Человек из легенды

Человек из легенды

Вячеслав Алексеевич БОЧАРОВ – невысокий подтянутый мужчина с небольшой асимметрией лица – это последствие тяжелого ранения. В 2004 году в Беслане он был на грани смерти. Ему уже была готова могила, но офицер, первым ворвавшийся в осажденную террористами школу и спасший десятки детей, выжил. Стал Героем России и воспитывает молодежь в духе патриотизма и верности долгу.

Войны в мирное время

О себе Бочаров говорит скромно:

– Родился в городе Донском Тульской области в 1955 году. В 1977-м окончил Рязанское высшее воздушно-десантное командное училище. 15 лет прослужил в воздушно-десантных войсках. Принимал участие в военных действиях в Афганистане. Окончил военную академию Фрунзе. А когда страна столкнулась с новым врагом – терроризмом, понял, что мое место в рядах тех, кто с этой заразой будет бороться.

На самом деле были в его жизни не только Афганистан, но и Чечня, Беслан, ранения, падение на вертолете, вырытая для него могила. И спасенные жизни.

В Афганистан Бочаров попал в 1981 году. Воевал сначала в должности заместителя командира разведывательной роты, а затем командира парашютно-десантной роты 317-го гвардейского парашютно-десантного полка 103-й гвардейской воздушно-десантной дивизии.

В одном из боев во главе группы из 14 десантников попал в засаду боевиков. Первыми же выстрелами ему перебило обе ноги. Но он даже не подал вида и продолжал управлять боем. Только когда сняли пулеметчика и отбили душманов, разведгруппа двинулась в обратный путь, с ранеными, но без потерь.

А в 1999 году была Чечня. Бочаров более 10 лет принимал участие в контртеррористической операции в Северо-Кавказском регионе. В Веденском ущелье вертолет, в котором находилась его группа, сбили, и машину закрутило. Говорит, тогда мелькнула мысль, что это конец. Но паники не было. Группе повезло: вертолет упал на склон, начал скользить и перевернулся. Восемь человек отправили в госпиталь, а с остальными Бочаров продолжал выполнять поставленную задачу.

Сентябрь 2004-го

Беслан – особая страница в его жизни. В сентябре 2004 года во время торжественной линейки на школу № 1 напали террористы и захватили более тысячи детей, родителей и учителей в заложники.

32 вооруженных боевика забаррикадировались в здании учебного заведения и обложились взрывчаткой. А уже через несколько часов спецрейсом из Москвы в Беслан прибыли отряды спецподразделений ФСБ группы Управления «А» («Альфа») и Управления «В» («Вымпел»).

Вячеслав Бочаров тогда проходил службу в Управлении «В» («Вымпел») Центра специального назначения ФСБ России.

Два дня продолжались переговоры с террористами, но они так ни к чему и не привели. Затем в спортзале школы, где находились заложники, раздался взрыв, рухнула крыша. Дети и женщины начали выскакивать в окна, а боевики расстреливали их в упор. Люди, измазанные своей и чужой кровью, метались по двору, бойцы групп специального назначения ловили их и закрывали собой, выводя из-под огня. Десять спецназовцев совершили этот подвиг ценой собственной жизни.

Чтобы спасти оставшихся заложников, командование оперативного штаба приняло решение штурмовать захваченное здание. Но боевики прикрывались живым щитом из женщин и детей.

Бочаров два раза докладывал, что готов войти в осажденную школу, ему отказывали. Только в третий раз получил приказ действовать по ситуации.

Он был первым из сотрудников ЦСН ФСБ, вошедших в школу № 1. Те 20 метров по школьному двору были самыми длинными в его жизни – в него стреляли, но он бежал.

Могила осталась пустой

В спортзале люди лежали друг на друге. Мертвые. Полковник Бочаров в одиночку продвигался по холлу первого этажа школы, его встречали автоматным огнем. Стрелял и он, уничтожил несколько боевиков. На центральной лестнице террористы установили пулемет, чтобы убивать всех, кто попытается войти в здание.

Второй пулемет стоял в столовой. И Вячеслав Алексеевич решил его обезвредить. Но его настигла пуля снайпера, попав сзади в голову за левым ухом и выйдя под левым глазом.

Военный помнит: в его сознании тогда промелькнула мысль: «Все, отвоевался». А затем – свои вытолкнули его бесчувственное тело из окна на руки товарищей.

Бочаров не значился ни в списках погибших, ни в списках выживших. В клиниках раненых было так много, что они лежали в коридорах. Спецназовец был без сознания, без одежды и почти без лица. Родным уже сообщили, что Вячеслав Алексеевич пропал без вести. Для него уже вырыли одиннадцатую могилу.

Но он пришел в себя. Жестом показал, что может писать, и нацарапал на клочке бумаги: «ЦСН ФСБ Бочаров».

– У меня была контузия обоих глаз. Я не видел ничего. У меня вырвало верхнюю челюсть и оторвало нёбо. Вот в таком состоянии, беспомощном и практически бессознательном, я понял, что рядом кто-то есть, – говорит Герой.

Врачи боролись за его жизнь. И он выжил. Только перевели в общую палату, он начал приседать и отжиматься – восстанавливался. А когда выписали – ездил на метро на работу, прикрыв разорванное лицо платком.

Затем было 12 пластических операций. Говорит: сейчас похож на себя, даже документы не пришлось менять.

За Беслан Бочарову присвоили звание Героя России.

Письмо от Путина

После ранения Вячеслав Алексеевич еще шесть лет прослужил в ФСБ, ездил в командировки в горячие точки. А в 2010 году вышел на пенсию. Сам себе определил этот срок.

– Уволился и неожиданно для себя занялся общественной работой, – рассказывает Герой России. – В 2014 году открываю почтовый ящик, а там письмо: «Уважаемый Вячеслав Алексеевич, предлагаю вам стать членом Общественной палаты России. Президент Владимир Путин». Вот так на бытовом уровне, без всяких согласований. Президенту я отказать не мог.

Сегодня он ведет активную общественную работу: занимается патриотическим воспитанием молодежи, участвует в ветеранском движении. Бочаров – президент фонда «Солдаты XXI века против войны», член правления Российской ассоциации Героев Советского Союза и РФ, заместитель председателя правления Российского Союза ветеранов Афганистана, заместитель председателя Российского детского фонда, член исполкома Паралимпийского комитета России.

Воспитание через призму войны

Вячеслав Алексеевич все время вспоминает те дни в Беслане, как будто не прошло 17 лет, как будто было это вчера. Уроки трагедии не забыты. Из них сделали выводы и теперь используют в работе с подрастающим поколением, а также на семинарах и встречах с ветеранскими организациями, которые в регионах ведут патриотическую работу.

Он все объясняет через призму той войны (а это была действительно война), в которой чуть не потерял жизнь. Говорит, даже не знает имен всех, кого спас тогда из рук захватчиков. Да это и не главное. Важно, что они помнят его, узнают на улицах и в магазинах. Важно, что они смогли пережить трагедию, нашли свое место в жизни.

– Было 15 лет трагедии в Беслане, я приехал во Владикавказ. Зашел в магазин оплатить телефон. Женщина увидела меня: «Это вы?» – «Я», – говорю. «Можно вас обнять?» – просит со слезами на глазах. В Санкт-Петербурге иду по Невскому проспекту – осень, дождь, я в плаще, так что Звезду Героя не видно. А наперерез мне молодой человек, как говорят у нас, кавказской наружности: «Вы – Вячеслав Алексеевич? Можно вас обнять?» Оказалось, был заложником в Беслане, а теперь учится в юридическом институте. В Рязанском военном училище проводил встречу на спецфакультете будущих разведчиков, подошли ко мне два парня, говорят: «Мы из Беслана». Они прошли через ту трагедию и не ожесточились. Наоборот, обрели призвание, которое привело их в стены учебного заведения. И таких встреч происходит очень много, они очень трогательные. Это благодарность, на которую не рассчитываешь.

О встречах с бывшими заложниками террористов Вячеслав Бочаров рассказывал в Красноярске на встрече с представителями различных организаций в Общественной палате Красноярского края.

Он приехал в наш регион как заместитель руководителя Общественной палаты России со своим проектом «Эстафета поколений», который направлен на возрождение традиций наставничества и активизацию работы ветеранского сообщества с подрастающим поколением. Герой ведет его с 2016 года, он объединил людей разных возрастов, готовых общими усилиями строить будущее России.

Это важно, считает Вячеслав Алексеевич, очень важно – работать с молодыми людьми, которые только начинают свой путь. Ведь какими мы их воспитаем, таким и будет будущее нашей страны, региона, семьи.

– Работу с молодежью можно проводить по-разному, – говорил на встрече с ветеранскими организациями в Общественной палате Красноярского края Герой России. – Можно прийти на праздник и получить цветы и коробку конфет, а можно подготовиться и рассказать на примерах о героизме простых людей. Например, в Самарской области в семье Володичкиных шесть сыновей погибли во время Великой Отечественной войны, им поставили памятник. В Чувашии есть монумент Татьяне Николаевой, у которой не вернулись восемь сыновей. В Архангельской области Калиста Соболева не дождалась с войны семерых сыновей, в Краснодарском крае Епистиния Степанова – девять сыновей. И таких у нас много. Матери в критический для Родины момент отправляли детей защищать страну. Они понимали, что сыновья могут не вернуться. И когда рассказываешь это, показываешь лица этих женщин, информация совсем иначе воспринимается аудиторией. Это нужно знать, чтобы показать: у нас каждый может что-то сделать для своей страны, каждый – герой.

Историю творят сами люди – это твердая позиция Вячеслава Бочарова. Но и переписывают ее в угоду времени (или политическому строю?) тоже люди. Снова и снова встречаясь с общественниками, Герой задает одни и те же вопросы:

– А какую историю мы хотим оставить детям? Переписанную, безликую или настоящую?

И сам отвечает:

– Именно от наших усилий, от нашего настроя зависит – будут юные граждане России патриотами своей страны, своей истории, своих Героев или нет.

Для этого Вячеслав Алексеевич взялся за сложный проект «Эстафета поколений» и проехал всю страну от Калининграда до Сахалина и Камчатки. Его задача – донести важность миссии ветеранских организаций. А молодым показать: все в их руках – бери, твори, делай. Но с умом.

 

Не нужно видеть в молодежи противника

В Красноярск Вячеслав Бочаров приехал только на сутки. И они выдались непростыми: нужно посетить мемориалы, отдать дань памяти павшим, встретиться с молодежью и общественниками, выступить на семинаре (с собой Герой России привез специалистов, которые провели занятия для общественников, рассказали, как лучше вести патриотическую работу). И все же нашел минутку для разговора с журналистом НКК.

– Некоторые медийные личности считают, что не нужно учить патриотизму, нужно прививать толерантность. Как это соотносится с вашими убеждениями?

– Толерантность значит «я должен терпеть человека». Не любить, не уважать, не ненавидеть, а терпеть. Мне кажется, это самое страшное и непонятное состояние. Нет уж – лучше любить или ненавидеть! Патриотическая работа для меня – часть воспитания человека как будущего гражданина нашей страны.

Взрастили родители себе наследника, он скрасит их старческие годы. Так же и государство. Различные протестные движения, которые происходят в последнее время, – это результат недовоспитания и недообразования. Потому нужно идти к молодежи, подросткам и беседовать на равных, отвечать честно. Ведь молодость чувствует, где вы сказали правду, а где утаили. Вопросы нередко бывают непростые, но все равно нужно отвечать честно.

А ребята, которые неосознанно выходят на протестные действия – без убеждений, без царя в голове, – подрастут и станут жалеть об этом. Любая революция пожирает своих идеологов. Мы прошли через это в 1917 году и в 1990-е. Были огромные жертвы. Те, кто кричал «ура», не думали, что случится завтра, насколько губительным оно будет.

– Что стараетесь донести до молодых людей?

– Что они создатели своей судьбы. И порой необдуманный поступок, неправильно принятое решение может сломать их будущее, разбить перспективу. Я встречался с подростками в местах лишения свободы. У нас часами длились беседы. Ты видишь нормальные глаза пытливого человека, но они не такие, как у обычного школьника. Этот мальчишка уже приобрел негативный опыт, который создал ему непреодолимые трудности. Когда я еду в такие места, делаю все для того, чтобы в общении со мной дети увидели путь, который поможет избавиться от комплекса, созданного ими же.

– Какие вопросы задают?

– Трудные. Иногда их интересует, что я чувствовал, когда применял оружие против людей. Но человек моей профессии – боец спецподразделения – борется со злом. И оружие применяет в соответствии с законодательством России. Любому, самому отъявленному преступнику в первую очередь предлагают сложить оружие, сдаться. А там уже правосудие решит его судьбу.

Но, как правило, он первым стреляет в тебя. Немало наших ребят были ранены и погибли в такой ситуации. И разве это не дает нам права применять оружие против него? Дает. По закону. В наших спецподразделениях – в «Альфе» или «Вымпеле» – служат люди только с высшим образованием, кто глубоко знает жизнь, законы, нормы общежития. Они не несут в себе агрессию, которая исходит от наших противников.

В Беслане, например, двое суток шли переговорные процессы. Прими боевики правильное решение, сложи оружие – остались бы живы и они, и заложники, и наши ребята. Но они приняли другое решение. И без потерь не обошлось.

А применить оружие впервые действительно сложно. Мне в Афганистане первый раз нажать на спусковой крючок было очень непросто. Я не знаю, попал или нет: было большое расстояние, и я видел только силуэт за камнями. Но преодолеть ступор: там человек, а не мишень, – было психологически тяжело.

– Говорят, на войне проще, чем в мирной жизни, разобраться, где свои, а где противники. Вы прошли столько войн, стали общественником. Когда сложнее?

– В своих согражданах я противников не вижу. Это бесперспективно и неправильно. И что касается наставнической деятельности. Не нужно рассматривать молодежь как противника. Можно видеть в них заблудших, не понимающих. Противник – тот, кого не нужно убеждать, а против кого нужно применять меры силового воздействия. На войне это враг: в его руках оружие. И в этом плане в бою проще: вот твой окоп, а вот его. И в глаза ты ему не заглядываешь.

 

Фото Олега КУЗЬМИНА, пресс-службы Общественной палаты Красноярского края, с сайта www.warheroes.ru

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

26 октября 2021
Без вины виноватые
Удивительно, но зачастую человек, дающий жесткий отпор злоумышленнику, в глазах правоохранительной и судебной системы выглядит нарушителем закона, а нападающий превращается
26 октября 2021
Помочь упасть на дно
«Ходила в церковь, просила, чтобы он уже скорее умер», – такое откровение пожилой женщины, матери алкоголика, поражает. Но правда в
26 октября 2021
Егор Корчагин: от ковида умирают чаще и быстрее
В Красноярскую краевую больницу поступают самые «тяжелые» пациенты с COVID-19 со всех районов края. И когда главный врач больницы Егор

Советуем почитать