Вряд ли найдется красноярец, которому нужно представлять Петра Пимашкова – бессменного главу города на протяжении полутора десятилетий, самого рейтингового мэра России, человека, сумевшего вывести столицу региона в число самых благоустроенных и ярких городов страны.


На повестке дня

Уже второй созыв он отстаивает интересы земляков в Государственной думе. В Красноярск Петр Иванович приезжает часто. В этот раз провел множество встреч с руководителями разного уровня, предпринимателями, производственниками, работниками культуры, проверил, как идет строительство крытого стадиона «Енисей» для хоккея с мячом, посетил турнир Гран-при «Иван Ярыгин», пообщался с хоккеистами «Енисея», побывал в Березовском районе, в 78-й школе, где появится семейно-оздоровительный комплекс и создана команда по хоккею с мячом, и это далеко не полный перечень дел. В их числе и встреча с журналистами «НКК».

– Петр Иванович, в поездках по региону вы наверняка определяете для себя круг проблем, требующих кардинального решения. Какие из них вы можете назвать в первую очередь?

– На мой взгляд, один из важнейших вопросов – повышение эффективности работы всех муниципалитетов: города, района, сельского поселения. Самое печальное, что вперед зачастую выдвигают не тех, кто способен проявлять инициативу, реально работать, а людей безынициативных, боящихся брать на себя ответственность. Конечно, к такому чиновнику меньше вопросов у контролирующих организаций. Но чтобы жизнь на местах изменялась в лучшую сторону, каждый чиновник должен иметь возможность работать в полную силу, проявлять инициативу. Если где-то ошибся – поправьте, но дайте возможность действовать. Много говорится о квалификации, о подготовке управленцев. Сейчас проводятся конкурсы на замещение должностей. Конкурсы, конечно, нужны, но вопрос в том, как их проводят. Напишет человек программу, умеет говорить складно – давай его продвигать. Но есть ли у него те качества, которые необходимы настоящему руководителю, – это вообще не рассматривается.

Депутатская работа

– Удается ли в Госдуме отстаивать интересы края?

– Когда дело касается интересов края, мы, красноярские депутаты, невзирая на партийную принадлежность, объединяемся и выступаем единым фронтом. Так мы решили вопрос с финансированием подготовки к зимней универсиаде. Если правильно все организовать, думаю, проблем с проведением этих международных соревнований не будет. А сама по себе универсиада – огромное завоевание, она даст толчок развитию спорта и физкультуры в городе и крае. Но не только о спорте речь. По существу, мы получили дополнительно около 50 миллиардов рублей – а это современные объекты здравоохранения, инфраструктура, благоустройство города. Универсиада для нас – шанс качественно изменить городскую среду.

Работа в Думе делится как бы на две части. Одна из них – законотворческая. Кстати, здесь хочу упомянуть один важный для всех момент. В первом чтении принят закон «О минимальном размере оплаты труда». Законопроектом предлагается установить МРОТ с 1 мая нынешнего года в сумме 11 163 рубля в месяц, доведя его до величины прожиточного минимума трудоспособного населения.

В законотворческой работе мы стараемся, чтобы по максимуму учитывались интересы края. Мы получаем от нашего Законодательного собрания поправки в федеральные законы, стараемся их максимально продвигать с учетом интересов края. Выносим свои проекты на рассмотрение соответствующих комиссий Госдумы. А есть и повседневная работа за рамками законотворчества. Я обращаюсь к федеральным министрам, другим руководителям правительства. Несколько раз обращался к премьер-министру и даже к президенту, когда требовалось его личное вмешательство по совершенно конкретным вопросам. Это и есть депутатская работа, отстаивание интересов региона, лоббирование, если хотите.

– Вы входите в состав комитета Госдумы по энергетике. Как, по-вашему, должна измениться схема теплоснабжения Красноярска? С учетом перезревшей экологической проблемы часто говорят о полном закрытии всех малых котельных, переходе на газ… Ваша точка зрения?

– В целом мой подход таков: надо предпринять те шаги, которые приведут к резкому сокращению выбросов в атмосферу. Есть минимальные нормы выбросов, и есть технологии, позволяющие им соответствовать. Например, у ТЭЦ-1 вредных выбросов значительно больше, чем у ТЭЦ-3. Потому что все оборудование устаревшее. Современные технологии позволяют резко сократить вредные выбросы. Это и угольный сорбент, и технология, разработанная корпорацией «Компомаш», которую возглавляет наш земляк, бывший главный инженер «Красмаша» Валерий Андреевич Моисеев. Там более 50 докторов, сотни кандидатов наук, они работают над тем, как убрать ненужные примеси из угля и сделать его в десятки раз более экологически безопасным. Но у них сегодня нет денег на продолжение работ. Известные угольные компании не хотят пока финансировать эти работы. А в городе чуть ли не каждую неделю объявляют режим «черного неба». Я встречался с учеными и знаю, что многие вопросы можно решить уже сегодня, но для этого необходимы четкая постановка задач и финансирование. Есть еще проблемы. Например, недавно по пути от алюминиевого завода я насчитал до десяти труб, которых раньше не было. Что это? Асфальтовые заводики – отвечают мне. Не знаю, куда смотрит природоохранная прокуратура. И такие трубы не только в этой части города. Придется принимать жесткие правила.

– Считаете ли вы реально выполнимыми планы по газификации Красноярска?

– Газификация нужна, и газ в город придет – на этот счет принята программа. Но дело это непростое и небыстрое.

Лучший в мире город

– Время, когда вы были главой Красноярска, называют «эпохой Пимашкова». Не каждый руководитель удостаивается подобной памяти. Из той «эпохи» действительно есть что вспомнить: программа «Светлый город», победы на всероссийском конкурсе «Самый благоустроенный город России», фонтаны, тюльпаны… Сегодня, когда вы идете по Красноярску, сердце не щемит, что краевой центр утратил былой лоск?

– Когда мы начинали работать, то исходили из установки: Красноярск – лучший город. И не в России, а в мире. Ставили перед собой такие задачи, которые могли показаться по меньшей мере странными, несвоевременными... А тогда, напомню, была середина 90-х. Учителя три месяца как не получали зарплату. Проблему эту удалось решить – помог Хазрет Меджидович Совмен, дал пять миллиардов, причем без расписки, под честное слово. Такие были отношения. Какие, спрашивается, в то время можно было решать проблемы по благоустройству – решить бы то, что «горит». Но мы, разгребая ворох текущих проблем, все равно ставили задачи на дальнюю перспективу. Из-за дефицита тепла в городе практически прекратилось строительство. Мы радикально переломили ситуацию. Вскоре Красноярск уже занимал первое место в стране по строительству жилья на душу населения, больше, чем Москва и Казань.

Вопросы, связанные с экологией. Поставили задачу укрепить и благоустроить берега Качи – и в целом выполнили ее. Кроме того, закрыли более сотни труб, по которым туда сбрасывали отходы. Рыбу запустили в реку! Вряд ли кто-то помнит это – в центре города вместо деревьев были сплошные пни, больше двух тысяч насчитали. Надо было срочно озеленять город. Сразу запретили сажать мелкие деревья – только большие. К примеру, каштаны – за Уралом мы их первыми посадили. Решали проблемы с освещением, фасадами, которые на глазах разваливались… Одними из первых начали класть брусчатку, за что нас критиковали. Я уж не говорю про фонтаны – это целая история. И денег не хватало. Но не все решают бюджетные средства. На «Роев ручей» денег ведь тоже не было. Но построили. Главное, у нас было доверие друг к другу и общее стремление подарить городу зоопарк. В итоге Красноярск попал в тройку самых благоустроенных городов России, а в 2008 году был зачислен в престижный список ООН городов мира, удобных для жизни. Там всего три российских города было.

Конечно, мне хотелось и хочется, чтобы динамика развития Красноярска не ослаблялась. Думаю, задачи, которые сейчас ставят перед городом Александр Викторович Усс и Сергей Васильевич Еремин, будут решаться конкретно. Они четко понимают вопросы благоустройства, направления развития краевого центра, создания комфортной городской среды. Уже универсиаду город встретит достойно.

– На своей последней пресс-конференции в должности мэра вы назвали остановку строительства метро одним из самых печальных событий в своей карьере. Есть ли надежда, что этот проект когда-нибудь сдвинется с мертвой точки?

– Да, есть. Госдума приняла базовый закон «О внеуличном городском транспорте», 29 декабря 2017 года его подписал президент. Сейчас несколько крупных городов-миллионников претендуют на строительство метро. Кроме нас, метрополитен начали строить в Челябинске и Омске… И мы, конечно, вернемся к этому проекту. Причем 20 лет назад, когда мы начинали строительство, речь шла о трех источниках финансирования – край, город и Федерация; сейчас основные затраты возьмет на себя федеральный бюджет. У нас намечено пять первых станций, а Москва в год вводит их до двадцати, в прошлом году 25. И по времени при условии финансирования это не так долго – метрополитен в Казани построили за четыре года. Так что будем надеяться.

Новые горизонты

– Вы много лет поддерживали хоккейный «Енисей», а теперь стали президентом клуба по инициативе самих хоккеистов. Какие планы у вас по развитию этого вида спорта? Станет ли «Енисей» лучшим клубом мира?

– Станет. Благодарен руководству края и города за то, что начали строить стадион для русского хоккея. Мы о нем давно мечтали, даже проект был. Думаю, в октябре-ноябре его построят, и это будет один из лучших стадионов в России. Это даст мощный толчок развитию хоккея, поскольку тренироваться можно будет круглый год. В нашей стране это будет шестой такой стадион. А в Швеции их два десятка! Помню, об этом мне рассказал Сергей Иванович Ломанов, который тогда только вернулся из-за границы. Одним из первых моих решений в 1996 году было приобретение оборудования для искусственного покрытия. Стоило оно порядка 400 тысяч долларов, денег не было, но общими усилиями мы их нашли. В итоге тренировочный период увеличился почти на три месяца. После открытия стадиона тренироваться можно будет круглый год. Вообще, строительство стадиона – идея Сергея Ивановича. Очень важный момент – надо, чтобы хозяевами там стали именно хоккеисты, а не чиновники и предприниматели. В целом у русского хоккея есть проблемы, но это вопросы к федерации. А «Енисей» идет вперед. Приятно знать, что по итогам молодежного чемпионата мира в Хабаровске наш Илья Лопатин признан лучшим игроком. Смена растет. Будем развивать детский хоккей. На днях был в Водниках в 78-й школе, там начинаем строить – тоже по инициативе Сергея Ломанова – семейно-оздоровительный комплекс, ребятишки будут заниматься хоккеем с мячом в хороших условиях.

– В ближайшее время ЦИК обнародует окончательный список кандидатов в президенты. Изначально количество претендентов было 67. Сама по себе такая цифра вызывает недоумение. Почему люди, не имея необходимого опыта, образования, таланта, считают вдруг, что могут управлять страной?

– Мы пытаемся настроить всю систему, многое уже сделано, но еще больше предстоит сделать. Сегодня самовыдвиженцам надо собрать не менее 300 тысяч подписей для участия в выборах. И мы видим, что странные персонажи, о которых вы говорите, не смогли этого сделать. Такое происходит и в большинстве других стран, и не только европейских, где есть прямые выборы главы государства. Дальше уже вступают фильтрационные механизмы. Центризбирком уже проверил все документы и утвердил окончательный список, в нем восемь человек. Это нормально. Практически весь политический спектр будет представлен: левые и правые, коммунисты и либералы. Во всяком случае, он точно будет отражать нынешний расклад политических сил в стране. И, по-моему, участвовать в президентских выборах должны люди известные и весомые. Есть, например, губернаторы, которые прекрасно себя зарекомендовали, – почему бы им не участвовать? Вообще, здесь есть над чем работать, и это касается не только выборов президента. Я был одним из тех, кто голосовал за прямые выборы глав муниципалитетов. Избранный глава несет полную ответственность перед населением. Прямые выборы есть в соседних регионах, и, думаю, рано или поздно мы вернемся к ним и у нас в крае.

– Ваши внуки подрастают. Чем радуют? Вообще, каким вы представляете их будущее?

– У меня две внучки и внук. Одна внучка, Алла, живет в Красноярске, ей пять с половиной лет. Она молодец, до двухсот считает, музыкальную школу посещает, учит английский. А в Москве – внучка Кира и внук Петр – ему шесть, и мы с ним уже в шахматы играем. Конечно, как многие современные дети, они умеют обращаться с компьютерами. Чего я им желаю? Того же, чего и всем – стабильности в семье, уверенности, что ты не останешься без работы. Ведь часто приходится сталкиваться – молодой человек с высшим образованием не может найти работу. Это по меньшей мере ненормально. Думаю, это все еще отголосок тех времен, когда у нас уничтожали предприятия. Я, например, представить не мог, что у кого-то поднимется рука на мой родной комбайновый завод. Но подняли. А ведь было решение правительства закупить в США технологию производства самых современных комбайнов и производить их на нашем заводе. Но решение отменили, поскольку возобладало типичное для того времени мнение: ничего нам производить не надо, все, что нужно, купим за границей. В итоге создавали рабочие места за рубежом, а наши люди влачили жалкое существование. Очень рад, что сейчас ущербность такой позиции стала окончательно ясна, и в России развивают собственное производство. Пусть дело идет не так быстро, как хотелось бы, но идет.

№ 10 / 993

Комментарии:

Все поля обязательны для заполнения