Многие ребята в первый раз в жизни держали в руках молоток и гвозди, но для полочек, которые у них получились, спокойно может найтись свой покупатель

Проблема социализации инвалидов в обществе – как ящик Пандоры: приоткроешь крышку немного, а вопросов окажется столько, что на первый взгляд решить их все невозможно. Но нашему краю опять повезло: здесь есть люди, которые потихоньку меняют неповоротливую систему.

Эти молодые люди просто сидят дома

Надежду Болсуновскую, руководителя общественного движения «Право на счастье», знают в крае все мамы особенных детей. В 2012 году к ней как сотруднику муниципального психологического центра на прием попала сложная девочка Катя, которой отказали в садике – ребенок, по мнению ряда структур, был необучаем. С этой Кати началась история общественного движения. Сначала в нем доказывали, что каждый ребенок имеет право на образование, затем – что инклюзия возможна в детских садах и школах, потом Надю ждала битва за детские оздоровительные лагеря – там тоже никто не знал, что делать с особыми детьми.


С тех пор прошло всего шесть лет, но в области инклюзии в крае сделано уже очень и очень много. Детские сады, школы – и вот уже 17-й инклюзивный лагерь, который несколько лет «Право на счастье» проводит совместно с краевым министерством образования, главным управлением социальной защиты при финансовой поддержке нескольких грантовых программ и меценатов. Больше тысячи детей смогли побывать там и научиться новым, таким нужным социальным навыкам.
– Важно с самого главного начать, – настаивает Надежда. – Это лагерь для подростков, где они пять дней живут самостоятельно при поддержке тьюторов. И это место, где они проходят первые профессиональные пробы.
Профориентация и трудоустройство – проклятые слова для матерей детей с ограниченными возможностями здоровья. Свои силы они тратят на то, чтобы развивать, обучать, социализировать ребенка, но как только ему исполняется 18 – все, глухая стена. Человек получает заключение о нетрудоспособности и садится дома. Если это выраженные ментальные нарушения, другого пути у него просто нет. Сейчас нет, но, как верит Надежда, он должен появиться. И первый шаг – инклюзивный лагерь «Трудово», который организовали в сентябре и ноябре. В нем дети с ограниченными возможностями здоровья пять дней без мам, но со своими сверстниками пробовали себя в разных профессиях. Мастерили кормушки и полочки в столярке, валяли броши из шерсти, расписывали декоративные панно, снимали и монтировали ролики, готовили простые блюда, учились сервировке. И все это в игровой обстановке города Трудово.

– У всех ребят есть игровые паспорта, прописка, они получают зарплату, платят за питание и дискотеку. Хорошо поработал – получил больше, поленился – меньше, – объясняет Надежда. – Для наших детей это очень важно, потому что они должны знать, как устроена жизнь. В семье обо всем беспокоятся мама и папа, поэтому у ребят с ограниченными возможностями здоровья недостаточно представлений о том, как устроено общество. А наша главная задача – сделать так, чтобы дети с инвалидностью, когда станут взрослыми, жили самостоятельно или с минимальным сопровождением.

Магия лагеря

Инклюзивные лагеря не длятся долго – пять дней, и все, обратно в обычную жизнь. Но для детей этого оказывается достаточно, чтобы совершить настоящий прорыв в развитии. Иногда такая смена стоит года социальной адаптации в условиях города. Тьюторы и специалисты, которые год за годом работают на таких выездах, называют это магией лагеря, психологи – положительной динамикой.
– И в этом лагере «магия» случилась для всех детей, – делится Надежда. – Вот И., который до этого боялся выступать публично, даже стих перед классом не рассказывал, а тут выступал, вел мастер-класс, давал комментарий нашему СМИ, играл одну из главных ролей в творческом номере. Девочки А. и Ю. научились работать руками, которые плохо слушались. Д. научился сам одеваться, раздеваться, мыться. Слабослышащая Л. стала больше говорить, хоть папа перед отъездом предупреждал, что она всегда молчит. А как виртуозно слабовидящая Ю. с ДЦП научилась забивать гвозди!

Для детей это огромные победы, в первую очередь над самими собой. Все они тщательно задокументированы на видео, которое снималось для каждого дня. Вот дети, например, делают лизунов.
– У меня, у меня получилось! – слышно на видео, масса в руках мальчишки тянется как надо. Для него это опыт успеха, которого, возможно, до этого у него никогда не было, как и не было возможности похвастаться: сколько бы мы ни говорили об инклюзии, круг общения у таких детей резко ограничен.
Каждый день ребята могли выбрать одну из четырех мастерских, чтобы попробовать себя в реальном труде, но с особым вниманием и педагоги, и тьюторы следили за Школой еды и гостеприимства, ведь этот навык пригодится каждому из воспитанников лагеря. Вот на видео ребята надевают перчатки и начинают готовить: у кого-то не получается сразу уверенно держать в руках нож, ему помогают тьюторы. Греческий салат, фруктовые корзиночки, канапе, бутерброды с божьими коровками – все это с любовью вписано в меню, которое лежит на столах гостей званого ужина. Именно этим событием закончилась смена.
– Для нас очень важно было показать, что наши ребята могут делать такую работу и получать от этого удовольствие, – делится Надежда. – Выездной лагерь – первый шаг к созданию трудовых мастерских и социального антикафе, на которые мы выиграли в этом году президентский грант. Мы хотели показать, как может работать эта модель. А работает она очень хорошо.

Единственные за Уралом


Подростковые инклюзивные лагеря с возможностью профориентации – краевое ноу-хау, нигде за Уралом этими практиками не занимаются. Важно, что в этот процесс включен не только краевой центр. В лагерь, например, приехали на стажировку педагоги и тьюторы из Канска, но настоящими звездами стала делегация из Байкита. В марте педагоги байкитской школы были в Красноярске на форуме инклюзивных практик, а когда узнали о лагере, сразу собрались сюда. Для этой территории лагерь настолько важен, что деньги на перелет нашла сама школа.
– Для ребят это было настоящее приключение, – делится Надя. – Они впервые летели на самолете, впервые увидели большой автобус.
Байкитцы привезли национальные костюмы, показывали танцы, пели песни, проводили мастер-классы, а в финале получился джейм-сейшн – афробарабаны и шаманский северный бубен. И все время лагеря педагоги, тьюторы учились – увезли с собой в Байкит инклюзивные практики, которые смогут развивать сами.
– А еще у нас каждый день была нейрогимнастика, занятия на афробарабанах, с интерактивным метрономом, такого за Уралом просто нет, – Надежда взахлеб перечисляет методики для реабилитации особых деток. Год за годом она привозит из разных уголков страны все лучшее и самое прогрессивное, чтобы помочь детям с ментальными нарушениями, о которых привычно говорят с добавлением «не»: не может, не способен, не получится.

В конце нашего разговора Надежда вспоминает:

– В первый день смены дети могли выбрать любое игровое имя для лагеря. И девочка из Канска выбрала себе имя Загадочная Принцесса. На второй день приходит: «Ой, – говорит, – что-то я не то выбрала, какое-то неправильное. Я бы себя назвала Надежда, как вас, потому что надежда – это дар».

Для особых детей и их родителей это действительно так. Дар надеяться, что однажды наше общество изменится, и они найдут в нем свое место.

Кстати

Третья смена лагеря «Трудово» пройдет в декабре, об условиях участия можно узнать в официальной группе фонда «Право на счастье» в социальной сети «ВКонтакте».

Фото предоставлены общественным фондом «Право на счастье»

№ 87 / 1070

Комментарии:

Все поля обязательны для заполнения