Присоединяйтесь к нам:
22 Сентября
20:49 

Таблоидная сказка про богатых

Почему она все менее интересна


Таблоидная сказка про богатых

Центральным событием прошедшей недели стало высказывание Элины Бажаевой, 22-летней дочери чеченского мультимиллионера, о том, что «везде лучше, чем в Рашке». На него отреагировали почти все крупные СМИ, причем творчески, с большим количеством комментариев разных умных людей.

Имели место гневная реакция депутата Милонова, а также официального представителя Минобрнауки, который предписал ректору МГИМО, где обучается Бажаева, провести разъяснительную беседу о недопустимости подобных высказываний впредь. Беседа будет проведена сразу после возвращения студентки из США, где она в данный момент совершает свадебное путешествие с молодым мужем, естественно, миллионером. Пока я это пишу, наверняка по поводу выскажется кто-нибудь еще очень важный. Вполне вероятно, будут приняты и конкретные меры, которые в свою очередь также подвергнутся тщательному обсуждению. Вся эта канитель, думаю, продлится еще неделю, не меньше. Но масштаб события понятен уже сейчас – это вам не какое-нибудь крушение вертолета с вахтовиками на Ямале. И не переговоры по Донбассу. И не грустный прогноз Минэкономразвития. Даже первые лица государства, которые всегда чего-нибудь говорят и куда-нибудь ездят, в присутствии Бажаевой остались в тени. На какое-то, разумеется, время.

На самом деле масштаб события оправдывается только одним фактором – «народностью» темы. В тех высоких кругах, которые определяют, что простым россиянам следует знать о происходящем в мире, утвердилось незыблемое знание: а) народ богачей ненавидит, б) народ богачам завидует и мечтает пожить их жизнью. Поэтому на любом солидном медиапредприятии специалисты по теме «людям тяжело, а они жируют» всегда работают в тесном смысловом контакте со светскими хроникерами, подробно описывающими бракосочетания за миллиард, метраж тортов, совокупный вес бриллиантов на платьях невест, количество и ранг гостей и артистов, а также анализирующих, чья свадьба получилась красивее, вкуснее и дороже – у Гуцериевых, Карапетянов или вот у тех же Бажаевых. То и другое должно по идее вызывать живой отклик масс. Life, например, сообщает, что в повседневном – не свадебном – режиме Элина носит на себе украшений на 15 миллионов, правда, рублей. Без них вряд ли ее слова представляли бы какой-то интерес. Так же как не обращают внимания на тех, кто говорит такое каждый день, но свадьбы справляет в кафе или дома. Конечно, можно сказать, что значение имеют не украшения, а принадлежность девушки к олигархическому клану, а это уже кое-что. По словам политолога Федора Крашенинникова, «большинство детей российских бизнесменов и крупных чиновников ровно так же отзываются о нашей стране и ровно так же к ней относятся». Далее по сценарию, многажды сыгранному, должно последовать заламывание рук – и это элита?! А что будет, когда «вот эти, которые на гелентвагенах», унаследуют отцовы состояния и, соответственно, вес – финансовый и политический?

Смею полагать – ничего не будет. Не в том смысле, что г-же Бажаевой явно не предстоит работать по специальности и сыграть хоть какую-то роль в отечественной дипломатии. И не в том, что дети уведут «к врагам» родительские миллиарды – эти миллиарды нас как раньше не касались, так и теперь никаким боком. Если у широкой публики были какие-то переживания на эту тему, то они уже давно прошли. Публика обычно реагирует на выкрутасы государственных лиц.

К тому же элитарность только в таблоидной сказке определяется одними деньгами. Графья Орловы с князем Потемкиным тоже были сказочно богаты, и отнюдь не от праведных трудов, но в историю вошли не размерами тортов и бриллиантами на платьях, хотя и то и другое имело место. Так же, как и А. Д. Меньшиков, выдающийся ворюга, который, однако же, и переговоры вел умело, и войска в атаку водил успешно. К тому же Россия такая страна, в которой элита не культивируется, а формируется на каждом новом историческом витке. Конечно, это не лучший вариант, но иного пока не наблюдается.

Что касается той элиты, о которой сейчас так много шумят, то ее роль в российской действительности, судя по всему, и ограничивается теми самыми миллиардными свадьбами. Жизненный идеал ее предшественников можно наблюдать на каждом городском кладбище – там обязательно найдутся каменные стелы, на которых покойный изображен с бокалом в руках, в компании с мерседесом, изящной лошадкой и прочими свидетельствами того, что «жизнь удалась». Никто теперь не помнит, что они думали, говорили и какой политической ориентации придерживались. Так же и нынешние запомнятся только ограниченному кругу. А если и всем, то примерно так, как запомнился винный откупщик Пашков, заказавший архитектору Баженову дом, ставший впоследствии всемирно известным шедевром.

Да и сама «народность» темы (см. выше), по-моему, изрядно повыветрилась – во всяком случае, я уже почти не встречаю людей, которых «эти на гелентвагенах» возмущали или восхищали. В основном такими делами занимаются профессиональные переживатели за страну. Это хорошо, поскольку думать лучше не о ком-то там, бесконечно далеком, а о насущном. Например, почему в поликлинику на прием не пробиться.

Фото: pixabay.com

0 комментариев


Оставить комментарий
  • Защита от автоматических сообщений
 
статьи
 Налоговая служба 
Инфографика