Меню Поиск
USD: 75.03 -0.16
EUR: 88.95+0.32
№ 11 / 1189

Алкоголь и Север – века противостояния

Как оградить Заполярье от потоков спиртного

В XIX веке большой олень стоил 8 бутылок водки, фото Олега Кузьмина Глава Таймырского Долгано-Ненецкого района Евгений Вершинин выступил с инициативой введения на территории района запрета на продажу спиртного с 22:00 до 9:00. Кроме того, предлагается ввести мораторий на продажу алкоголя во время проведения в населенных пунктах различных массовых мероприятий.

Инициативу главы рассмотрел районный совет депутатов. Принято решение направить соответствующее обращение губернатору края Александру Уссу.

Спорный опыт

Факт малоизвестный, но с пагубным влиянием алкоголя на коренных жителей Севера боролись еще во времена Российской империи. В первой половине XIX века правительство запрещало ввоз в стойбища не только водки, но и лекарств, настоянных на спирту. Однако и тогда это не останавливало «предпринимателей», наживавшихся на нелегальной торговле спиртным.

Причем в этой торговле активно участвовали и сами местные жители, спаивая своих же соплеменников, – расчет велся оленями. К примеру, маленький олень шел за две-три бутылки, за большого давали восемь. Впрочем, пьянство в Сибири было бичом не только коренного населения. Согласно исследованию, проведенному в начале XX века, сибирские горожане пропивали в два раза больше денег, чем жители городов Европейской России.

И все же наибольший урон водка наносила именно коренному населению.

Советская власть навела относительный порядок за счет государственной монополии и жестких мер регулирования продажи спиртного. Но со вступлением в рыночную эпоху проблема снова встала во весь рост. Алкогольные потоки (в том числе и суррогатные) вновь потекли на Север. И пока глобального, всеобъемлющего решения проблемы не найдено. Хотя есть попытки решить ее на местном уровне.

Например, несколько лет назад большой резонанс вызвала история эвенкийского поселка Ессей, глава которого объявил настоящую войну пьянству и практически ввел на территории поселения «сухой закон». Опыт получился интересным, но весьма спорным. Хотя бы потому, что широкого распространения эта практика не получила. В отличие от соседней Якутии. Но и там она оценивается двояко.

Только воля населения

Мы обратились к нескольким экспертам, которые знают о проблеме не понаслышке. Помогут ли предложенные меры, и как бороться с этой «чумой Севера»?

Уполномоченный по правам коренных малочисленных народов в Красноярском крае Семен Пальчин не видит в инициативах ничего принципиально нового:

– Конечно, распространение спиртного – это большая проблема. Бороться с этим нужно различными методами. Что касается продажи спиртных напитков во время массовых мероприятий, то федеральный закон о государственном регулировании производства и оборота алкогольной продукции уже вводит такие ограничения. В частности, такая практика применяется во время проведения различных праздников в Дудинке.
Однако считаю недопустимым принятие каких-либо волевых административных решений. Эту проблему надо решать всем миром. Подключать общественные организации, разъяснять людям тот вред, который наносит алкоголь, убеждать в необходимости отказа от него. И если принимаются какие-либо решения, то они должны быть решениями большинства населения. Есть такой механизм, как сходы граждан. И если тот или иной поселок изъявил желание ввести «сухой закон», это можно только поддержать. Но это должна быть именно воля населения.
Действительно, осчастливить кого-либо насильно невозможно. Выбор – пить или не пить – решение человека. Но значит ли это, что государство должно устраниться, предоставив каждому делать выбор самостоятельно? Отнюдь. Ведь пьянство на Севере – не только морально-этическая, но и экономическая, а где-то даже и криминальная проблема.

Объявить Арктику особой зоной

– Для того чтобы решить проблему пьянства на Севере, нужно решить вопрос с бутлегерами – коммерсантами, которые привозят и продают спиртное, – считает член Общественной палаты Красноярского края Алексей Менщиков. – В отдаленных поселках не существует жесткого графика продажи чего-либо. Если что-то есть, то откроют и продадут и в час ночи, и в два, и когда угодно. Поэтому проблема заключается не во временном контроле продажи (тем более его в таких поселках установить сложно), а в прекращении потока спиртосодержащей жидкости, которую везут на Север недобросовестные предприниматели. Что касается тех опытов борьбы с алкоголизмом, которые у нас были, например, опыт поселка Ессей, то практика показала: только полное перекрытие этих потоков может дать эффект.
Но бутлегеры сдаваться не собираются. Для эффективной борьбы с ними нужна нормативная база, которая на сегодня отсутствует. На местном уровне проблему полностью решить невозможно. На мой взгляд, это серьезная арктическая проблема, и федеральный центр должен не просто как-то отнестись к ней, а ввести соответствующие изменения в законодательство. Например, установить перечень территорий Крайнего Севера, где существует особый порядок продажи алкоголя. Я не говорю о всеобщем «сухом законе». Это должны быть квоты, очень сильное государственное участие, ограничение по количеству поставщиков. На мой взгляд, бизнес должен работать в рамках жестких государственных ограничений, иначе он будет продавать где угодно, что угодно и когда угодно.

Пьют от безделья

С точки зрения руководителя Ассоциации коренных малочисленных народов Севера Красноярского края Артура Гаюльского, алкоголизм – лишь часть комплекса проблем, которую нельзя решить изолированно от других.

– Модель поселков, которая существует на Севере, себя изжила, – убежден Артур Иванович. – Раньше их существование обеспечивали совхозы, промхозы – люди работали. Сегодня в малых селах реальная безработица составляет 60–70 процентов. Традиционное хозяйство северян оказалось вне реального сектора – его просто нет. Статистика не ведется ни по пушнине, ни по мясу дикого оленя, ни по рыбе. Соответственно, нет и мер государственной поддержки. Если в южных районах сельское хозяйство не может существовать без такой поддержки, то на северах тем более.
Традиционное хозяйство – это среда обитания коренных жителей. Сегодня этой среды нет. Одними танцами и песнями самобытность не сохранить. Государство, конечно, оказывает социальную поддержку. Но что получается? Вроде дома у него все хорошо – лампочка горит, батарея греется. Все субсидируется. А работать пойти некуда. Отсюда безысходность и пьянство. Буквально месяц назад край принял новую стратегию развития северных арктических территорий, и теперь важно, как она будет реализована на практике. Главное – найти источник не для социальной поддержки, хотя это тоже важно, а для восстановления и развития традиционного хозяйства.
Очевидно, что простого и однозначного решения проблемы алкоголизма на Севере нет. Его не нашли и другие страны, имеющие заполярные территории. К примеру, Дания, присоединившая Гренландию в 1721 году, уже через 60 лет была вынуждена ввести там «сухой закон». Однако до сих пор на ледяном острове пьют значительно больше, чем в среднем в Евросоюзе. Но это не означает, что надо опустить руки и ничего не делать. Любая инициатива в этом смысле заслуживает поддержки.

№ 11 / 1189

Комментарии:

Добавить комментарий

Все поля обязательны для заполнения

Свежий выпуск

Видео