Присоединяйтесь к нам:
28 Июля
03:55 
исправленный1.png

      

       разместить  

Святые и скандал

Святые и скандал

Алексей Ильич Осипов, профессор Московской духовной академии, один из самых известных российских богословов, был последовательным противником канонизации бывшего императора.

Подозревать профессора в каких-либо политических пристрастиях невозможно, более того, Осипов называл монархию святыней. Однако как человек, скромно говоря, знающий предмет, он приводил целый ряд аргументов, доказывающих, что отрекшийся царь, несмотря на трагическую кончину, не имеет никаких признаков святости. Был и еще один аргумент совсем не богословского свойства: канонизация столь спорной фигуры вызовет разделение в обществе. Собственно, оно началось уже во время дискуссий о канонизации.

– По крайней мере, ясно одно: что в нашем обществе идет разделение, а это беда. Церковь призвана соединять, а не разъединять, – сказал он в одной из лекций. – Идет пропаганда святости, не удостоверенной Церковью. Причем любое возражение, любой голос против вызывает шквал оскорблений того, кто посмел возразить. Значит, речь идет не о святыне. Со святостью таких вещей не происходит.

Стоит напомнить, что сама идея канонизации замысливалась еще и как акт гражданского примирения. Через 16 лет после того, как она все-таки состоялась, вряд ли можно говорить о том, что царственные мученики стали объединяющим началом. С одной стороны – все тот же «шквал оскорблений того, кто посмел возразить» против святости отрекшегося царя, с другой – намеренное стремление спровоцировать этот шквал. Свежий пример – великое стояние депутата Поклонской против режиссера Учителя, снявшего фильм «Матильда», в котором цесаревич Николай крутит роман с прима-балериной Мариинского театра Матильдой Кшесинской. В картине имеются постельные сцены.

Амуры эти не являлись секретом для подданных, только одни уверяли, что у цесаревича с балериной были исключительно платонические отношения, другие – совсем не платонические: факт лишь в том, что никто свечку не держал. Но сама коллизия уже заключала в себе конфликт, поскольку «платоническая» позиция основывается на том, что с особой царской крови, а тем более святой, такого в принципе быть не может (в доказательство приводят дневники Николая), противоположная – очень даже может, хотя бы потому, что все мы человеки. В начале прошлого века, когда та же балерина стала фавориткой двух других цесаревичей, строила себе виллы в Ницце и Петербурге, во время тяжкой войны с Японией был повод поязвить. К примеру, юнкера Михайловского артучилища называли принятое на вооружение плохое орудие «гаубицей системы Кшесинской» с тем намеком, что деньги, на которые можно было бы купить хорошие пушки, ушли на строительство упомянутых вилл. Но сто с лишним лет спустя впору бы разойтись каждому при своем, однако не получается.

Почему бывший прокурор Республики Крым среди всего сонма русских святых выбрала для почитания именно Николая – причем почитания яростного, даже на 9 Мая с его портретом пришла, – я не знаю, да это и не важно. Утверждать можно лишь то, что ничего религиозного в этом почитании нет. Есть очень своеобразное представление об эффективности правления государя: «Николай Александрович – это железные дороги, самые низкие в мире налоги, доступное для всех образование, самое демократичное рабочее (трудовое) законодательство, прославление святых, строительство храмов и монастырей, сохранение самобытности России, Николай Второй – это свобода и честь Родины!» И еще есть страстное желание дать отповедь «радикалам всех мастей», не почитающим бывшего царя так же яростно, как сама Поклонская.

Что же касается автора «Матильды» – в прокат еще не вышедшей, но уже проверенной прокуратурой по запросу крымского депутата, – то Учитель, конечно же, знал, на что шел, и, надо полагать, шел, потирая руки в предвкушении скандала. Своего он добился, публика повалит смотреть картину, которую в мягком варианте обязательно назовут «спорной» и «неоднозначной», в жестком – «святотатственной», «мерзкой», «кощунственной» и пр. В прессе поднимется вожделенный хай, будет и весело, и страшно… Остается добавить, что в центре скандала человек, все же причтенный к лику святых.

После канонизации профессор Осипов сказал, что, как верное чадо Православной церкви, он будет почитать царственных мучеников. Но, вспоминая кипение страстей в прошлом и нынешнем веках, повторю его же слова: «со святостью таких вещей не происходит». Вообще, удивительно, что за время либерального господства, когда не только о Церкви, но и о самой вере гадости транслировались ежедневно, я не припомню случая, когда у кого-то из передовых умов возникло намерение сказать что-то дерзкое о других наших святых, особенно о самых почитаемых – Сергии Радонежском, Серафиме Саровском, Иоанне Кронштадтском, Ксении Петербургской, Матроне Московской… Помнится, только Новодворская призывала проклясть святого благоверного князя Александра Невского за то, что преклонил колено перед Батыем, вместо того чтобы преклонить перед Папой, – и тогда была бы у нас демократия и баварское пили бы. Может быть, этих святых не трогали, потому что они не имели никакого отношения к государственному управлению (кроме Невского опять же), а у передовых мозг работал только в политической и идеологической плоскостях. А царственных мучеников, к несчастью, «трогают», при этом защищающая сторона выглядит ничуть не лучше нападающей. Как-то сразу вспоминаешь, что «красные» и «белые» никуда не делись, только выглядят и называются по-другому и до рукоприкладства пока не дошло.

0 комментариев


Оставить комментарий
  • Защита от автоматических сообщений
 
статьи
 Налоговая служба 
Инфографика