Меню Поиск
USD: 76.46 -0.61
EUR: 90.41-0.94
№ 92 / 682

400, 80 или 25? Край отмечает юбилей!

Губернатор – о прошлом и будущем


В разные времена край возглавляли разные люди: военные, аристократы, партийные деятели, экономисты, бизнесмены. Каждый из них – кто-то больше, кто-то скромнее – вносил в становление региона свой вклад. Каждый подводил промежуточные итоги и ставил новые цели. Сегодня край возглавляет Виктор Толоконский, его губернаторство приходится на 80-летие рождения края как новой административно-территориальной единицы. Ключ от региона – в его руках, и нам представляется важным понимать, как воспринимает край его нынешний руководитель – на уровне статистики, истории, ощущений, настроения – и каким он видит его будущее.

Обгоним Европу, не догоняя

– Виктор Александрович, на протяжении полугода мы публиковали летопись края, объединив материалы под заголовком «Енисейские версты». Но в юбилейный год хочется не только погрузиться в глубину истории, но и заглянуть подальше за горизонт. В разное время край переживал разные этапы: становления как форпоста, как аграрной территории, индустриализацию, потом, в наши уже дни, – вторую индустриализацию. Каким будет следующий этап, если попытаться заглянуть на 15–20 лет вперед?

– В таком горизонте мы будем повышать эффективность экономики. У нас большие неисчерпанные ресурсы развития почти во всех сложившихся отраслях.

Что будет происходить конкретно? Программа модернизации норильского промышленного узла: новые шахты, обогатительные фабрики, экологичные технологии, новые держатели лицензий, новая конкуренция, новый стимул. Если хотите, это третий этап всего Норильского промышленного района.

Наращивает мощность алюминиевый комплекс: качественная модернизация красноярского завода, вот-вот первый алюминий даст богучанский завод, а инвесторы уже подумывают о третьем. У нас большие резервы генерации: мы не все свои мощности можем использовать и не все излишки энергии передать. В отрасли нефтедобычи край становится чуть ли не единственной территорией страны, где объемы наращиваются. Сегодня это 5–7 % от общей нефтедобычи в России, через несколько лет, с запуском Юрубчено-Тохомского месторождения, это будет уже 10 % и больше. Скоро нефть пойдет по нефтепроводу Куюмба – Тайшет – это выход на основную магистраль. Здесь же природный газ: край газифицируется – это мощный толчок к развитию экономики, другая градостроительная политика, другая экология, другое качество жизни. Появятся новые мощности по добыче цинка, свинца, золота. Все это наши традиционные отрасли, все они находятся на старте мощного прорыва.

– С традиционными – ясно. Но мы же о прорыве к высоким технологиям мечтаем.

– Здесь большая перспектива в развитии спутниковых систем. Уже сегодня мы производим 70 % российских спутников, завтра эта доля только вырастет: завод вводит новые мощности, новые корпуса, новые технологии.

Ближайшие 15–20 лет – время бурного развития инновационных отраслей. Большую роль здесь будет играть красноярская наука, СФУ станет мощным интегратором, вокруг которого будут концентрироваться исследовательские мощности, заказ на подготовку кадров, отраслевая наука, прикладная. А за этим – сотни предприятий, которых сейчас еще нет, но которые появятся как результат этого научного задела.

Край, как и Россия в целом, наберет такие обороты, что мы будем обгонять европейские страны, никого не догоняя. Мы не будем тратить время на то, чтобы научиться качественно шить обувь. Но мы перейдем к такому способу производства, к таким информационным технологиям, учиться которым Европе придется у нас. Это магистральный путь развития всей страны.

В ближайшие 5–7 лет Красноярск – мощнейшая культурная столица. Бурное экономическое развитие в конечном счете повышает запрос общества на культурную жизнь, и, даже учитывая все уже случившиеся свершения в красноярских культуре и искусстве, самое интересное – впереди.

Красноярск станет, уже становится центром коммуникации со странами Азии, России такой центр нужен, одного Владивостока здесь будет явно недостаточно.

Движущая сила – человек!

– Я почему спросил про более смелый горизонт. В первые два десятка лет «новой России» люди привыкли, что они вообще ничего не планируют, живут сегодняшним днем. Они заняты реагированием на «вызовы». Максимальный горизонт планирования, который мы до сих пор себе позволили на уровне государства, – это рамки запуска инвестпроекта: 3–5 лет. Может, пора попытаться взять ситуацию в свои руки и задавать повестку самим?

– Согласен, первые полтора – два десятка лет рыночной экономики – первоначальное накопление капитала – это специфический период. Не убежден, что и сейчас все нацелены на капитализацию: для немногих пока управление финансовыми потоками кажется более важной задачей, чем повышение эффективности, инновации, инвестиции. У нас даже под инвестициями часто понимаются просто деньги. Инвестиции – это такие вложения, которые предполагают разделение в том числе и ответственности, и власти. Мы же делиться этим пока не готовы, мы думаем: пусть лучше будет маленькое, неконкурентное, неэффективное, но мое! То, что накопил, – в отдых, в недвижимость и так далее. Этот этап надо было пройти. И вы правы – стратегического взгляда на будущее и бизнесу, и государству недоставало, и страдали от этого и одни, и другие. Не скажу, что сейчас планировать проще, учитывая внешние условия, может быть, и сложнее. Но понимание того, что без стратегии развиваться невозможно, приходит.

Встречный ветер

– Распоряжение о разработке стратегии до 2030 года, подписанное вами накануне, по сути комплексное поручение подготовить долгосрочный план. Но как можно планировать долгосрочно, если даже на месяц вперед трудно себе представить, как поведет себя рынок? Разве можно было летом предсказать, что к зиме доллар будет стоить больше 50 рублей?

– Во-первых, тезис о могуществе экономики края никуда не делся, и доллар тут ни при чем. Во-вторых, если уж говорить о финансовой составляющей, нынешняя курсовая разница бюджет региона только укрепляет. Что касается семейного бюджета, надо понимать: ситуация временна. Долго удерживать цену на нефть в пределах 70 долларов за баррель невозможно. Да, игра ведется – и против рубля, и против высокой цены на нефть, но все это лишь встречный ветер, не ураган. И он закончится. Я не хочу ситуацию упрощать, но нынешний пик – спекулятивный, не рыночный, и курс рубля очень скоро пойдет вверх. На 35 рублей доллар, конечно, не вернется, но то, что нефть будет расти, а рубль укрепляться, – очевидно.

Взаимное притяжение

– Каким, по-вашему, представляется край стороннему наблюдателю: что ему бросилось бы в глаза в первую очередь? Какими нас видят со стороны?

– Я сам еще не так давно смотрел на край со стороны и хорошо помню свои впечатления. Огромные просторы, масштабы. Когда ты залетаешь в Волочанку, чтобы просто дозаправиться, потому что от Дудинки до Хатанги бака вертолету не хватит. Это такие масштабы, настолько непривычно, что это мощнейшее впечатление оставляло.

Крупнейшие промышленные комплексы. Моя профессиональная карьера начиналась с планирования промышленного комплекса, я знал в Новосибирской области каждое предприятие и до сих пор был уверен, что уж в промышленности-то меня ничем не удивишь! Но здесь – совершенно иной масштаб. Электролизный цех в несколько сот метров, или печи на медном заводе, или многометровые спутниковые антенны, или совершенно уникальные технологии на предприятиях Росатома. Дня не бывает, чтобы он не принес какого-то нового удивления, открытия. И за все, что создано за эти годы, я в эти дни хотел бы поблагодарить красноярцев. Горжусь этой мощью. И если кто-то скажет мне, что здесь у нас что-то не так, – порву! Это чувство гордости придает мне силы. Да, много проблем, но я чувствую край, воспринимаю его как свой, ощущаю силу его притяжения. Надеюсь, это притяжение взаимное: когда встречаюсь с людьми – они идут ко мне со своими чаяниями и надеждами. Не чувствовали бы во мне своего – не доверяли бы, наверное, своих проблем. А значит, и я могу опереться на людей, и они будут мне надежным плечом в решении задач, которые ожидают нас впереди.

«Биологический» возраст

– 80 лет – возраст по человеческим меркам солидный. Человек в такие годы все уже понимает, все испытал, он отходит от дел и занимает созерцательную позицию. В отношении края годы, конечно, – показатель условный, но все же: в каком, по-вашему, «биологическом» возрасте, в какой поре находится край?

– Да, российская часть истории этих мест насчитывает лет 400. 80 лет – рубеж, осязаемый нами, время, в течение которого создавалась мощь, на которой базируется наша сегодняшняя жизнь. И хотя обе эти цифры очень солидны, на самом деле в «биологическом», как вы говорите, плане краю – лет 25. Это пора, когда открыты все горизонты, когда уже проявился характер, а характер у края, бесспорно, чувствуется! Важно, что к этой дате люди, причастные к новейшей истории края, не относятся как к простой годовщине. Сюда приедет много гостей из Москвы – люди, некогда работавшие здесь. Я обязательно встречусь в столице с теми, кто приехать не сможет. Важно, чтобы гордость за достигнутое, пережитое дала силы для новых свершений, потому что никакое будущее невозможно без прошлого – многолетняя история края, история его трудовых подвигов, его свершений подтверждает эту истину явственно и дает уверенность в блестящем будущем, которое его ожидает.

№ 92 / 682

Ссылки по теме:

Комментарии:

Добавить комментарий

Все поля обязательны для заполнения

Свежий выпуск

Видео