Меню Поиск
USD: 76.27 +0.23
EUR: 89.48-0.52
№ 58 / 1236

Что немцу смерть, то русскому…

Процессы, происходящие сегодня на финансово-кредитном поле России, вполне могут служить иллюстрацией того, что экономические закономерности работают у нас, мягко говоря, своеобразно.

Ключевые качели

Возьмем ключевую ставку ЦБ РФ. Мы уже привыкли к тому, что чуть запахло кризисом, Банк России эту ставку увеличивает. В целях борьбы с инфляцией. И это вызывает дикое раздражение у определенной части экономического истеблишмента, которая считает, что высокая ставка на корню губит отечественный бизнес.

Ведь зависимость тут простая. Чем выше ставка, тем больше проценты на ссуды коммерческих банков. Соответственно, и население, и бизнес берут меньше кредитов. Потому как платить грабительские проценты для кармана накладно. С одной стороны, падает спрос населения, с другой – у бизнеса нет средств для развития. В итоге стагнация, застой и полная безнадега.

Снижение ключевой ставки удешевляет банковские ссуды. Люди берут больше кредитов и покупают разные нужные вещи, бизнес на дешевых займах растет как на дрожжах, рабочие места прирастают, а полки магазинов ломятся от изобилия.

Правда, есть одно неприятное следствие. Когда спрос обгоняет предложение, происходят разные неприятные вещи, как то инфляция, девальвация национальной валюты, распухание денежной массы и образование финансовых «пузырей», которые с треском лопаются.

В итоге кризис, галопирующая инфляция, безработица и полная безнадега.

Все ниже, и ниже, и ниже

Довольно долго в России во главу угла ставилась именно борьба с инфляцией к вящему неудовольствию тех, кто хотел бы «разогнать» отечественную экономику с помощью низкой ключевой ставки и дешевых денег. Однако сравнительно недавно, при бурных и продолжительных аплодисментах «низкоставочников», ЦБ РФ перешел к неуклонному снижению ключевой. При этом даже коронавирус, который по воздействию на народное хозяйство тянет на хороший кризис, не испугал наших финансовых рулевых.

Сегодня ключевая ставка достигла невиданных в новейшей российской истории 4,25 процента. Более того, в ЦБ не исключают, что к концу года ставка снизится до 4 процентов. А это, кроме всего прочего, означает, что, несмотря на удешевление заемных средств, инфляционного разгона не наблюдается.

Главной причиной этой странности, по мнению самого ЦБ, является общее ослабление спроса. Грубо говоря, отсутствие свободных денег у населения.

Как известно, реальные располагаемые доходы в России во втором квартале снизились на 8 процентов. Это очень много – сравнимо с падением после дефолта-98.

Деньги есть, но вы держитесь

Но, казалось бы, если у людей нет денег, а ставка ЦБ снизилась до невиданных значений, самое время коммерческим банкам подсуетиться с кредитными продуктами. Увы, нас ждет странность номер два. Банки не очень-то рвутся кредитовать население. Причем это касается не только «людей с улицы», но и самых надежных клиентов – участников зарплатных проектов.

По данным Национального бюро кредитных историй, в июне количество заявок на потребительские кредиты выросло на 21 процент, а вот количество одобренных заявок сократилось до 36 с небольшим процентов (для сравнения, в марте 44,8). При этом число одобренных заявок на потребительские ссуды для всех категорий заемщиков в июне опустилось до 29 процентов.

Это явно свидетельствует о не слишком высоком доверии к клиентам со стороны российских кредитных организаций. Похоже, банки ждут, когда платежеспособность россиян возрастет сама собой, и не намерены стимулировать рост спроса за счет кредитных вливаний.

Наверное, в этом есть и некое рациональное зерно. С кредитной иглы мы точно не слезем, а уменьшение доступности ссуд – повод учиться жить по средствам.

Горькая память об МММ

У снижения ключевой ставки есть и другое глобальное последствие. Стало невыгодным держать деньги на банковском депозите.

Первыми это осознали зарубежные «партнеры» – международные спекулянты, зарабатывавшие на разнице банковских ставок. Механизм здесь простой до примитивности. И в Штатах, и в ЕЭС ключевые ставки в разы ниже российских. Поэтому, если взять где-нибудь в Европе деньги под низкий процент и «закачать» их в российские финансовые инструменты, то профит обеспечен. Запредельным он был, когда ключевая ставка ЦБ РФ достигала двухзначных величин (с декабря 2014-го по апрель 2017-го).

Чем ниже ставка, тем более постными становятся лица спекулянтов и тем больше отток иностранных «инвестиций» из России. Инвестиции в кавычках – поскольку для реальной экономики такие спекулятивные деньги – как мертвому припарки.

Правда, уход спекулянтов порождает побочный эффект, который выражается в ослаблении рубля. Возможно, последний всплеск такого ослабления как раз и связан с очередным снижением ключевой ставки.

И все же более важен для экономического самочувствия другой процесс – массового исхода накоплений россиян из отечественных банков. Ибо многие граждане, увидев, что проценты на вклады снизились практически до уровня плинтуса, просто решили забрать свои деньги.

Другое дело, что девать-то обналиченные средства тоже некуда. На фондовом рынке наши люди не играют. Валюта – не тот инструмент, где обычному человеку что-то можно заработать. Некоторые советчики настойчиво талдычат, что вкладывать нужно в золото, но ответственности за советы никто не несет.

А ведь, чисто гипотетически, эти средства можно было бы привлекать для развития нужных стране бизнесов, реализации важных проектов. И мы даже видим отдельные попытки заинтересовать граждан финансовым участием, например, в достаточно известной сельскохозяйственной компании.

Однако массовому применению такой практики препятствует горькая память об МММ, «Русском доме «Селенга», «Хопер Инвесте» и прочих «телемаркетах».

№ 58 / 1236

Комментарии:

Добавить комментарий

Все поля обязательны для заполнения

Свежий выпуск

Видео