В прошлые выходные посмотрел замечательный российский документальный сериал «Год на орбите» – о жизни и работе космонавтов на МКС. К нему я, возможно, еще вернусь в своей колонке, а сегодня разговор о другом. С удовлетворением, но без удивления отметил, что православные иконы с борта международной космической станции никуда не исчезли.



Они не только в общей «кают-компании», справа от портретов Королева, Гагарина и Циолковского, на соседней стене, но и в каюте у каждого российского космонавта. Понятное дело, что никакой патриарх Кирилл или руководитель ЦУПа не заставляют космонавтов брать их с собой на орбиту, это личное решение каждого. А у главного ведущего сериала, Героя России Михаила Корниенко, из-под футболки каждый раз вылетали и плавали в невесомости, на цепочках, православный крестик и иконка. Вот уж точно, без Бога ни до порога. В космос – и подавно. Каждый день жизнь на волоске.

В одном из интервью Алексей Леонов, отвечая на вопрос, когда он пришел к Богу, сказал:

– 50 лет тому назад и пришел, когда в корабль надо было вернуться из открытого космоса, а возникли трудности… Без веры в нашем деле почти невозможно. Вера помогает. Ребята знают, что станция освящена. Значит, с нами «чистая сила».

И удивляться, как я выше заметил, нечему – большинство людей опасных, по-настоящему мужских профессий, не раз смотревших смерти в глаза, в Бога верят. Не напоказ – так, чтобы прилюдно креститься на каждый купол и с елейными лицами читать молитвы при каждом удобном случае. А верят тихо, в глубине души, и Бог для них – не дядечка с бородой на небесах, который обязательно накажет за грехи, а… даже трудно сказать, что есть Он для каждого из нас, это вопрос очень личный.

В окопах атеистов нет – старая присказка. Есть и такая: кто в море не бывал, тот Богу не молился. Летчики, подводники, военные в горячих точках, альпинисты, пожарные… Практически не встречал я среди них оголтелых богоборцев. Когда-то много общался с теми, кто воевал, – «афганцами», «чеченцами». Перед боем молились все. Крестик или иконка были у каждого.

Астафьев не раз говорил и писал, что только вера помогла выжить в той страшной войне.

Мое наблюдение: среди истеричных атеистов, которые не только не верят в Бога, но и самыми грязными словами поносят церковь и верующих, считая их идиотами, практически нет людей опасных профессий. В основном это офисный планктон, который и руками-то никогда не работал. Хипстерки из «Фейсбука». Крестьян среди атеистов почти не встречал. Чем ближе человек к природе, тем ближе он и к Богу. Потому что понятия эти неразделимые.

А планктон – он и есть планктон. В тайге в одиночку, глухой осенью, они не ночевали. В 200 километрах от жилья – рядом волки воют, а ты лежишь в палатке, сжимая в руке топор… Какая тайга, там же мошка! Замерзнуть можно, заблудиться. Макбук зарядить негде.

Катамаран под ними в порогах на дыбы не вставал, и с жизнью они не прощались. В горах под ногой не вылетал камень, и они не повисали на страховке над бездной…

Знаю одного деятеля, которые за свои 50 с лишним лет из города ни разу не выезжал, вся его «природа» – пляжи Турции и остров Татышев. Зато атеист – что ты! В собственной слюне готов утопить каждого, у кого крестик на шее. Какая там война, какой там «смерти в лицо»? Для некоторых из этих крикунов самое страшное потрясение – это когда он целых полгода со старым айфоном ходит. А самый большой ужас – когда нет денег на поход в кальянную.

Интересно, что они будут лепетать, когда предстанут перед лицом Создателя? Скажут Ему, что Он – голограмма?

Комментарии: