Присоединяйтесь к нам:
23 Октября
11:39 
исправленный1.png

      

       разместить  

Умение всего себя отдать

Записки родителя и бывшего ученика


Умение всего себя отдать

Накануне в России и в некоторых других странах педагоги отмечали свой профессиональный праздник – День учителя. Чем не повод, чтобы вспомнить своих учителей, поговорить о месте и роли педагога в современном обществе?

Проблески надежды

Если вы не пропускали уроки истории в школе, то знаете, кто такой Диоген Синопский. Тот самый древнегреческий философ, что жил в глиняной бочке и ходил днем по городу с зажженным фонарем. На вопросы горожан, зачем он это делает, ведь и так светло, – Диоген отвечал: «Ищу человека!» Когда в городе появилась армия Александра Македонского, великий полководец пришел к Диогену и сказал: «Проси все, что хочешь». Философ ответил: «Отойди, ты заслоняешь мне солнце».

Надо же – помню. Хотя с учителем по истории нам не повезло – приходила какая-то бабушка и что-то бубнила себе под нос, пока весь класс стоял на ушах. Поэтому предмет не стал моим любимым. Пришлось уже в зрелом возрасте наверстывать. Но лакуны в школьном образовании заполнить потом нелегко – базовые знания надо получать вовремя.

Как Диоген искал человека, так многие из нас всю жизнь ищут своего Учителя. Наши родители искали его нам, мы – своим детям, они будут искать его для наших внуков. Днем с огнем, с прожектором, а сегодня все чаще – с пачкой купюр в руках. Как будто можно купить за деньги доброту, ум, терпение, справедливость – все то, что мы ищем в учителе.

Нет, учителя были и будут. Хорошие и разные. Но тот единственный, благодаря которому ты прозреешь… Надо, чтобы очень повезло. В педагогике, как и в любой другой сфере человеческой деятельности, гениев – единицы. Выдающихся – сотни. Просто хороших, честных, добросовестных профессионалов – уже тысячи. Но случается так, что в класс твоего ребенка попадает тот, кому лишь бы свое отчитать да день отбыть. Это уже из личного, печального родительского опыта.

Но не будем о грустном. У меня были хорошие учителя. Те, кто сумел разглядеть во мне проблески и надежды. Хочется верить, что и мой сын встретит таких.

«Учитель, перед именем твоим…»

Александра Александровна Запорожец преподавала нам русский язык и литературу. Именно она открыла мне Слово, научила любить его, смаковать. Чувствовать язык, трепетать над ним. Кое от чего и отучила буквально за неделю – от фрикативного южного «г», например. Она терпеть не могла этот одесский говорок, который многим так нравится и культивируется в сериалах и анекдотах. Говоркам, диалектам и «суржикам» – место на улице и на кухне, считала Александра Александровна. А здесь, в школе, я буду учить вас русскому литературному языку! Она рассказала нам об увлекательном мире словарей и на всю жизнь привила любовь к ним. Поняла, что учить меня правилам бесполезно. И не нужно. Не давались они мне! Только запутывали. Не стала меня ломать, лепить двойки за то, что я не вижу разницы между сложноподчиненным и сложносочиненным предложениями. Сейчас бы лепили не глядя. Потому что ФГОСы, потом ЕГЭ… А я просто писал грамотно лет с восьми, без всяких правил. Мои сочинения висели в гороно на специальной доске – как образец. Их читали детям в других школах. Александра Александровна мною гордилась и говорила: вот моя смена. Класса с седьмого, когда все зубрили «жи-ши», я сидел на задней парте и проверял диктанты пятиклассников – разгружал любимую учительницу.

Где она сейчас? Жива ли? Хочется поклониться ей в ноги.

А вот Ольги Федоровны Герасименко уже нет. Погибла в автокатастрофе, не дожив, кажется, до 45. Красивая, умная, статная женщина. Это тоже был Учитель от бога, которого забыть невозможно. Она тоже преподавала нам язык и литературу – украинские. Благодаря ей я и сейчас свободно читаю и говорю на этом языке. В ее устах он звучал как музыка. Ольга Федоровна была, кажется, из-под Полтавы. Она открыла для нас Лесю Украинку и Коцюбинского, Ивана Франко и Шевченко, стихи которого я в детстве читал наизусть километрами. Да и сегодня многое помню.

«Труды» у нас вел Александр Николаевич Кузнецов. Строгий мужчина в синем халате, из кармана которого торчал штангенциркуль. Этот педагог научил нас работать руками. Даже тех, кто не хотел. К окончанию школы все мальчишки умели держать молоток и рубанок, гаечный ключ и стамеску. Знали станки – токарный, сверлильный, фрезерный, не боялись работать с металлом, умели заточить сверло. Любого из нас после школы можно было отправлять работать слесарем или токарем по второму разряду. С голоду бы не умерли. И это было не ПТУ, а обычная средняя школа. Вот как оно тогда все было устроено?! Как это удавалось?! И знания, и ремесло в одном флаконе? Наверное, секрет простой: учителя вкладывали душу в свою работу. В нас. А начальство не дергало их по пустякам.

Школа мечты

Современную же школу не ругает только ленивый – это нынче модно. И формализма много, и ребенок в системе образования на последнем месте. А на первом – рейтинги и планы воспитательной работы. Но крайним почему-то всегда оказывается учитель. Конечно, до него проще дотянуться, он же на передовой – лицом к лицу с родителями и детьми. Вечно меняющиеся министры и хитромудрые чиновники, которые чуть ли не раз в три года придумывают для школы очередную «реформу», – эти далеко, с них какой спрос? Вот с учителя все и спрашивают, он под рукой. Почему не воспитал, недосмотрел? Почему программа дурацкая, а в учебниках черт ногу сломит? Как будто рядовой учитель их утверждает…

Продвинутые родители, поездившие по миру, рассуждая о «школе мечты», любят рассказывать, как замечательно устроено школьное образование в Австралии или Финляндии, где уже, кажется, и расписания нет – дети просто приходят в класс, садятся в кружок, чуть ли не на пол, и учат все подряд: химию вперемешку с литературой. И страна – в числе самых развитых. Вот бы и у нас так! – мечтают родители. Ищут «идеального учителя» и цитируют «письмо президента Линкольна педагогу своего сына», которое гуляет по Интернету: «Научите его, что на каждого подлеца найдется герой, что если есть враг, то найдется и друг… Дайте ему свободное время, чтобы он мог поразмыслить над извечными тайнами: птицами в небе, пчелами в лучах солнца и цветами на зеленых склонах холма… Постарайтесь дать моему сыну силу не следовать за толпой, когда все примыкают к победившей стороне…»

Какие пчелы, какие птицы?! Что за вредная демагогия? К ЕГЭ надо готовиться! Зубрить! Галочки в клеточках расставлять. Да учитель и рад бы поговорить с ребенком о вечном, о друзьях и врагах. Но кто же ему даст? А образовательные стандарты? А внеклассная работа? А совещания?

Разумное, доброе?..

Когда писал эти заметки, позвонил знакомому директору школы в район. Он признался, что, несмотря на все потуги последних лет сделать наше образование «как в Финляндии», на все «реформы», оно по-прежнему остается тем, советским. Да, в СССР это была вполне работоспособная система. Но требованиям сегодняшнего времени она уже не отвечает! Вчерашний день. Вот и бьются учителя, чтобы в этих рамках внедрить хоть что-то передовое, нестандартное. Пытаются заглянуть в душу ребенка. Научить его не только математике – жизни. А им некогда этим заниматься.

Вот выдержка из еще одного открытого письма, которое широко, но тихо обсуждается в учительских кругах. Доктор наук, профессор Саратовского госуниверситета Вера Афанасьева написала его новому министру образования РФ Ольге Васильевой. «Наши мысли сегодня суетны. Головы заняты не тем, как сеять разумное, доброе, вечное, и не предметами наших исследований. Мы думаем о часах, зарплатах, рейтингах, бумагах, реакции начальства. О том, как не проштрафиться, успеть, угодить, схитрить, улизнуть. Канцелярское насилие наносит непоправимый урон нашим некогда светлым умам, приводит к скудоумию…»

Однако не хочется заканчивать свои записки на печальной ноте. Ничего еще не пропало. В стране наконец появился адекватный министр образования (тьфу-тьфу!), который не рубит сплеча и пытается вернуть в школы все то хорошее, что мы стали терять в последние годы. У нас еще остались настоящие педагоги. Подвижники, профессионалы, неравнодушные люди. Особенно их много в сельских школах, где каждый человек на виду и плохо работать просто нельзя. Каждый раз, бывая в деревне, с удивлением узнаю, как много среди сельских выпускников медалистов, как много детей поступает в вузы на бюджет. Есть прекрасные педагоги и в городе – дети и родители готовы на них молиться. Конечно, хотелось бы, чтобы каждый учитель был таким.

Но ему надо создать условия. Учителя мы должны беречь и лелеять – его ошибки обходятся обществу слишком дорого. Ему надо платить достойные деньги и не заставлять заниматься всякой бюрократической ерундой, не имеющей отношения к образованию. И тогда в школу каждый ребенок будет идти с радостью.

0 комментариев


Оставить комментарий
  • Защита от автоматических сообщений
 
статьи
 Налоговая служба 
Инфографика