Вот уже много лет памятник федерального значения – часовня Параскевы Пятницы – является символом краевого центра. Наверное, нет ни одного красноярца, который бы не знал о ее существовании. Но вот вопрос об истории появления часовни способен многих поставить в тупик. И даже в официальных источниках встречается немало противоречивых сведений.

В честь чудесного спасения

Если бы мы с вами вдруг оказались в августе 1628 года в Красноярске – к моменту завершения строительства острога, то увидели бы на месте современного центра неправильный четырехугольник с пятью башнями. А на самой высокой точке сопки Кум-Тигей (нынешняя гора Караульная, в переводе с тюркского языка называвшаяся «Горою тетивы тугого лука») вместо часовни – бревенчатую вышку с колоколом. Здесь несли караул казаки, предупреждавшие местных жителей о приближении врага. Позже, в начале XVIII века, на месте сторожевой вышки был воздвигнут деревянный крест с высеченными на нем памятными датами основания города и всех осад, которые выпали на долю острога с 1628 по 1705 год.

Есть сведения, что самая первая часовня, деревянная, появилась после чудесного спасения купца Ивана Евстратьевича Новикова. В 1804 году он доставлял соль в город, но лодка, попав в водоворот, перевернулась. Спасся он чудом: уже в воде молился и дал обет построить маленькую церковь, если выживет.

В 1806 году Новиков пишет сибирскому митрополиту Антонию о «возобновлении древняго благочестивого обыкновения за речькою Качею на месте достойном и незабвенном памяти, при начале бывшей на нем стражи… соорудить святый крест с подобающим изображением распятого на нем с надлежащим ограждением и крышею…»

Что в итоге получилось, мы можем увидеть на акварели французского художника Алибера, датируемой 1842 годом. Там изображено простое строение в виде навеса с крышей.

Солнечное затмение

Существующее сейчас здание часовни построено в 1852–1855 годах на средства купца-золотопромышленника Петра Кузнецова по проекту архитекторов Якова Алфеева и Якова Набалова.

Изначально здание строилось как часовня Богородице-Рождественского кафедрального собора – того самого, что стоял долгое время на месте современного здания правительства Красноярского края. Это и повлияло на архитектуру и форму памятника. Долгие годы дважды – в девятую пятницу после Пасхи и в сентябре – совершались крестный ход и молебен. Руководитель отдела по взаимоотношениям церкви с обществом и СМИ Геннадий Малашин считает, что освящение часовни в честь святой великомученицы Параскевы Пятницы как раз связано с народной традицией крестных ходов в девятую пятницу. Существуют еще две версии, скорее, даже легенды. Первая – это то, что якобы в тот день, когда ставили крест, горожане выловили в Каче икону этой святой. По другой версии, часовню назвали в честь девушки-казачки Параскевы, которая собирала ягоды на склоне Караульной горы, увидела захватчиков и подняла шум.


В 1887 году состоялось солнечное затмение – благодаря ему мы имеем представление о том, как выглядел памятник в то время. Ученый Александр Попов, прибывший специально ради этого события в Красноярск, сделал фотографию.

Другое изображение часовни, по которому мы можем судить о том, какой она была в конце 80-х годов XIX века, – этюд нашего художника Василия Сурикова. (Подробнее – см. ниже.)

В 1908 году власти Красноярска приняли решение о ремонте здания часовни. Согласно смете, составленной городским архитектором Дриженко, планировалось частично сменить металлическую кровлю шатра и его поверхность выкрасить в зеленый цвет краской медянкой.

В течение следующих ста лет вид часовни не раз менялся: в 30-е годы XX века с нее сняли крест, в 1943 году здание горело, когда в него ударила молния.


В 2014 году часовню отреставрировали и восстановили историческую справедливость в отношении деталей – был заменен шатер, размеры главки привели в первоначальный вид, вернули зеленый цвет металлическому покрытию шатра.

Сейчас Караульная гора, где находится часовня, – излюбленное место отдыха многих горожан. Она стала фактически обязательным элементом туристических маршрутов.

Впрочем, еще первый губернатор Енисейской губернии Александр Степанов почти двести лет назад писал: «...Вид с сопки на Красноярск обворожителен. Одним взглядом вы объемлете видимые окрестности юга и севера, и между ними Красноярск, представляющийся одним из величайших городов. Сначала взоры ваши разольются по длинным и прямым улицам его, на которых по местам возвышается несколько церквей, но концы сих улиц погружаются в сады».

Сегодня хотелось бы, чтобы часовня продолжала сохранять свой статус не только памятника, но и своеобразной архитектурной доминанты города. А то дал ведь кто-то разрешение на строительство высокого здания напротив кожно-венерологического диспансера… Оно уже сейчас частично закрывает обзор на Караульную гору. И хорошо, если оно будет единственным.


Часовня в истории Красноярска

В книге Натальи Кончаловской «Дар бесценный» солнечное затмение описано довольно подробно:

«В этот год Красноярск готовился к необычайному событию: седьмого августа ждали полного затмения солнца, которое бывает раз в сто лет. Установлено было, что лучшая точка наблюдения во всей России – красноярская Часовенная гора, и потому все астрономы мира съезжались в Красноярск… На Часовенной горе была построена целая обсерватория: бараки для хранения приборов, четыре наблюдательные будки, пятнадцать огромных масляных фонарей с рефлекторами. Василий Иванович, как известный художник, был тоже приглашен, чтобы «зарисовать это знаменательное событие». <…> Суриков продолжал писать. Цвета менялись так быстро, что он едва успевал следить за ними. Тьма надвигалась. Температура падала, стало холодно. А потом началось нечто страшное: ветер лег, облака повисли, солнечный диск весь закрылся черным пятном луны, и только вокруг него сияла корона лиловых и бирюзовых неровных зубцов. А между зубцами белые, как серебро, лучи солнца подхватывали синие и лиловые отблески и пучками посылали их на помертвевшую землю. Все замерло.

Подошел старый профессор-астроном:

– Какое у вас впечатление, господин Суриков, от всего этого?

– Это что-то апокалиптическое! Просто какая-то ультрафиолетовая смерть, – ответил Василий Иванович, глядя на профессора, синего, как утопленник. – Вот ужас-то! Конец мира напоминает…»

В этой же книге описана судьба этюда:

«Николай Пассек, человек незаурядный, дипломат, объехавший полмира, пришел в восторг от этюда и попросил Василия Ивановича продать ему его. И Суриков охотно уступил его с веселыми шутками, ни на минуту не задумываясь… Пассек увез этюд к себе в имение под Харьков.

Никто из них и не подозревал, что через несколько лет, пережив тяжелое потрясение, Василий Иванович поедет к Пассеку, попросит снять этюд со стены и, положив на стол полученные за него деньги, разорвет его на глазах у владельца».

Специалисты предполагают, что единственным логичным объяснением этого поступка могла стать трагическая гибель жены художника – как известно, поездка на родину мужа (в тот год, когда и произошло затмение) просто «убила» ее – она подорвала и без того хрупкое здоровье и умерла.

Знаете ли вы


– Изображение красноярской часовни Параскевы Пятницы на Караульной горе нанесено на бумажную российскую купюру достоинством десять рублей.

– 9 сентября 2011 года на Караульной горе в память о казаках – основателях Красноярска была установлена сигнальная пушка – гаубица М-30 образца 1938 года. Ежедневно в 12:00 холостым выстрелом она сообщает о наступлении полудня.

– В современной истории Красноярска появилась хорошая традиция – начинать с вершины Караульной горы крестный ход с иконой Преображения Господня «За процветание и благополучие жителей города».

Материалы предоставлены краевым государственным учреждением «Центр по сохранению культурного наследия Красноярского края» и службой по государственной охране объектов культурного наследия.

Автор: Светлана Буренко     № 47 / 1030

Комментарии:

Все поля обязательны для заполнения