Присоединяйтесь к нам:
23 Сентября
18:48 

Сын генерала,

или О потерянном страхе


Сын генерала,

Бородатый советский анекдот про сына генерала, которому никогда не стать маршалом, потому что у маршала свой сын есть, зародился в конце 80-х, то есть в период разложения державы.

Непотизм (от латинского nepos – внук, племянник) давно уже признан очевидным симптомом деградации системы. Вопрос лишь в том, до какой степени он дошел. Основоположники термина (но не явления, конечно) римские папы в XV–XVI веках раздавали кафедры тем самым внукам и племянникам. Это способствовало укреплению папской власти, но наносило огромный вред самой католической церкви, что вскоре и привело к протестантской революции. В тонкие подробности вдаваться не стоит: если 20–30-летний сопляк становится епископом или кардиналом, даже постороннему ясно, что в «датском королевстве» непорядок, причем весьма и весьма запущенный.

Когда система относительно здорова, непотизм (в отечественном смягченном варианте – кумовство) также имеет место быть, хотя бы потому, что все мы люди и отчего бы не порадеть родному человечку. Если папа – директор завода, то вряд ли кто удивится, что к его сынишке, желающему поступить на предприятие, отдел кадров, как бы это помягче сказать, особо придираться не будет. Ничего страшного, пусть парнишка продолжает династию. Иногда, правда, возникают обидные для неродственных кадров коллизии: моей жене после вуза три года не давали инженерную должность, берегли ее для дочки начальника цеха, которая тогда еще училась. Но такую беду все же можно пережить. Худо, когда сын директора идет не в простые инженеры, а, считай, прямиком в заместители папы или еще выше. Худо прежде всего потому, что папа потерял страх и начал подкоп под мироздание. Папа разрушает понятный нормальному, с созидательными склонностями человеку порядок вещей. И самое главное – нет страха, что его остановят.

Страх обычно теряют, когда победившая партия вступает в пору безмятежного господства. В последние дни особенно много потешаются над кадровой политикой в украинских верхах. Недавно газета «Взгляд» выставила целую галерею миленьких юнейших (некоторым чуть за 20) мордашек, глядя на которые возникают исключительно неприличные подростковые мысли. А вот мысли, что одна мордашка – замглавы МВД, другая – замначальника Минюста, третья руководит Одесской таможней, прочие заседают в главном парламенте страны, не возникает. Тем не менее именно этот вариант верен. В буквальном смысле это есть дочки революционного бардака, и вряд ли найдется в своем уме человек, верящий, что данные назначения вызваны стремлением омолодить власть, влить в нее, так сказать, свежую кровь.

Наша капиталистическая революция недавно отметила 25-летний юбилей, в связи с чем предпринимаются решительные шаги по борьбе с ее достижениями. Например, ранг пойманных коррупционеров год от года становится все выше. Это обнадеживает. Но следствия утерянного в прошедшие безмятежные годы страха, подкопа под нормальный порядок вещей еще явственно ощущаются.

«Вести.ru», государственный, кстати, ресурс, опубликовал интересные вещи, связанные с недавним скандалом с РАН – это, напомню, когда президент уволил больших чиновников, затесавшихся в академики. Совершенно справедливо отмечая, что в советские времена звание академика было венцом из венцов научной карьеры и достигали его лишь единицы из тысяч, обычно на склоне дней, портал приводит следующие данные. В АН СССР было 323 действительных члена-академика, в РАН – 941, хотя население России меньше, чем в СССР, почти в два раза. Членкоров соответственно 586 и 1 158. «Конечно, на приведенную «арифметику» можно возразить: так ведь теперь в РАН входят и бывшие ВАСХНИЛ с Академией медицинских наук. Но даже так академиков и членкоров совокупно – не в три, но примерно в два раза больше, чем в советские времена», – поясняет портал.

Ряды академиков росли, разумеется, не только за счет чиновников. Сами «светила», что особенно неприятно, не остались в стороне. Академиком стала дочь Чазова, личного врача Брежнева. Она же заняла отцовское кресло руководителя Института клинической кардиологии. У директора Научного центра здоровья детей Минздрава академика Баранова тот же статус получила жена Лейла Сеймуровна. Дочь директора знаменитого Бакулевского центра академика Лео Бакерия в 30 лет защитила докторскую, стала профессором, в 40 – членом-корреспондентом РАН. Сам Бакерия так прокомментировал взлет дочери: «Это большая радость для родителей. Я с тревогой смотрю на внуков, которых у меня семь». (Признаться, кое-какая тревога на этот счет у меня тоже есть.) Далее: членкорами стали сыновья академиков Хаитова, Полеева, Тетульяна, Коновалова, Румянцева, дочь академика Краснопольского. Самый молодой член-корреспондент РАН – Михаил Давыдов, директор НИИ клинической онкологии, сын академика Давыдова. Это, надо полагать, неполный список.

Не факт, что природа на детях отдыхает: в истории нашей науки есть академические династии – Бехтеревы, Микояны, Капицы… И молодость тоже вроде бы гению не помеха. Математик Игорь Шафаревич защитил кандидатскую в 19 лет, докторскую – в 23. Но это исключения, о которых знают даже такие далекие от научных сфер люди, как я. Когда исключения превращаются в тенденцию – дело швах. Особенно на фоне науки, деградировавшей пропорционально росту числа академиков. К тому же многие из упомянутых династий являются, по сути, семейными предприятиями, находящимися, замечу, в госсобственности. Так, сообщают «Вести.ру», Анна Курбанова, академик, руководитель Научного центра дерматовенерологии и косметологии, имеет жалование 4 миллиона рублей в год, ее сын – он же зам по науке и новоиспеченный членкор РАН – 22 миллиона. Так выглядит нынешнее бесстрашие.

Фото: pixabay.com

0 комментариев


Оставить комментарий
  • Защита от автоматических сообщений
 
статьи
 Налоговая служба 
Инфографика