30 Мая
07:52 
Прес-конференция.jpg

пресс-конференция

Отдых и занятость детей летом 
30 мая в 11 часов

          

Трудиться и трезветь

Трудиться и трезветь

Глава ФСКН Виктор Иванов предложил возродить государственную систему реабилитации наркозависимых и, в частности, вернуть лечебно-трудовые профилактории. По его словам, в СССР работала целая отрасль по освобождению от наркотической и алкогольной зависимости, а сейчас «мы переключились на массовое этапирование наркопотребителей в тюрьмы».

Разговоры о том, что необходимо принудительное лечение, ведутся уже не первый год. В 2012-м с подобной инициативой выступил руководитель Роспотребнадзора Геннадий Онищенко, и, судя по результатам недавних социологических исследований, идею реанимации ЛТП, а заодно и вытрезвителей, поддерживает более 80 процентов россиян.

Однако противников идеи также достаточно, в том числе среди специалистов по лечению от наркозависимости. При этом каждая из сторон приводит по-своему убедительные аргументы.

C глаз долой, из сердца вон?

ЛТП в свете тоски по советскому «золотому веку»

Если верить соцопросам, то три года назад идею возврата лечебно-трудовых профилакториев поддерживало 25 % россиян, а сейчас – более 80.

Сахар слаще, мороз крепче

Вообще социологии верить трудно, поскольку ассортимент цифр у нее настолько многообразен, что подойдет для иллюстрации любого тезиса… Но даже если допустить, что подобный скачок общественного мнения имел место, то с проблемой алкоголизма он не связан. Не знаю, как насчет наркотиков, но пьянствовать россияне стали ощутимо меньше, о чем свидетельствует та же статистика и подтверждает «правда жизни»: частный капитал с алкоголиками, в отличие от ушедшего государства, нянчиться не желает, у нынешних пьющих куда больше шансов вылететь на социальную обочину. Об этом же, кстати, свидетельствует и огромное количество частных клиник по лечению алко- и наркозависимых. А породил это количество самый обыкновенный спрос на подобные услуги.

К тому же пьянство последних десятилетий СССР – действительно бедственное – было во многом порождением скудной тогдашней жизни, когда бутылка была самым доступным развлечением и лекарством. Сейчас и того и другого – полно.

Пробудившаяся вдруг ностальгия по ЛТП в первую очередь связана с ренессансом вообще всего советского. После стольких лет охаивания исчезнувшей страны маятник пошел в другую сторону, и теперь выясняется, что при Советах и сахар был слаще, и мороз крепче, и девушки красивее, и на улицах спокойнее. Теперь уже всерьез многие верят, что в результате горбачевской антиалкогольной кампании народ действительно оздоровился – и в доказательство приводят тогдашнюю статистику снижения смертности и преступности, забывая, что статистика в том государстве должна была всего лишь подтверждать триумф генеральной линии. Цифры эти по определению не могли отражать, как советские граждане давились в очередях за спиртным, травились суррогатами, как разливали водку по чайникам на «безалкогольных» свадьбах и – привожу слова одного пожилого милиционера, всю жизнь прослужившего по вытрезвительной части, – «пили в знак протеста, назло и впрок».

Вследствие всеобщего советского ренессанса и возникают такие вот странные умозаключения: «Когда ЛТП и вытрезвители работали, пьяные по улицам не валялись. А сейчас что?» – а далее подпись: Валентина, 36 лет, парикмахер.

Мне как человеку, прожившему ощутимо больше этой милой парикмахерши, хочется спросить: откуда, голубушка, такое уверенное знание советского прошлого в ваши-то годы? Свидетельствую – очень даже валялись, как нынче не поваляешься, сразу загребут. И пьяные драки были улица на улицу – не раз приходилось наблюдать их в 70-е в районе общаг КрАЗа, например…

Впрочем, описанное явление психологии хорошо известно и называется оно «синдром золотого века» – это когда прошлое становится прекрасным только потому, что оно прошлое.

Цена семейного «отдыха»

У тех же, кого упомянутый синдром обошел стороной, есть серьезные сомнения насчет эффективности ЛТП – прежде всего по части борьбы с алкогольной зависимостью. Очевидный эффект был лишь один – семья получала возможность отдохнуть от своего квартирного кошмара, милиция наслаждалась тем, что потенциальный источник проблем изолирован. Собственно, и сейчас по той же причине основными сторонниками реанимации данных учреждений выступают правоохранители.

Но отдых этот мог продолжаться максимум два года (большего не позволял закон), человек возвращался в общество, и чаще всего выяснялось, что лечение никакого результата не принесло, поскольку лечили в основном трудом и принудительно – а алкоголизм, как известно, вообще болезнь трудноизлечимая, против воли тем более. Некоторые медики все же утверждают, что каждый десятый после ЛТП бросал пить, и это уже хорошо. Но были ведь и остальные девять, у которых время, проведенное в этом смягченном варианте исправительной колонии (побег из профилактория считался уголовным преступлением), оставило только досаду и озлобленность. Кроме того, пребывание в такой «здравнице» – равно как и обращение к психиатру – ложилось несмываемым пятном на биографию советского гражданина.

Вместо иллюстрации – монолог 56-летней женщины.

«У меня муж покойный – алкоголик. В советские годы пару раз был в ЛТП. Ничем там ему не помогли. Первый раз вообще дело больницей закончилось. Кто-то им не то жидкости тормозной принес, не то еще какой-то отравы, так трое мужиков пили, один умер, двое в больнице. Второй раз, правда, ничем он там не отравился. Но как пил до этого, так и после этого продолжил. Так что, на мой взгляд, никому они не нужны. Ведь это же не больница, никто там пьяниц не лечит, никто за ними особенно не следит. Просто зачем-то из дома их забирают, и все. Семье от этого только вред. Мой, хоть и пил много, но работал нормально, имущество не пропивал, какие-никакие деньги в семью приносил. А после того как его в ЛТП отправили, с работы его тут же уволили. На другую с такой биографией не устроишься. Он после этого еще больше пить начал. А что ему? Раньше его хоть мысль о том, что на работу вставать нужно, удерживала, а как уволили, с утра начинал за воротник закладывать. А на что пить? Денег-то не платят. Стал у меня клянчить, вещи из дома таскать. В общем, лучше бы его в покое оставили и никуда не забирали».

Если, по замыслу авторов идеи, государство вернет лечебно-трудовые профилактории, то вернется и «позорная печать» со всеми известными последствиями. Даже если допустить, что ЛТП избавит кого-то от алкогольного недуга, такой человек останется фактически пораженным в правах. Оптимизма такая перспектива, сами понимаете, не прибавляет.

Тюрьма не лечит

Против возрождения подневольных профилакториев есть множество других доводов – юридических прежде всего. Попросту ЛТП антиконституционны, поскольку являются лишением свободы без преступления. Кроме того, в СССР единственным работодателем и основным собственником жилья являлось государство, которое гарантировало, что после освобождения принудительно отдыхающие не останутся без работы (не важно какой) и крыши над головой. Сейчас таких гарантий нет. Г-н Онищенко, первым предложивший идею реанимировать ЛТП, равно как и его подчиненные в Роспотребнадзоре, подобными «мелочами», похоже, вообще не интересовались. Но идея пришлась по сердцу общественно активным гражданам, исповедующим давний принцип «С глаз долой – из сердца вон» по отношению к любым проблемным персонажам, не только алкоголикам и наркоманам.

Если возрождение ЛТП и решит какие-то проблемы, то это исключительно ведомственные проблемы ФСИН, ФСКН, полиции – да и то ненадолго.

Цитаты

Владимир МЕНДЕЛЕВИЧ

профессор Казанского государственного медицинского университета, эксперт ВОЗ

– Если человек болен, то к нему нужно применять иные меры – не репрессивные, не принудительное лечение и другие поражения в правах, нужны другие способы.

Лео БОКЕРИЯ

академик, глава «Лиги здоровья нации»

– Реабилитация больных алкоголизмом людей во многих странах является прерогативой общественных организаций, которые осуществляют и контрольные функции в реализации государственной политики в этой области. Мировой опыт показывает, что решать эту проблему можно только при долгосрочном и системном взаимодействии государственных и общественных структур.

Иван ПЕТРОВ
 

Приют для опьяневших

Наркология Лечение алкоголиков – государственное дело

Лечебно-трудовые профилактории закрыли в 1994 году. Вытрезвители продержались подольше – до 2011 года. Но причина отказа государства от своих наркозависимых граждан (алкоголь – тоже наркотик) была одна и та же – некий мировой опыт, со ссылкой на который у нас принимались практически все судьбоносные решения.

Как у них?

Что ж, давайте посмотрим, как это в действительности делают «у них». В Швеции, Италии, Германии алкоголиков помещают в специальные лечебные центры. Принудительное лечение назначается судом, хотя случается, что такое решение может вынести прокурор (во Франции) или полиция (в Финляндии). Строже всего в Японии – там достаточно подозрения в алкоголизме. В Канаде необходимо установить факт зависимости от алкоголя, в Великобритании – доказать, что употребление алкоголя осложнено психическими расстройствами. Есть ЛТП в Туркмении и на Украине.

Что касается вытрезвителей, то в Европе они действуют только в Чехии и Польше, а на бывшем советском пространстве сохранились в Белоруссии, Казахстане и Приднестровье.

Прорываясь к демократическим и рыночным вершинам, и здесь мы оказались впереди планеты всей. В качестве «компенсации» можно упомянуть, что наше антинаркотическое законодательство одно из самых строгих в мире (строже только в Китае, в странах Юго-Восточной Азии и в некоторых исламских государствах), из-за чего сидящие по «наркотическим» статьям составляют больше половины контингента тюрем и колоний. Но к лечению наркомании это не имеет почти никакого отношения.

Болезнь и вина

Так или иначе, в обсуждаемом вопросе нужно уяснить главное, а заключается оно в двух простых обстоятельствах. Первое: алкоголизм и наркомания – это болезни, требующие сложного и дорогостоящего лечения. Тот аргумент, что алкоголик «сам виноват», нельзя считать универсальным хотя бы потому, что вообще многие заболевания не обходятся без нашего участия. Язву, гастрит, ожирение и пр. можно заработать и без спиртного, одной лишь невоздержанностью, но их преспокойнейшим образом лечат в государственных клиниках. Второе: здоровье граждан – безусловно государственная тема не только вследствие неких стратегических или меркантильных соображений, а просто в соответствии с Конституцией. Сколько бы нас ни пытались уверить, что медицина – сфера услуг, это не так, даже при всем разнообразии частных клиник. Вся простая мораль заключается в том, что государство обязано лечить наркозависимых.

Правда, есть в ней один спорный момент – добровольно лечить или принудительно? И вот здесь уже надо просчитывать пользу и смысл.

Немного истории

Первый отечественный вытрезвитель, который назывался «Приют для опьяневших», был открыт в 1902 году в Туле. Организовал его врач Федор Сергеевич Архангельский. Инициативу поддержала городская дума, выделившая деньги из казны на содержание приюта, основная цель которого была обозначена так: «Дать бесплатное помещение, уход и медицинскую помощь тем лицам, которые будут подбираемы чинами полиции или иным способом на улицах г. Тулы в тяжелом и бесчувственно пьяном виде и которые будут нуждаться в медицинской помощи». Учреждение состояло из двух отделений: амбулатории для алкоголиков и приюта для детей пьющих родителей. В штате значились фельдшер и кучер.

Сам доктор Архангельский считал алкоголизм явлением, приводящим «к вырождению, к экономическому разорению и нравственной порче пораженного им населения». Через несколько лет подобные приюты появились почти во всех губернских городах, а инициатор из Тулы получил золотую медаль гигиенической выставки в Санкт-Петербурге.

Напомню, о конституции тогда только мечтали, о соцпакетах и прочих страховках вообще слыхом не слыхивали, но у образованной части общества было вполне четкое понимание того, что борьба с алкоголизмом (хотя бы путем учреждения подобных приютов) – задача государственного уровня. Такая же, как борьба с холерой, чахоткой и тифом.

Потом не стало Российской империи, изменился общественный строй, но инициатива царских времен оказалась востребованной, хоть и далеко не сразу: первый вытрезвитель открылся в Ленинграде в 1931 году, а первый ЛТП – в 1964-м, в Казахской ССР.

Глава ФСКН совершенно прав, утверждая, что до 1995 года существовала целая отрасль по реабилитации алкоголиков и наркоманов, которая базировалась на двух китах: с одной стороны – сети наркологических диспансеров, с другой – реабилитационная система в виде лечебно-трудовых профилакториев. Каждый год на 244 ЛТП из бюджета выделялось в пересчете на нынешние цены 30–40 миллиардов рублей. Ежегодно через эту систему проходило от 70 до 100 тысяч человек. Сейчас принято считать, что большинство продолжало пить, поскольку лечение было принудительным. Но даже результат, что кто-то бросал употреблять, – это плюс государству, которое боролось за каждого.

Цитируем мнение из народа.

Михаил, 60 лет, инженер:

«Если алкоголику не дают пить в течение какого-то времени, это уже хорошо. Но ведь в ЛТП пьяницы еще и пользу обществу приносили – улицы мели, снег чистили, еще какие-то работы общественные выполняли. К тому же есть хотя бы небольшой шанс, что кто-то из людей, оказавшихся в ЛТП, все-таки бросит пить. Я в свое время знал человека, который, очутившись там, завязал на всю жизнь. Говорит, насмотрелся на алкашей и увидел себя со стороны. Понял: превращается в животное, облик человеческий теряет, и пить перестал. Сам, без всяких кодирований и врачей. Так что кому-то эти профилактории действительно помогали. К тому же для любого алкаша это реальная угроза была. Боялись попасть туда».

По расчетам специалистов ФСКН, для успешной реализации предложения Виктора Иванова потребуется в 20 раз меньше денег, чем на советские ЛТП. Правда, есть множество сопутствующих вопросов: какое ведомство возьмет профилактории под крыло, как совместить принудительное лечение с правами человека и пр. Но проблемы существуют для того, чтобы их решать.

Цитата

Султан ХАМЗАЕВ

руководитель общественной организации «Трезвая Россия»

– Для функционирования ЛТП вполне достаточно 10 % акцизных сборов от продажи спиртного. В прошлом году производители алкогольной продукции перечислили в федеральный бюджет 250 миллиардов рублей акцизных сборов. Так что в год на лечение алкоголиков можно было тратить астрономическую сумму в 25 миллиардов! Нужно тратить эти деньги на тех алкоголиков, которые сохраняют ответственность перед семьей, то есть социально адаптированных.

Маргарита ИВАНОВА


История ЛТП

1964 год – открытие первого ЛТП в СССР (Казахстан).

1974 год – указ Президиума Верховного Совета РСФСР «О принудительном лечении и трудовом перевоспитании хронических алкоголиков», которым устанавливалось, что в ЛТП должны направляться лица, «уклоняющиеся от лечения или продолжающие пьянствовать после лечения, нарушающие трудовую дисциплину, общественный порядок или правила социалистического общежития». Срок пребывания от 1 года до 2 лет по решению местного суда.

1994 год – система принудительного лечения отменена указом Бориса Ельцина.

2003 год – норма подтверждена указом Владимира Путина.

Куда в СССР направляли пьяных

Депутатов передавали представителям соответствующих советов.

Военнослужащих – в комендатуру.

Сотрудников ОВД и госбезопасности – представителям соответствующих органов.

Героев Советского Союза, Социалистического Труда, полных кавалеров орденов боевой и трудовой Славы – родственникам.

Беременных и инвалидов – в медучреждения.

Всех остальных – в вытрезвитель.

0 комментариев


Оставить комментарий
  • Защита от автоматических сообщений
 
статьи
 Налоговая служба 
Инфографика