Меню Поиск
USD: 77.7 -0.14
EUR: 91.56+0.24
№ 55 / 422

Человек из золотого фонда

Александр Кузнецов ушел из жизни, оставив на красноярской земле след, который не сотрут столетия

Человек-эпоха, почетный гражданин Красноярска и Красноярского края, Герой Социалистического Труда и первый директор Красноярского металлургического завода Александр Николаевич Кузнецов, которого мы проводили на прошлой неделе в последний путь, навсегда останется в памяти земляков. Его удивительную судьбу молодое поколение будет изучать по книгам, которых, к счастью, написано немало. Великий труженик, мудрый руководитель крупнейшего предприятия и сам писал заметки о времени, о заводе, о людях и истинном счастье. Перечитываешь их сейчас, и мурашки от того, насколько выверены жизнью мысли человека.

Он памятник себе воздвиг

Кузнецов_.jpgАлександр Кузнецов говорил: «Моя жизнь – моя работа». Он ставил знак равенства между ними. Как и многие из поколения фронтовиков. Они ощущали себя в вечном долгу перед Родиной, родными, друзьями и сослуживцами, не вернувшимися с войны. Кузнецов считал, что «в каждом из нас заложено подсознательное желание свой камушек – малозаметный, а то и незаметный вовсе – вложить в строительство страны. Это неосознанно, но всегда и у всех присутствует». Но если все вкладывают по камушку, то первый директор КраМЗа воздвиг основательную часть фундамента экономики края.

Очерк про Кузнецова может стать объемным исследованием, ведь каждый период его биографии – от предвоенного детства до подвигов на фронте и заводских баталий – кладезь для анализа, размышлений, сравнений. И сто ответов на вечные вопросы: так ли я живу? что делает нашу жизнь насыщенной, счастливой? куда идет страна, что станет с краем? Современная молодежь мучительно ищет ориентиры – и ошибается тот, кто не утруждается с выбором идеала. Путь Александра Кузнецова может дать верный рецепт. Он прост, как правда: честно делать свое дело, остальное придет. Его жизнь вплетена в судьбу края, в годы его индустриализации, крупных строек. Но в воспоминаниях мастера, в интервью не найдешь историй про рыбалку, застолья, отдых у моря. Наоборот, любой отрыв от дела воспринимался им как наказание. Кузнецов описал забавный эпизод: «Был случай – приехал посол Японии в край. Руководство старается показать все в лучшем виде. Везут в том числе к нам на завод. Честно говоря, надоедало это – некогда, работать надо, но высокопоставленных встречай».

Кто из той же породы людей, тому все понятно. Остальным нет смысла доказывать, что счастье в труде. «С детства мне от родителей передалось умение делать конкретное дело, и желательно делать хорошо», – без ложной скромности писал Кузнецов. А деньги? Кузнецов не скрывал: «Я капиталист, да и всегда им был. В душе мы все хозяева и капиталисты, ведь капитал – это продукт труда. А деньги как оценка труда никуда не денутся, сами придут. И никаким они критерием оценки или, хуже того, ценностью не являются».

Жажда славы, амбиции движут далеко не гениями. У Кузнецова пиджак от орденов неподъемный был. Он его в чехол паковал и, как чемодан, возил на мероприятия, чтобы потом надеть: «Ни героем, ни орденоносцем себя никогда не чувствовал. Они – награды – сами приходили. Просто надо честно и добросовестно трудиться. Тогда и должности, и награды будут. Может, и трудно поверить, но не было у меня стремления зарабатывать почести, отличия. Когда человек работает, к нему все приходит само собой – и материальное благополучие, и ордена. Первый орден Трудового Красного Знамени еще начальником цеха получил – за один из первых реактивных бомбардировщиков Ту-16». А на фронте за боевые заслуги Александр Николаевич награжден орденом Красной Звезды и орденами Отечественной войны 1-й и 2-й степени.

Завод как… творчество

Путь ответственного директора предприятия-гиганта никогда не будет усыпан розами. Кузнецов это понимал и не пасовал перед трудностями. Великий промысел судьбы в том, что на столь сложном посту оказался человек, для которого «завод – это мое. Моя жизнь, мое дело, мое творчество». Александр Николаевич построил и 30 лет возглавлял КраМЗ. «Рабочих рук для строительства нет и не будет», – заявили свеженазначенному директору в главке. Задание партии есть – сдать под ключ в оптимальные сроки при ограниченном финансировании передовой завод, где аккумулировались бы передовые отечественные и зарубежные научно-технические разработки. А людей не дают. Выкручивайся как можешь. Бежать бы от такого директорства, но Кузнецов справился: «Создание крупного предприятия, трудового коллектива, инженерного корпуса – творческое дело, от которого получаешь огромное удовлетворение. Как сказал один умный человек, это труд особого рода, труд высшего порядка. По-моему, великое счастье, когда ты можешь реализовать себя и то, что в тебя Господом Богом заложено и родителями».

Александр Кузнецов развивал и поддерживал в коллегах творческое начало. Казалось бы, какое творенье в монотонном труде? Кузнецов писал: «Задача директора заключается и в создании такой атмосферы, когда имеющийся деловой и профессиональный потенциал работников смог бы проявиться в полной мере. Известно, что никого нельзя заставить мыслить творчески, но создать соответствующую атмосферу на предприятии необходимо». А ведь, как известно, только творчество делает человека свободным и счастливым.

В общем, Александр Николаевич умел работать с людьми: «Я люблю людей, это самая главная заповедь. И люблю за то, что они другие. Разные – это замечательно, тем мы и ценны. Прекрасный материал для меня, руководителя, человека, который способен управлять, создавать, лепить из этого материала то, что нужно для общества в целом. Личность в обществе – она и должна быть многогранной. Но если ты сам человек слабый и бесталанный, то тебе эти грани мешать будут, ты их выравнивать начнешь, стачивать, в кирпичи одинаковые превращать. Но ты попробуй составить их, совместить грани, и тогда получится совершенно новая конструкция, оригинальная, иногда уникальная».

Занимаясь тонкими настройками, Кузнецов не забывал и о материальном. По количеству построенных социальных объектов КраМЗ установил рекорд среди предприятий страны: заводская поликлиника, больничный стационар, бассейн, спорткомплекс, пять закрытых теннисных кортов, конноспортивный манеж, Дворец культуры, гостиницы, база отдыха на водохранилище, санаторий в Адлере. Кузнецову приходилось проявлять чудеса дипломатии, чтобы в Москве разрешили строить социокультурные объекты. Иногда приходилось хитрить – не сообщать в отчете, какой именно объект строится. Получал директор КраМЗа за свои соцкультбытовые инициативы далеко не награды. А выговоры без занесения. Зато трудовой народ его боготворил.

Против течения

Когда не стало завода, его отец-основатель и тогда не сдался. Он вместе с коллегами создал из руин первого корпуса СИАЛ. Но не стал генеральным директором. Чувствовал, что не может с прежней отдачей работать «не зная пределов». В одном из интервью в честь своего 90-летия Кузнецов с радостью рассказывал, что до сих пор нужен его опыт, что есть в крае продолжатели его профессии: «У нас блестящие специалисты. Вот холдинг СИАЛ – группа современнейших предприятий. В нем работает часть моих учеников, а за ними выросло новое поколение металлургов-обработчиков». «Оптимист и борец», – таким считал себя Александр Кузнецов. И добавлял: «Если человек в жизненном море не будет двигаться, барахтаться, а стараться плыть по течению, он утонет. За все надо бороться, само ничего не происходит и не приходит».

Трудовой путь мастера был длинным, а жизнь, как он считал, какая-то быстрая получилась: «Босоногое детство, едва начавшаяся юность, захваченная войной, немного учебы. А потом только работа, работа и работа. Дело и забота о людях, которые вместе со мной трудились».

Его жизнь вплетена в судьбу края, в годы индустриализации, сложности каждого дня. Вот только историй про рыбалку, застолья, отдых у моря в его воспоминаниях не найдешь. Любой отрыв от дела он воспринимал как наказание

 

В материале использованы книги А. Кузнецова «О времени и о себе», «Созидатели» (под ред. Г. К. Копыловской)

№ 55 / 422

Комментарии:

Добавить комментарий

Все поля обязательны для заполнения

Свежий выпуск

Видео