Меню Поиск
USD: 72.88 -0.32
EUR: 85.48-0.36
№ 57 / 1333

Что расскажет пепелище?

Фото предоставлено ФГБУ СЭУ ФСП ИПЛ по Красноярскому краю Огонь, как принято считать, «скрывает следы». Но это не совсем так. Точнее, совсем не так, поскольку есть люди, сама профессия которых заключается в том, чтобы распознавать следы огня.

Одна из лучших в Сибири

В нашем крае есть специальное подразделение МЧС России – «Судебно-экспертное учреждение Федеральной противопожарной службы «Испытательная пожарная лаборатория по Красноярскому краю», руководит которым Сергей Борисович Бочагов. Сфера деятельности учреждения довольно широкая – оценка пожароопасности объектов, исправности систем противопожарной защиты (сигнализации, дымоудаления и др.), экспертные исследования в области пожарной безопасности, участие в научной деятельности и многое другое…
– Но основных направлений, по большому счету, два – проведение испытаний пожарного оборудования, конструкций и исследование пожаров, – рассказывает заместитель начальника лаборатории Владимир Ворсин. – В первом случае мы работаем с инспекторами Государственного пожарного надзора, а при исследовании пожаров – с дознавателями.
Стоит особо отметить, что само понятие «исследование пожаров» – а речь именно о нем – сводится к двум вопросам: где и почему начался пожар?

Для того чтобы ответить на них, в лаборатории есть полный комплекс современного оборудования, штат из 22 специалистов высокого класса и, что не менее важно, огромный опыт, накопленный десятилетиями работы.

В прошлом году испытательная пожарная лаборатория (ИПЛ) отметила шестидесятилетний юбилей, поскольку свою историю отсчитывает с 30 января 1960 года, когда в Красноярске появилась пожарно-испытательная станция при МВД.

Однако лаборатории такого рода в нашей стране начали создавать еще в 1945-м – сначала в столице, затем по всему СССР. Сегодня такие учреждения есть в каждом российском регионе, а красноярская ИПЛ, кстати, признана одной из лучших в Сибири.

Где и почему загорелось

Один из ведущих сотрудников лаборатории старший эксперт Николай Чичкин показывает макет деревянного дома – довольно качественный, но с той особенностью, что угол его подпален. Как выяснилось, и внутренность тоже. Макет, который служит учебным пособием для экспертов и дознавателей, поджигали по-настоящему. К тому же дерево именно тот материал, с которым чаще всего приходится сталкиваться при реальных пожарах.
– Первоочередная задача – найти очаг пожара, место, откуда началось горение. Выяснить это можно по глубине прогорания материала – чем ближе к очагу, тем она больше. Если загорелось внутри, исследуем балки. Какая из них больше прогорела, тем ближе к очагу. Главное – установить, где дольше всего происходило горение.

Второй принципиальный момент – причина возгорания. Прежде всего надо узнать, какие источники зажигания были ближе всего к очагу. Это может быть электрооборудование, проводка, нагревательные приборы, печи, горелки, свечи… Возможно, проводились огнеопасные работы, сварка, например, или же самая банальная причина – непотушенная сигарета.

Наконец, третий момент: выяснить, был ли это поджог, поскольку дознавателю нужно определить, присутствует ли здесь криминальная составляющая. В итоге, рассматривая все версии, возникшие в ходе исследования, выходим на конкретную причину возникновения пожара.
Однако, поясняет Николай Чичкин, не всегда получается быстро определить очаг и причину пожара – часто огонь оставляет после себя только дымящиеся головешки, которые, казалось бы, ни о чем не расскажут.

Вот тогда и начинается кропотливая работа эксперта.

С места пожара изымаются вещественные доказательства – угли, гвозди, шурупы, остатки материалов, вещей, техники – и отправляются в лабораторию для исследования. Там есть полный комплекс оборудования, позволяющий практически безошибочно выяснить, где и почему загорелось.

Каждый из вещдоков несет в себе информацию о пожаре. К примеру, чем ближе находился к очагу возгорания металлический предмет, тем значительнее изменения в структуре металла. То же самое можно сказать о кирпиче и бетоне.

Определить это можно с помощью микроскопа и других приборов. В начале шестидесятых все техническое вооружение лаборатории состояло из нескольких фотоаппаратов, увеличителя, нехитрого химического оборудования; с годами вооружение разрасталось количественно и качественно, и теперь его достаточно для того, чтобы разобраться с пожаром практически любой сложности. Но все же стоит познакомить с некоторыми «орудиями труда».

Например, инфракрасный пирометр точечно измеряет температуру теплового излучения поверхности, что особенно актуально для исследования бетонных и кирпичных стен.

Тепловизор также позволяет выявлять более нагретые зоны. Изменения в железобетонных конструкциях выявляются с помощью ультразвукового дефектоскопа – чем ближе к очагу, тем больше степень разрушения: бетон разрушается иногда полностью, но чаще всего – отслоения и поверхностные трещины.

Тестер отжига проводов, предназначенный для измерения проволоки из цветных металлов, один из самых востребованных приборов уже потому, что «электрическая» причина пожара – одна из наиболее распространенных (об этом свидетельствует и «музей» на нескольких полочках, состоящий из обгоревших выключателей, пакетников, проводов и прочего). Под воздействием огня меняется структура металла – где гибкость минимальная, там провод подвергался наибольшему нагреву.

Важен фактор времени


Однако только специалист может определить, отчего оплавился провод – от собственно пожара или короткого замыкания. Для этого провод исследуется при помощи рентгеновского дифрактометра, далее делается срез, который исследуют специальным микроскопом.

Принципиально важный вопрос – выяснить, стал ли причиной пожара поджог.
– Поджигают, как правило, с помощью легковоспламеняющихся и горючих жидкостей – бензина, керосина, дизтоплива, – говорит инженер ИПЛ Наталья Астахова. Для их выявления применяется газоанализатор, который выявляет пары нефтепродуктов. В некоторых случаях они сохраняются длительное время, но это, что называется, идеальный вариант, в других случаях – чуть более суток. Поэтому такое исследование проводится незамедлительно. Есть и более сложный прибор, многоканальный газоанализатор, определяющий класс горючего вещества. Более подробный анализ делается в химической лаборатории, позволяющий установить, с помощью какого вещества произведен поджог.
Вообще в работе лаборатории есть принцип: чем быстрее окажешься на месте пожара и проведешь исследования, тем точнее результат. Дежурный эксперт готов в любое время суток выехать по вызову дознавателя. В особых случаях на месте ЧП работает целая экспертная бригада.

Но как бы ни был важен фактор времени, возможности лаборатории таковы, что для нее не существует «безмолвных пепелищ»; в любом случае будут определены и очаг, и причина, даже если все сгорело давно и дотла.

№ 57 / 1333

Комментарии:

Добавить комментарий

Все поля обязательны для заполнения




Свежий выпуск

Видео



Решаем вместе
Не убран снег, яма на дороге, не горит фонарь? Столкнулись с проблемой — сообщите о ней!