Меню Поиск
USD: 63.38 -0.59
EUR: 71.54-0.09
№ 27 / 1107

Большой интернационал маленькой деревни

В Икшурме нет чужих детей

– И к нам зайдите!

– И к нам!

В селе Икшурма мы нарасхват. Приехали сюда неслучайно. Этот населенный пункт, расположенный в стороне от центра Пировского района, по-настоящему уникальный – здесь большинство семей имеют приемных детей. И не по одному, а по пять-восемь.

У всех одинаково глаза горят


В Пировском районе детского дома не было никогда. Не нужен. Рядом Лесосибирск с его казенными учреждениями. А в Пировском районе всегда старались ребятишек в дом взять. В татарских селах привыкли к большим семьям. Ну что это за ячейка общества, в которой меньше пяти ребятишек!
– Всего в Пировском районе в семьях живут 150 приемных детей, 78 из них в селе Икшурма, – говорит ведущий специалист по охране прав детей районного отдела образования Виктор Вингерт. – Желающих много. Эта традиция 20 лет назад родилась. Сначала детдомовских детей сельчане на лето брали, потом стали образовывать приемные семьи.
В местной школе (учатся здесь 114 детей, 78 – приемные) отмечают: к ним даже из других регионов перенимать опыт приезжают. Все время спрашивают, как воспитательную работу ведут с такими ребятишками.

– А у нас нет отличия: свой ребенок или приемный. У всех одинаково глазки блестят – веселые, жизнерадостные, – поясняет заместитель директора Икшурминской средней школы по воспитательной работе Шамсигаян Камалутдинова. – У нас все дети хорошие, ни один не стоит на учете в полиции, никто не привлекался к административной ответственности. Мало того – не курят и не пьют!

Школа здесь многонациональная. Есть русские, татары, таджики, армяне, а недавно появились представители северных народностей. Хотя Икшурма всегда была татарским селом, в последнее время в приемные семьи стали приходить ребята разных национальностей. А родители не тужат. Им все равно, какой у малыша разрез глаз и цвет волос. Говорят: «Все наши!»

Семь Я


Семья Шакировых на сегодняшний день самая многочисленная в Икшурме: здесь живут семь приемных детей. И все девочки. Мама Замиля и папа Зинур говорят: были у них и мальчики, да уже выпустились – повзрослели.

– Наша приемная семья в 1990-х годах начало берет. Замиля в детском саду воспитателем работала, а я в школе учителем физкультуры, – рассказывает отец семейства Зинур Шакиров. – Как-то с ребятами на соревнования в Лесосибирск поехал и встретил там команду из интерната, разговорился с мальчишками и решил их на лето в деревню пригласить. Мы с ними на рыбалку ходили, в волейбол играли. Они в клуб на танцы бегали. Так понравилось, что следующим летом снова приехали.

А в 1999 году Шакировы на семейном совете решили создать приемную семью. Первыми стали брат и сестра Миша и Аня. Затем еще четверо детей появилось – три сестры с братом. Все уже вузы окончили, живут своими семьями. Но приемных родителей не забывают.

– Все ребятишки, которые к нам приходили, называли нас папой и мамой, – говорит Зинур. – Хотя мы их не заставляли. Одни уйдут, мы других принимаем. Привыкли большой семьей жить.

Сейчас у Шакировых семь девочек: Элеонора, Зарина, Валя, Таня, Настя, Аня большая и Аня маленькая. Аня большая и Зарина уже семь лет в семье, остальные – поменьше. Но чувствуют себя комфортно, быстро привыкли к деревенской жизни.


Помогают маме с коровами управляться, а их у Шакировых четыре, поддерживают порядок в доме. С папой в походы ходят, за грибами и за ягодами. А потом вместе с мамой из этих ягод варенье варят.
– У нас нет проблем с детьми, – говорит мама Замиля. – Как ты к детям относишься, так и они к тебе. А мы для них стараемся только хорошее делать.

Все свои


Ольга и Нияз Амирхановы – молодая приемная семья. Первый приемный сын Максим появился у них в 2015 году, а полтора года назад пришли Анастасия и Влад. Теперь вместе с их кровными ребятишками – Лилией и Маратом в доме пятеро детей – как и должно быть в настоящей русско-татарской ячейке общества.


Старшие Амирхановы признаются: хотели иметь большую семью. Ольга родом из Казахстана, единственный ребенок. Нияз местный, есть у него старшие братья-сестры, но разница в возрасте между ними очень велика. Мальчишкой он чувствовал свое одиночество. Зато его детям скучать не придется – есть у них и братики, и сестренки.


Ольга и Нияз – медики, приехали в Икшурму как молодые специалисты (Ольга в ФАПе работает, Нияз в районной больнице в терапии), получили подъемные и построили на них просторный дом. Всем места хватает.


– Как старшего сына нашли? – спрашиваю родителей.

– В Партизанском детском доме, – отвечают. – У нас в районе многие туда за детьми ездят. Увидели Максима и поняли – свой, родной. Решили: возьмем в семью.

Сам Максим (ему сейчас 15 лет) об этой встрече вспоминает с улыбкой: никак не мог выговорить имя своего приемного отца, первый раз такое услышал.

– Поговорили, и я решил, что нужно ехать, – рассказывает Максим. – Мне страшно не было.

Сейчас он первый спортсмен в Икшурме: занимается самбо, футболом, волейболом, баскетболом. У него целый арсенал наград.


Ольга и Нияз говорят: «Хотим сделать детей немного счастливее». И у них получается. В школе отмечают: Максим в семье стал уверенным в себе, в глазах у него то самое счастье, которое так хотели подарить приемные родители.

Потихоньку осваиваются в доме Влад и Настя. Мальчик сначала стеснялся всего, многих продуктов не ел. Сейчас – первый активист и мамин помощник. Кто первым лепить пельмени? Конечно, Влад!


Родители и дети везде вместе. Ни одного мероприятия в клубе или школе не пропускают. А на 23 Февраля успешно выступили в первых командных семейных состязаниях – заняли первое место. Для презентации семьи они сделали именные футболки. На фото все они вместе – и большие, и маленькие, приемные и кровные. Все свои.

Семейная династия


У Тазутдиновых – настоящая династия. Магуза Галинуровна 15 лет назад взяла в семью двух подростков.
– Хорошие пацаны были, родом из Мотыгино, – вспоминает женщина. – Я всю жизнь мечтала двойняшек иметь. Вот и взяла.
Магуза Галинуровна троих своих сыновей вырастила. А когда дети зажили собственной жизнью, загрустила.
– Скучно стало, без ребятишек не могу. Сидела плакала. Мне женщина посоветовала: «А ты возьми себе девочку», – рассказывает приемная мать. – Поехала в детдом – столько сирот, увидела и заплакала.
Сейчас Магуза Галинуровна говорит о своих воспитанниках с улыбкой: поехала за девочкой, а вернулась с двумя пацанами. Им тогда по 14 лет было. Сейчас уж выросли. Профессию получили, в армии отслужили. Вернулись в Мотыгино – там у них брат родной живет. Работают сварщиками.

– Звонят мне, рассказывают…


Снова одна осталась. И опять в детский дом поехала, и в этот раз двоих привезла – брата с сестрой. И они уже ПТУ окончили, к матери уехали.

– Я для детей всегда их родителей ищу, – говорит Магуза Галинуровна. – Ребята должны их знать.

Женщина, услышав о нашем приезде, пришла в гости к невестке с сыном – Зульфие и Зуфару. У них тоже большая семья. Своих двое, да четверо приемных: Ильдар, Никита, Рита, Антон, Альфия, Юля.
– Рита и Антон совсем маленькие ко мне пришли, – рассказывает мать большого семейства Зульфия Тазутдинова. – Им по 4–5 лет было. Год в гостях жили, а потом мы их в семью взяли. Здесь они в детский сад пошли, а потом и в школу.
Мама рассказывает, как неожиданно заболела Рита, ей пришлось делать операцию в краевой больнице. А из-за этого весь первый класс девочка училась на дому.
– Но зато сейчас ударница, хорошо занимается, – удовлетворенно замечает мама. – Антон разговаривал плохо. А сейчас даже английский на четверку может сдать. Юлю в сентябре прошлого года взяли. Тоже в учебе подтянулась. Она обязательная, первым делом уроки делает. Даже Никита (он в коррекционном классе учится) старается.
Зульфия говорит: дети ее энергией подпитывают, позитивом своим. Хотя и сама она живчик. В хозяйстве полно скотины – всю обиходить нужно. Детям булочек настряпать, пельменей налепить, чак-чак сделать – любят они стряпню. Ей бы отдыхать, когда ребятишки летом в лагерь уезжают, а она жалуется: скучно, себя девать некуда. Подоишь, просепарируешь молоко – ну какая это работа!
– Мы с ребятами все вместе делаем, – говорит Зульфия Тазутдинова. – Всей семьей салаты режем, пельмени лепим. А то сядем в карты играть. Тут уж только держись – папа и мама в дураках останутся!

Большая интернациональная семья


Говорят, браки свершаются на небесах. А Гарегин Барсегян нашел свою любовь в Икшурме, когда приехал из Армении на заработки в Красноярский край. Нурсиля рассказывает: многие девушки за ним увивались – высокий, кудрявый красавец. А он ее выбрал.

Нурсиля и Рузанна Барсегян сшили себе костюмы и выступают с национальными татарскими песнями
– Были у нас и свои парни, местные, но Гарегин так красиво ухаживал – не устоять, – вспоминает женщина.
Погуляли молодые лето, уехал Гарегин на родину, а зимой вернулся. И – к отцу Нурсили свататься. Тот против интернационального брака был, боялся, что зять увезет молодую жену из России. Но Гарегин заверил: намерен остаться и честно работать.
– В Армении у меня дом, родители, но работы не было, – поясняет Гарегин Сережаевич. – А здесь я в колхоз поступил, мне сразу квартиру дали.
Когда дочка Рузанна родилась, Гарегин фото родителям отправил, сообщил: женился.


И сейчас Гарегин и Нурсиля живут душа в душу. Рассказывая о своей семье, перешучиваются и переглядываются. Гарегин балагур за столом, а в жизни строг.
– Мое слово для детей закон. Как сказал, так и должно быть.
Первым приемным сыном у Барсегян был Сергей. Папа только увидел его в детском доме, сразу сказал: «Этот мой». А потом удивлялся: как с именем судьба угадала. Ведь его отца тоже Сережей звали.

Сейчас в большой армяно-татарской семье пятеро детей да плюс 19-летний Коля. Мальчик вырос, учится в техникуме в Лесосибирске. Официально он уже не член семьи, но на каждые выходные и каникулы приезжает к родителям в дом. Скоро уйдет из семьи Люда. Ей уже 17 лет. Девочка хорошо танцует. Мечтает стать хореографом. Мама за нее переживает – получится ли.

– Коля пришел ко мне, когда ему шесть лет было, Люда появилась в четыре года, – поясняет Нурсиля. – Как я могу сказать, что это не мои дети? Они всегда со мной будут.
Супруги Барсегян говорят: дети у них хорошие. Взрослые не пьют, не курят. Маленькие в учебе стараются. Костя и Марина ударники, у Данила только одна тройка за четверть вышла. Тигран был слабенький, но сейчас подтягивается.

Мама переживает за каждого, хотя говорит: долго думала – принять ли в семью двух младших детей. Но когда Гарегин услышал, что они армяне, все решилось моментально. Мужчина взял на себя воспитание сирот-соотечественников.

Рахмет!

Пировский район многонациональный, здесь даже не слышали о межэтнических войнах. Это гордость и отличительная черта северной территории. И в приемных семьях в Икшурме мирно сосуществуют сразу несколько культур. Здесь чтят татарские, русские и армянские традиции. Дети из приемных семей с удовольствием учат язык своих родителей. Здесь из уст русского мальчишки можно услышать татарское «Рахмет!» А татарская мама обнимет его и скажет: «Я люблю тебя, милый!»


Фотографии Андрея Афанасьева

№ 27 / 1107

Комментарии:

Все поля обязательны для заполнения

Свежий выпуск

Видео