Цена енисейского золота

Цена енисейского золота
Фото Олега Кузьмина

Измеряется не только деньгами. Это тысячи судеб, попавших в золотой плавильный котел, тяжелый физический труд, борьба с суровым климатом.

Район дал 1 400 тонн золота за 180 лет золотодобычи в северной тайге. Это была во всех смыслах героическая история. Первые старатели долбили шурфы вручную, голодали и мерзли в землянках. Потом пришла автоматизация. Но первые драги работали на пару, для них нужно было ежедневно заготавливать дрова, колоть лед. Прорываться вглубь Енисейской тайги было непросто – пешим путем, на лошадях, лодках-илимках, на которых завозились техника и продовольствие. Строительство дорог и переправ, шахт и карьеров происходило вопреки, на пределе возможностей.

Раньше, до появления автотранспорта и авиации, в район по притокам заходили караваны судов. За две короткие недели навигации нужно было разгрузить сотни тонн грузов, чтобы целый год район ни в чем не нуждался. Круглосуточно на разгрузке работали 700 человек – их свозили со всех окрестностей. Сегодня многие грузы завозятся не только по реке, но и по земле и воздуху.

По уровню социального обеспечения Северо-Енисейский район является одним из лидеров в Красноярском крае. Но населенных пунктов остается все меньше. Десятки поселков исчезли с карты района. Но в тех, что остались, порядок и полноценная, комфортная жизнь. Несмотря на климат, северяне научились выращивать на холодной земле овощи, фрукты.

 

Дорога трудна и опасна

В конце июля в районах Крайнего Севера – белые ночи. Световой день – 22 часа. Поэтому в гостинице – плотные шторы, забудешь закрыть – не выспишься, солнце разбудит в три утра.

На спидометре стрелка застыла на 15 км/ч. Значит, едем правильно, по золотому пути. Он вымощен острым скальником, на дороге ямы, а самое страшное – плотная завеса пыли от проходящих навстречу огромных рудовозов. После часа пути горло першит – дышать нечем. Автомобиль жалко, а себя – еще сильнее. Мы доехали до Вангаша и, казалось, полностью испытали на себе, как может дорога вышибать душу. Но нет. Есть еще более сложный участок – до п. Брянка.

Того самого, который во времена речных караванов считался воротами района. Нет, ехать туда еще 60 км «зубодробилки» мы не рискнули. Не то у нас здоровье, что у местных. Вот глава поселка Брянка Ольга Демина ездит на еженедельные планерки и не жалуется. Еще извиняется перед всеми, если на пять минут опоздает. А едет она всю ночь. Да, упорные люди – североенисейцы, с крепкими характерами.

 

Звезда уже не горит

В сентябре 2016 года район приступил к промышленному освоению одного месторождения. Название ему дали знаковое – «Ишмурат». Думаю, все догадались, в честь кого. Глава района человек известный – на посту с 1996 года. Прошел большой трудовой путь, освоил почти все металлургические профессии, водил бульдозер, взрывал породу, работал на драге.

Про Ишмурата Гайнутдинова говорят: он в районе знает все и всех. Ничто не укроется от его цепкого взгляда. Известно, что район и управляется по-гайнутдиновски. То есть так, как придумал много лет назад его глава, чтобы спасти территорию от раздробления, умирания поселков. Здесь действует уникальный механизм местного самоуправления, единственный в России – единое муниципальное образование (ЕМО). Как его утверждали – отдельная история. В итоге президент утвердил. Конституционным законом положение закрепили.

Все вопросы решает районный совет, если есть проблема – он собирается на сессию мгновенно. Это очень облегчает жизнь людей, позволяет оперативно решать задачи общерайонного масштаба, эффективно использовать бюджетные средства.

Еще одно историческое решение главы – спасти градообразующие предприятия. В 1996 году разруха в районе была полная. Собственники обанкротили главное предприятие и сбежали. Муниципалитет с подачи Гайнутдинова, и это единственный случай в стране, решил вложить бюджетные деньги и поднять предприятие, дать людям работу, а району – вторую жизнь. Сейчас фабрика успешно работает, развивает сырьевую базу.

 

Цивилизация в тайге

– Ишмурат Минзаляевич, по уровню доходов территорию можно назвать одной из самых благополучных в крае. А какие можно выделить проблемы?

– Я бы хотел, чтобы вы еще раз написали про наши дороги. Вы проехали до Вангаша, но есть еще более сложный участок пути – до п. Брянка. Мы до нее ездим из райцентра шесть часов. Зимой быстрее, конечно. Этот участок дороги – краевого значения. Но его совершенно не содержат. Сделают один участок, но он сразу же сыпется. Считаю, что это не работа.

– Ситуация действительно сложная. Жители района ездят в Красноярск по разбитому пути. Можно ли вообще отремонтировать дорогу качественно, ведь ее ежедневно разбивают большегрузы?

– Не только в Северо-Енисейском большегрузы ездят, но дороги-то сделаны. Мы сами много вкладываем в поддержание транспортных артерий, возим руду с карьеров, подсыпаем ямы. Но ведь это не наше дело. Сделайте нормальную дорожную одежду, не надо искать нестандартных решений. Я обращался всюду, ответ один: планов на эту дорогу пока нет. Понимаю, что проблем в стране, крае хватает. Но наш район дает 20 % золота страны, он главный добытчик. Мы развиваем налоговый потенциал, но руки опускаются порой.

– Одна из проблем территории – черные копатели. Как вы считаете, можно ли прекратить воровство золота или хотя бы снизить его масштабы? Поможет ли справиться с воровством закон о вольноприносительстве, который в случае принятия позволит присоединиться к разработке золотых запасов индивидуальным предпринимателям?

– У меня своя позиция: уверен, при должной воле государственных лиц воровство можно остановить. Но пока система не работает. Воруют сотнями кг. А в ходе рейдов находят 1–2 грамма. Проблема не только в материальном аспекте. Чернокопательство криминализирует сознание граждан. Один раз удалось копателю за сезон намыть золота, купить машину, квартиру, следом другой, третий идет в тайгу. Чтобы изменить психологию поведения, потребуются годы, не одно поколение должно вырасти на других правилах. Поэтому откладывать кардинальное решение этой проблемы дальше нельзя.

– Район держит высокий уровень развития социальной сферы. Как бы ни был отдален поселок, видна хозяйская рука. И сегодня продолжает строиться благоустроенное жилье, есть чистая вода у всех жителей. Как удается решать эти вопросы?

– Заметьте, все это в глухой тайге. Мы гордимся, что у нас тепло, люди не мерзнут. Котельные не дымят, они работают на жидком топливе. Есть профицит тепла. Мы добыли 1 400 тонн золота для страны.

Но район никогда не был баловнем судьбы. Люди еще живут в бараках. Когда я пришел, сразу начал строить пятиэтажки, чтобы люди почувствовали хотя бы минимальный комфорт. Сейчас те специалисты, в которых заинтересован район, сразу получают новые квартиры.

Но не все можно решить на муниципальном уровне. Например, раньше мы своими силами развивали больницу, делали капремонты каждый год. И привели бы ее к мировому уровню, если бы объект был местного подчинения. Здесь делали бы уже любые операции. А сейчас, стыдно сказать, часть анализов надо везти в Лесосибирск. Кому это доступно? Есть проблема с доставкой больных, беременных в краевой центр: билеты на самолет надо покупать минимум за месяц. А санавиация не будет летать к нам каждый день.

– Мы встречаемся накануне большого праздника – Дня металлурга, Дня района и юбилейной даты – 180-летия добычи золота в северной тайге. Поэтому хотим поздравить всех жителей Северо-Енисейского района с этим днем, пожелать благополучия и процветания северной земле.

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

«Красному Яру» и «крест» не помог
«Красный Яр» своей весенней игрой напоминает футбольный «Енисей». Тоже после зимы пришли в себя, тоже остановить их смог только лидер
25 мая 2022
Как уберечь квартиру от воров на время отпуска
Лето – время поездок, отпусков, дач. И этим часто пользуются квартирные воры, проникающие в пустующее жилье. Как обезопасить квартиру от
25 мая 2022
Импортозамещение в «цифре»
События последних месяцев на Украине существенно отразились в том числе и на IT-сфере. О том, с какими новыми вызовами приходится