяются адаптированной образовательной программой, разрабатываемой на основании заключения действующей в каждом муниципальном образовании психолого-медико-педагогической комиссии и данных ею рекомендаций. А дети-инвалиды должны обучаться в соответствии с индивидуальной программой реабилитации, которую разрабатывает медико-социальная экспертиза.

В связи с этим образовательные организации создают необходимые условия для обучения таких детей. То есть в школах должны быть образовательные программы и методы обучения и воспитания, специальные учебники, учебные пособия и дидактические материалы, технические средства обучения – коллективные и индивидуальные, помощники, которые при необходимости будут сопровождать ребенка. А также доступ в образовательные учреждения и другие условия, без которых невозможно или затруднено освоение образовательных программ ребятами с ограниченными возможностями здоровья.

Фото: Олег КУЗЬМИН

На снимках:

Ирина Баранова: «Это я пойму, что Паша хочет сказать, а в магазине или на улице он должен достать карточку и показать»;

Саша на надомном обучении - начал писать свое имя, решает простенькие примеры;

Татьяна Бадарханова: «Это мои дети – со сложным множественным дефектом»



Читайте также


08 Фев '2017

Серая зона инклюзии

Почему за право учиться иногда нужно бороться?

07 Окт '2016

Встречай, учи и снова расставайся

Жизнь учителя – это судьбы сотен его учеников

22 Апр '2015

Планшет вместо книги

Российские школы планируют отказаться от бумажных учебников

22 Апр '2015

Планшет вместо книги

Российские школы планируют отказаться от бумажных учебников


Комментарии:



Нет комментариев




* Поля со звездочкой обязательны для заполнения

Оставить комментарий


Требуется журналист для работы на сайте

Редакции "НКК" требуется журналист для написания новостей на сайт и модерации.

Обращаться по телефону: 219-17-71
Резюме присылать на адрес: info@gnkk.ru



Реплики


Сергей Бурлаку

Пермская трагедия

как последнее звено
Александр ГРИГОРЕНКО

Ожидание чуда,

которое может случиться только с тобой



Материалы газеты

В чей карман деньги класть?

В редакцию пришло письмо от жителей красноярского микрорайона Ботанический: «Мы живем на улице Лиственной. В январе нам ...


Доктора на связи

Помощь высокотехнологичных медицинских центров, к счастью, требуется не всем. Другое дело – поликлиника. Именно туда при ...


Больше прав и ответственности

Руководители комитетов Законодательного собрания продолжают подводить итоги работы в минувшем году и строить планы на будущее. ...


Кому биткоин, кому соль и спички

Сенсация недели, мимо которой не прошли ни одно информагентство, ни один телеканал: биткоин упал ниже 10 тысяч ...


Реванш Востока

Второй в истории матч звезд Женской хоккейной лиги проходил в столице Казахстана – в гостеприимной Астане ...


Есть цель? Значит, она выполнима

Наш регион занял второе место в Сибири по динамике снижения преступности. Об этом рассказал начальник ГУ ...



Фоторепортажи