Дом без права выдачи Кому отольются сиротские слезы?

Дом без права выдачи Кому отольются сиротские слезы?

В последние месяцы новости о нарушении в крае жилищных прав детей-сирот сыплются как из рога изобилия. География впечатляет: Емельяновский район, Балахтинский, Ермаковский, Канский, Ачинский. И нарушения, выявляемые прокуратурой, удивляют размахом фантазии. Квартиры закупают по завышенным ценам, приобретают жилье, непригодное для проживания, мошенничают с закупками. При этом денег в краевом бюджете на приобретение жилья сиротам выделяется все больше и больше. Но, как это ни парадоксально, список нуждающихся не становится меньше.

Махинация на махинации

Одно из последних сообщений о нарушении жилищных прав детей-сирот пришло из Ермаковского района. Прокуратура провела проверку по заявлению местной жительницы и установила: квартира, предоставленная сироте по договору специализированного найма, требует капитального ремонта. Но сколько ни обращалась заявительница в районную администрацию, результат – ноль. В ситуацию вынуждена была вмешаться прокуратура.

Ермаковский район не впервые упоминается в связи с незаконными действиями с жильем детей-сирот. В октябре Следственный комитет по Красноярскому краю и Хакасии сообщил: заместителя главы Ермаковского района подозревают в махинациях при покупке квартир для сирот.

На момент преступления чиновник был начальником отдела земельных и имущественных отношений районной администрации. И, по версии следствия, с апреля по сентябрь 2019 года за вознаграждение передавал предпринимателю информацию о заявках на контракт на покупку жилых помещений для детей-сирот, а также сообщал об аукционах, заявки на которые никто не подал. Хотя информация об аукционах – служебная, разглашению не подлежит.

Такие же махинации с жильем проделывали чиновницы из Балахтинского района. Благодаря чему за год предприниматели, поставляющие некачественное жилье, заработали около восьми миллионов рублей, а сотрудницы администрации получили 250 тысяч рублей взяток.

Ключи в жилищный ад

Чиновники районных администраций все чаще становятся фигурантами таких дел. Так, в махинациях с сиротским жильем подозревается бывший глава Ачинского района Евгений Розанчугов. Муниципалитет приобрел квартиры, непригодные для жилья.

У дома № 1 на улице Центральной в поселке Ключи скандальная репутация. История началась еще в 2016 году. Тогда местный предприниматель узнал, что администрация планирует приобрести жилье для сирот, выкупил за 200 тысяч рублей заброшенную контору племзавода «Ачинский», переоформил в жилое помещение, отремонтировал и продал администрации восемь квартир за приличную сумму – 6,6 млн рублей.

По данным следствия, застройщик сам провел и реконструкцию старого здания, и сам себе подписал акт выполненных работ.

Первых сирот в дом в Ключах заселили четыре года назад. Ребята сначала радовались, а затем поняли: жить здесь невозможно. В квартирах холод, влажность, полотенцесушителей нет. Стены и потолок начали покрываться плесенью и грибком.

Новоселы жаловались в администрацию, но безрезультатно. Чиновники не просто закрывали глаза на недоделки. Они их игнорировали в циничной форме. Как выяснило позже следствие, глава Ачинского района Евгений Розанчугов два года – с 2016-го по 2018-й – не давал указание об обязательной экспертизе жилья, приобретаемого государством для сирот.

Достучаться до администрации удалось только в начале 2019 года. 31 января к детям-сиротам пришла комиссия, в которую вошли заместители главы Ачинского района, главный архитектор территории, директор местного управления строительства и ЖКХ, глава Ключинского сельсовета. Обследование показало: потолки протекают, из-за этого разбухла мебель, на полу черные пятна плесени, в помещении запах сырости, на окнах ПВХ черные следы грибкового налета, система вентиляции не обустроена. И холодно!

Тем не менее тогда же, в январе, в этот дом вселили еще двух сирот. О чем радостно рапортовали на сайте районной администрации.

Хата с краю

Сейчас в доме № 1 по улице Центральной заняты только две квартиры. На первом этаже проживает участковый со своей семьей, на втором кто-то выкупил помещение. Квартиры детей-сирот пустуют.

– Сироты недолго здесь жили, кто-то вообще не заселялся, – рассказывает глава Ключинского сельсовета Сергей Карелин. – Они не из нашего сельсовета, из района приехали.

Сергей Кириллович входил в комиссию, которая обследовала жилье в 2019 году. Говорит: с тех пор в квартирах ничего не изменилось. Новоселы как выехали, так все и оставили.

– Не смотрят, не проветривают, – сетует глава. – Прошлой зимой в сильный мороз батареи рванули на втором этаже. Тогда мы на свой страх и риск закрыли радиаторы отопления.

Жилье так и числится за сиротами – договоры спецнайма с ними не расторгнуты. Хотя прокуратура обязала муниципалитет это сделать. Сейчас в отношении предпринимателя, продавшего некачественное жилье, возбуждено уголовное дело о мошенничестве. Идет суд: ачинские власти пытаются расторгнуть контракт на приобретение жилья и вернуть в бюджет потраченные миллионы.

Возможно, не случилось бы всей этой истории, если бы в Ключах нашелся неравнодушный человек, который вовремя обратил внимание на то, что происходит за околицей. Двухэтажка, которую переоборудовал находчивый предприниматель, стоит на одной улице с сельсоветом. Тем не менее в местной конторе никто ничего не видел.

– Снаружи только крышу поменяли. А так все работы внутри происходили, – отмахивается от моих вопросов глава сельсовета. – Мы к этому никакого отношения не имеем. Не наше это. Района.

История особого цинизма

История домов в Емельяновском районе не менее возмутительная.

В 2014 году индивидуальная предпринимательница построила в Емельяново три четырехквартирных дома и продала их районной администрации для предоставления детям-сиротам. Каждое жилое помещение площадью 32 квадратных метра стоило более 1 млн 300 тысяч рублей.

Как и в Ачинском районе, сироты сначала обрадовались: вселения они ждали 10 лет. А когда наступила зима, недоделки дали о себе знать.

– Сразу же канализация и вода перемерзли, – рассказывает жительница дома № 1б на улице 70 лет ВЛКСМ Емельяново Ольга Евдокимова. – Стены и потолок треснули, опалубка и печка начали разрушаться, углы промерзли.

О проблемах емельяновцы заявили в администрацию. Водопровод им наладили, а вот канализация так и не действует. Септик здесь попросту «забыли» сделать. Труба из туалета выходит за домом, все нечистоты сливаются в небольшую яму.

– Мне приходится ведром все это вычерпывать, а зимой она замерзает, – поясняет Ольга.

В 2016 году жильцы обратились в прокуратуру, дело дошло до суда.

По просьбе правоохранительных органов ООО «Квазар» провело визуальный и инструментальный осмотр квартир. Специалисты выявили нарушение противопожарных, санитарных и строительных норм при возведении домов.

– Согласно экспертизе, эти помещения непригодны для проживания, – говорит руководитель технического отдела ООО «Квазар» Александр Жарченко. – Выявленные многочисленные дефекты впоследствии могут угрожать жизни и здоровью людей. Необходимо проводить усиление конструкции зданий.

Прокуратура Емельяновского района направила в суд 12 исков с требованием от муниципалитета отремонтировать аварийное жилье. Суд эти требования поддержал. Но администрация даже пальцем не пошевелила.

– В этих домах остались только я, моя старшая сестра и брат, – поясняет Ольга. – Остальные соседи съехали. Мы сами поддерживаем дом. Мне соцзащита выделяет деньги на ремонт печи.

Женщина рассказывает: ей предлагали переселиться в другое жилье, но в земельном комитете Емельяновского района не гарантировали, что новые квартиры будут лучше этих.

– Мы не хотим переезжать, привыкли здесь за пять лет. Живем на земле. В многоэтажке больше 33 квадратов мне не дадут, а у меня четверо детей.

Кого посадят?

Эксперты отмечают: причина столь ужасного состояния сиротских домов – несоблюдение технологии производства работ и отсутствие надлежащего контроля за строительством со стороны подрядчика.

Кстати, в 2016 году пытались привлечь к ответственности должностное лицо, халатно отнесшееся к приобретению квартир для сирот. Но уголовное дело в отношении руководителя управления земельно-имущественных отношений администрации Емельяновского района прекратили по амнистии по нереабилитирующим показаниям.

– В октябре 2020 года депутат Емельяновского райсовета Кристина Димова обратилась в Генеральную прокуратуру России с просьбой навести порядок в этом вопросе. В ноябре нам пришел ответ, – рассказывает депутат Емельяновского районного совета Юлия Колесинская. – Заместитель генерального прокурора Шишкин пишет, что по смете, составленной в 2017 году, стоимость ремонтных работ домов сирот составила 8 млн 587 тысяч рублей. В бюджете Емельяновского района на 2018 год даже была предусмотрена эта сумма. Но так и не освоена.

В краевой прокуратуре отмечают: нарушили закон и предприниматель, который построил и передал в муниципальную собственность жилье, непригодное для проживания, и бездействующая администрация района. Материалы прокурорской проверки направили в следственные органы. По результатам их рассмотрения возбуждены два уголовных дела – по ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество) и ч. 1 ст. 293 УК РФ (халатность).

По замкнутому кругу

Учет детей-сирот, нуждающихся в жилье, ведет министерство образования края. В ведомстве отмечают: по состоянию на 1 декабря 2020 года в списке на предоставление квартир стоят 9 079 человек. 2 763 из них в Красноярске.

Обеспечиваются жильем сироты по месту жительства. В основном в городах и райцентрах. Так что приобретение квартир – прерогатива муниципалитетов. Деньги на эти цели закладываются в краевом бюджете и приходят из Федерации, а затем в виде субвенций передаются в территории.

В 2020 году, например, на приобретение жилья выделено 1 млрд 239,3 млн рублей. Это на 63 млн рублей больше, чем в прошлом году. Квартиры должны получить 760 сирот. Но список нуждающихся за последние пять лет вырос. Почему?

С 2013 года по федеральному закону стали ставить на учет нуждающихся детей с 14 лет, а не с 18, как это было раньше. Кроме того, право на получение квартир от государства получили сироты, имеющие закрепленные за ними дома, если проживание в них невозможно. Например, оно не соответствует санитарным нормам, там проживают лишенные родительских прав или страдающие тяжелыми заболеваниями мать или отец.

А в апреле 2019 года закон обязал предоставлять жилье детям-сиротам независимо от их возраста. Раньше необходимо было сироту обеспечить квартирой до 23 лет, теперь возрастной порог отсутствует.

Кроме того, ежегодно увеличивается количество решений судебных органов о предоставлении жилья детям-сиротам. Так, в 2015 году в министерство поступило 406 судебных решений, в 2019-м – 1 043. А на 1 декабря 2020 года в министерстве на исполнении находится 2 147 решений суда. В настоящее время все деньги, выделяемые из краевого и федерального бюджетов, направляются исключительно на исполнение решений суда, что не позволяет ликвидировать накопившуюся задолженность по обеспечению жильем сирот, – пишет НКК министр образования Светлана Маковская.

Ситуацию усугубляет то, что на рынке жилья в территориях края практически не осталось квартир или домов, подходящих по нормативам. Общая площадь помещения не должна превышать 33 кв. м (по закону Красноярского края площадь может варьироваться от 22 до 42 квадратов, а на селе до 66 кв. м). Однокомнатные квартиры небольшого размера уже выбраны, а застройщики неохотно берутся за возведение «клетушек».

Вот такой замкнутый круг.

Что не заметит специалист, увидит прокурор

Мошенничество с жильем для детей-сирот происходит не только в Красноярском крае. В последние годы во всех регионах России отмечается всплеск «сиротских» дел.

Что побуждает чиновников и предпринимателей идти на нарушение закона, и как это отражается на отношении к власти? Об этом мы разговариваем с начальником отдела по надзору за исполнением законов о несовершеннолетних и молодежи прокуратуры края Любовью МАРТЫШИНОЙ.

– Как вы считаете, что дает почву для махинаций с жильем для детей-сирот? Законодательные лакуны или человеческий фактор?

– В законе все прописано, так что срабатывает человеческий фактор. Где есть деньги, находятся нечистоплотные люди, которые используют ситуацию. Как, например, в Балахтинском районе. Некоторых не останавливает даже то, что сироты и так обездолены, нуждаются в защите и помощи. С другой стороны, органы местного самоуправления, покупая квартиры, должны проводить экспертные исследования. Но на обследование жилья не всегда выходят специалисты.

Были случаи, когда дома осматривали сотрудники органов опеки и попечительства – бывшие педагоги, которые не обладают необходимыми знаниями в строительстве. Элементарная некомпетентность. А в итоге приобретается некачественное, непригодное для жизни жилье. Мы обращались в правительство края, к губернатору с предложением выделять дополнительные средства из краевого бюджета на оплату труда привлекаемых специалистов. Чтобы в каждом случае проводилось экспертное исследование жилья, предназначенного для детей-сирот.

– Но пока муниципалитеты сами определяют, как осматривать квартиры и проверять ли вообще.

– Это вопрос добросовестного исполнения государственных полномочий, которые край передал муниципалитетам. Главы районов и сотрудники не всегда понимают, насколько важно поддерживать имидж власти. Покупка некачественного жилья подрывает этот авторитет. За последние три года мы фиксировали приобретение непригодного для проживания жилья в Балахтинском, Каратузском, Ачинском, Большемуртинском районах.

Возбуждено 10 уголовных дел, из них пять в 2020 году. Самый яркий – ачинский случай, когда в Ключах купили 8 аварийных квартир. Выяснилось это после обращения в прокуратуру сироты с жалобой на низкую температуру в квартире. Помощник прокурора начала разбираться. Выехала на место и увидела то, что не заметили работники администрации. Сейчас муниципалитет за свой счет должен предоставить сиротам новое жилье.

– Чаще ли стали обращаться в прокуратуру дети-сироты с жалобами на непредоставление квартир?

– Треть всех жалоб, что поступают к нам в отдел, от детей-сирот. Увеличилось количество обращений, когда в крае стали больше выделять денег на жилье для этой категории. Кроме того, они сами пошли в суды. И выигрывают.

– По судебным делам в первую очередь выделяют квартиры, и тем самым ущемляются права других сирот. Есть ли выход из этой ситуации?

– Во-первых, мы активно говорим о необходимости создать очередь детей-сирот на жилье (сейчас существует список нуждающихся. – НКК), чтобы соблюдался принцип справедливости. А во-вторых, чтобы решить проблему, мы разработали проект закона об альтернативном способе обеспечения жильем детей-сирот посредством выдачи сертификата. Сертификат рассчитан на взрослых сирот – тех, кому до 23 лет не предоставили квартиры. Они смогут получить определенную сумму на приобретение жилья и самостоятельно его купить, добавив материнский капитал или свои накопления.

В других субъектах такое положение уже действует. Надеемся, и нам поможет решить проблему. Законопроект мы уже отправили в органы власти. Ждем, когда депутаты его рассмотрят.

Отделом по надзору за исполнением законов о несовершеннолетних и молодежи прокуратуры Красноярского края организована «горячая линия» по вопросам нарушения социальных прав, в том числе и жилищных прав детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей и лиц из их числа.

О всех нарушениях прав таких лиц граждане могут сообщить в рабочие дни по телефону +7 923 31 55 373 с 9:00 до 18:00.

Фото Олега КУЗЬМИНА

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

22 января 2022
Пекин-2022. Красноярский легион – уже 17
Легион красноярцев в олимпийской сборной ОКР увеличился до 17 человек. Это стало ясно после того, как свой состав объявила Федерация
22 января 2022
Большой перерасчет
Как известно, индексация пенсий в стране происходит ежегодно. А ее размер всегда оказывается не ниже уровня инфляции предыдущего года. Исключением
21 января 2022
Пекин-2022: 13 пишем, 6 в уме
Еще две представительницы Красноярского края попали в состав команды ОКР, которая выступит в Пекине-2022. Федерация сноуборда России назвала 14 олимпийцев,