29 Мая
22:31 
Прес-конференция.jpg

пресс-конференция

Отдых и занятость детей летом 
30 мая в 11 часов

          

Трепещи, браконьер!

Трепещи, браконьер!

Наш корреспондент принял участие в рейде, который провели инспекторы Красноярского межрайонного отдела государственного контроля по надзору и охране водных биологических ресурсов Енисейского территориального управления Росрыболовства.

«Всякое случалось»

Рыба_3.jpgНазвание такое, что и не выговоришь. Но в народе этих людей называют проще – рыбинспекторами или «рыбнадзором». А на шевронах, которые они носят на форменной одежде, написано: «Рыбоохрана».

За последние лет 20 их служба не раз переходила из одного ведомства в другое, но суть работы, если коротко, осталась прежней – борьба с браконьерством на водоемах и охрана водных ресурсов от незаконных посягательств. Экологический контроль тоже входит в обязанности – чтобы люди не загрязняли реки и водоохранную зону, не оставляли мусор на берегах.

Территория ответственности отдела – как небольшое европейское государство: Сухобузимский район, Емельяновский, часть Березовского, Партизанский, Большемуртинский, Новоселовский, Балахтинский районы, река Мана. И по Енисею – до Казачинского. На все это «государство» – всего шесть инспекторов. Работы много, зарплата до обидного маленькая, браконьеры, случается, хамят, угрожают и размахивают «корочками», обещая «всех уволить».

Наш маршрут лежит в поселок Приморск, на Красноярское водохранилище. Из города выезжаем затемно, путь неблизкий. В дороге знакомимся. Красноярский «десант» представляют старший инспектор отдела Владимир Конаков и инспектор Сергей Павлов.

В Приморске нас встречает их коллега Виктор Арепьев, который живет в Балахте. В здешних краях он царь и бог рыбоохраны, гроза местных «бракашей». Один несет службу практически на всем водохранилище – от плотины ГЭС до границы с Хакасией. Плюс все притоки, река Чулым на территории Балахтинского района и прочие водоемы. Работы по горло, ни выходных ни проходных, только успевай поворачиваться, изымать орудия лова и протоколы составлять. Поэтому иногда ему на подмогу приезжают коллеги из краевого центра.

Виктор – опытный рыбинспектор. Да и просто человек бывалый. В рыбоохране он трудится девять лет. До этого служил в милиции – опером, начальником угрозыска. Сам таежник, охотник, любит сибирскую природу и свою работу.

– Всякое случалось, – рассказывает он. – И топор в меня метали браконьеры, и с пистолетом шли, и в драку лезли. Но мы тоже не лыком шиты. С такими разговор короткий. Наказываем по полной. Если надо, вызываем полицию, задерживаем. А когда человек ведет себя культурно, признает свою вину, ограничиваемся «минималкой» или предупреждением. Бывает, попадется инвалид, пенсионер, который пришел наловить себе рыбки на уху. Ну, нарушил он что-то, не туда залез. Что ж мы, звери какие? Проведем с ним профилактическую беседу… К тем, кто без всяких лицензий гребет сетями рыбу на продажу, – другое отношение. Этих «зверствуем». За сезон некоторые тоннами добывают. Таких я не терплю.

– Браконьер хитрый, но мы еще хитрей, – смеется Сергей Павлов. Ему тоже приходилось стоять под браконьерским стволом. Не растерялся, скрутил хулигана. – Все их уловки знаем, все секретные места. Да ты купи разовую лицензию, стоит она рублей 200. И лови себе спокойно, по закону, на разрешенном рыбопромысловом участке. Мы покажем, где именно.

– В том числе сетями?

– Конечно. Только там есть лимит по вылову (на хорошую уху хватит), и размер ячеи оговаривается. И лицензий, и участков на всех хватит. Не нарушай, и все будет в порядке, – говорит инспектор.

Затаились «бракаши»

Рыба_2.jpgОтправляемся в рейд. Арепьев – в одни заливы, красноярский «десант» – в другие.

Лед на водохранилище стоит крепкий, едем по нему на уазике как по шоссе. Погода отличная, солнце и легкий морозец.

Первые рыболовы попадаются уже минут через пять. Останавливаемся, здороваемся. Все чинно-благородно. Все люди законопослушные. Народу на водохранилище в этот погожий выходной день много. Машины, палатки, лунки… Подъезжаем ко всем, интересуемся клевом, смотрим, кто и чем ловит. Пока что браконьерских снастей нет. Блесны, мормышки. Это можно. А клев, кстати, неважный. У кого-то десяток ершиков, у кого-то пара подлещиков, щучка…

Наша задача – проверить подпоры рек Сисим, Кома, Убей. (Большой юморист давал названия двум последним, на водохранилище по этому поводу ходит немало шуток.) Подпор – это место, где река впадает в залив. В трех километрах от него в сторону водохранилища ловить нельзя! Здесь рыба, в том числе ценных пород – хариус, таймень, ленок, стоит в зимовальных ямах, и выгребать ее оттуда – чистое браконьерство. Неважно, удочкой ли, сетью. Едем проверять трехкилометровую запретную зону. Вот они, первые нарушители, в подпоре Сисима. Двое парней на «жигуленке».

– Да мы не знали, да мы первый раз…

Обычная песня. Но незнание закона не освобождает от ответственности. Протокол, штраф. На первый раз – по минимуму, 2 тысячи рублей.

– Все, ребята, уезжайте.

А у них машина в снегу застряла. Кто же на «пузотерке» так далеко на лед выезжает? Цепляем их тросом к УАЗу, вытаскиваем.

В остальных заливах полный порядок. В подпорах никого нет.

– Воспитал их тут Арепьев, молодец! – удовлетворенно замечает Владимир Конаков. – Планомерная работа дает результат. Одного оштрафуешь, другого… а третий уже и не полезет, подумает. Чем чаще рыбоохрана появляется на водоеме, тем меньше браконьеров.

Инспекторы рассказывают о запрещенных орудиях лова. Одно из них – багорик, или «чертик». С виду обычный крупный тройник, но утяжеленный свинцом. Цепляется на зимнюю удочку ниже блесен и мормышек. Лунка прикармливается. Рыболов подергивает снасть, и эти крючья цепляют рыбу за что попало – за бок, за спину. При таком способе ловли много подранков, рыба уходит и погибает.

– Этими багориками, бывает, крупному налиму все брюхо распарывают! – возмущенно говорит Сергей Павлов.

А через 10 минут он уже составлял первый протокол на такого нарушителя. Тот, конечно, тоже «не знал», что этой снастью ловить запрещено.

Пока Сергей писал, Конаков объяснял браконьеру правила рыболовства, показывая статьи в оранжевой книжечке. Тот ее даже сфотографировал. И нас всех заодно:

– В Интернет выложу.

– Выкладывай, товарищ, чего нам стесняться, мы на работе.

Увы, в тот день браконьеров за установкой или проверкой сетей мы не поймали. Затаились. Слух, что рыбинспекция работает, быстро прошел по водоему.

Водоемы под охраной

Зато «бесхозных» сетей несколько штук вытащили. Поди пойми, чьи они. Браконьер же не сидит рядом, не ждет, пока его поймают. Поставил и ушел.

«Бесхоз» помогал нам искать нештатный инспектор рыбоохраны Андрей Борисевич, который подъехал на снегоходе. Ему 24 года, он местный, из села Даурское. Вырос на водохранилище, с детства при лодках и моторах. На море знает каждый уголок, все рыбные места. Парень окончил Красноярское речное училище, служил на Черноморском флоте. После армии вернулся на родину. Работает инспектором по контролю за рыболовецкими бригадами в рыбоводческой и рыбодобывающей компании «Малтат», которой принадлежат почти все промысловые участки в окрестностях. Учится заочно в агроуниверситете на эколога.

– Интересное дело, – рассуждает Андрей. – Мы, значит, выращиваем пелядь, выпускаем ее в водоем, чтоб плодилась и размножалась, чтоб у наших штатных рыбаков была работа… А кто-то приходит на готовенькое и выгребает ее с наших участков? Стараюсь этого не допускать.

Бурим лунки. Обрезаем один конец сети, и Андрей ловко выбирает ее. Крупные налимы и щуки шлепаются на лед. Карась под два кило. Ого… Браконьерский улов. Вся рыба и сети будут увезены в Красноярск и сданы в Росимущество, так положено по закону. Сети уничтожат, рыбу… Зависит от ее состояния. Могут уничтожить, могут пустить в продажу. Но это уже не забота рыбинспекции.

В тот день мы составили штук пять протоколов. Но они – не самоцель. Главное, чтобы браконьер знал: все водоемы под охраной круглый год. На них несут службу рыбинспекторы, «государевы» люди. Будешь нарушать закон – рано или поздно попадешься. На то и щука в речке, чтоб карась не дремал.

ЦИФРЫ

В 2016 году сотрудники Красноярского межрайонного отдела государственного контроля по надзору и охране водных биологических ресурсов составили 655 протоколов по разным статьям КоАП РФ; изъяли 200 орудий лова и более 3,1 тонны «браконьерской» рыбы.

По их инициативе правоохранительные органы возбудили 5 уголовных дел.

Фото автора. На снимках:

Старший госинспектор Владимир Конаков - нарушителю: «Закон надо знать!»

Сети есть, хозяев нет… Изымаем «бесхоз»!

0 комментариев


Оставить комментарий
  • Защита от автоматических сообщений
 
статьи
 Налоговая служба 
Инфографика