Меню Поиск
USD: 73.63 +0.59
EUR: 87.17+0.55
№ 54 / 1232

Дом со свечным заводиком

В Красноярске ветшает и умирает очередной памятник архитектуры

В Красноярске на улице Ленина, 3, рядом с зеркальной высоткой притаился небольшой дом с желтыми стенами. Мимо него по оживленной магистрали несутся автомобили, рядом постоянно забитая парковка, а во дворе усадьбы тихо и безлюдно. Двухэтажный дом, не так давно переживший реставрацию, сегодня пребывает в запустении.

Смотрит мертвыми окнами на жизнь современного Красноярска. От ветров и солнца штукатурка пошла трещинами. Осыплется, если у здания не появится хозяин. Этот дом напоминает старика, который еще жив, но его уже сбросили со счетов.

Здесь жил городской голова

Дом на улице Ленина, 3, – памятник архитектуры регионального значения. Построен в начале XIX века. Историки говорят: в состав усадьбы входили свечной заводик, людская изба, два амбара, два погреба, завозня, сарай. Все это не дожило до наших дней. Сохранились только дом жилой с лавкой, флигель и створки ворот.

Это было одно из первых каменных зданий Красноярска в конце XVIII – начале XIX века. Жил в нем купец Петр Федорович Ларионов, который в 1796 году приехал в Красноярск из Иркутска вместе с женой и малолетним сыном. Объявив за собой необходимый капитал, Ларионов вступил в третью купеческую гильдию. А в 1801 году занял место городского головы.

В 1817 году Ларионов построил усадьбу на улице Качинской (ныне Ленина). Возводили ее енисейские мастера: они считались лучшими строителями Приенисейского края.

После смерти городского головы в доме жила его вдова.

Кстати, этот двухэтажный особняк с воротами и забором уцелел при большом пожаре 1881 года.

Фундамент и ныне там

Дом этот до недавнего времени стоял незаметной приметой времени, пока не разразился вокруг него скандал. В 2018 году красноярцы подготовили обращение к первым лицам края и города с требованием защитить старинную усадьбу.
- Усадьбу уродуют строительством торгового павильона, возведение которого было разрешено администрацией 23 июня 2018 года. Как можно закрывать прекрасный вид усадьбы павильоном из сэндвич-панелей 5-метровой высоты? Это варварство! – говорится в письме, которое подписали 300 человек.
Собственник участка Виктор Ремизов пояснял СМИ: возводит одноэтажный торговый объект на ленточном фундаменте, архитектор, его спроектировавший, показывал проект мэру и получил одобрение, а эскизный проект был согласован с управлением архитектуры Красноярска.

Горожане, забившие тревогу, надеялись: стройку, уродующую исторический центр, остановят, фундамент снесут и вернут на место кирпичную ограду особняка, которую новый собственник заменил на металлический профлист.

Все это происходило накануне знакового события для Красноярска – универсиады-2019. Тогда над обликом краевого центра работали и городские, и краевые службы. Но особняк на Ленина, 3, почему-то остался без внимания.

Сегодня строительство здесь действительно остановлено. Но внутри усадьбы так и стоят фундамент и металлический остов недостроенного павильона. На месте и профильный забор.

Почему? С этим вопросом мы обратились в службу по государственной охране объектов культурного наследия Красноярского края.

Ведомство ответило:
Демонтированный кирпичный забор не является объектом культурного наследия. Забор, а также фундамент, находятся на территории, которая не входит в границы территории объекта культурного наследия «Дом жилой с воротами усадьбы Ларионовых», на которой запрещается строительство объектов капитального строительства и увеличение объемно-пространственных характеристик существующих объектов капитального строительства, проведение земляных, строительных, мелиоративных и иных работ, за исключением работ по сохранению объекта культурного наследия.

Служба в рамках разграничения компетенций неоднократно обращалась в администрацию Красноярска для инициирования сноса возведенного фундамента.
Но фундамент и ныне там.

По замкнутому кругу

Кирпичную ограду к старинному особняку построил во время реставрации купеческого дома бизнесмен Владислав Суслов. Она органично дополняла исторические ворота.

На усадьбу Суслов зашел в 1999 году. Говорит: ее уже начали реконструировать, ему оставалось только закончить работы.
– Реставрацию объекта на Ленина, 3, мой компаньон начал в 1997 году. А в 1999-м у него финансовый кризис, и он попросил меня о помощи, – рассказывает Владислав Суслов. – Я заключил с ним договор и приобрел памятник регионального значения «Дом жилой усадьба купца Ларионова», а также возведенные в рамках реконструкции гараж, привратницкую, кирпичный забор и пристройку к дому – почти 900 кв. м. Я полагал, что после завершения реставрации и реконструкции стану собственником этих объектов. Сделал корректировку проектов и принялся за работу.
Ремонтно-реставрационные работы на купеческом доме продолжались более 10 лет. В 2015 году акт приемки выполненных работ по сохранению объекта культурного наследия подписали ответственные лица: главный специалист отдела государственной охраны и сохранения службы по государственной охране объектов культурного наследия Красноярского края Алексей Савченко, директор красноярского филиала Сибирского института «Сибспецпроектреставрация» Вениамин Можайцев, который осуществлял научное руководство, авторский и технический надзор.

Владислав Суслов обратился в Росреестр для регистрации права собственности на вновь образованные объекты (гараж, привратницкую, кирпичный забор и пристройку к дому). Но ему отказали: не было разрешения на ввод объектов в эксплуатацию.
– Я несколько раз обращался в службу по охране объектов культурного наследия с требованием выдать мне разрешение, но получал отказ, – сетует бизнесмен. – В конце концов написал исковое заявление в суд. Суд вынес вердикт, что все пристройки к памятнику культуры – самовольные.
Свой отказ служба по охране объектов культурного наследия (а вслед за ней и суд) объясняла тем, что у Суслова не было разрешения на строительство по новому Градостроительному кодексу. Хотя работы-то на купеческом доме начались еще в 1990-е годы, и разрешения выдавались в соответствии с нормативными актами СССР.

Но раз объекты не введены в эксплуатацию, значит – самовольные.
– Какие же они самовольные? – недоумевает Суслов. – Вот проект, вот разрешение на производство ремонтно-реставрационных работ, вот акт приемки выполненных работ. Все здания, появившиеся в ходе реконструкции усадьбы, получили кадастровые номера.
Стоит отметить: за время реконструкции площадь памятника архитектуры с 219 квадратов выросла до 877 кв. м. Появились два подземных этажа, большие подвальные помещения. И это не противоречит законодательным нормам. Правда, в 2018 году кадастровый номер здания площадью 877 квадратных метров из ЕГРН исключен. Этот номер присвоили дому купца Ларионова площадью 219 кв. м. Сейчас это здание в собственности Суслова.

– У меня уже руки опускаются, хочется все бросить, – признается Владислав Петрович. – Чтобы узаконить капитальные строения, необходимо, чтобы земля была в собственности. А администрация города расторгла со мной договор об аренде участка еще в 2006 году, отдала территорию другому владельцу. А для оформления земли необходимо, чтобы на ней были узаконенные капитальные строения. Замкнутый круг.

Сейчас бизнесмен старается доказать, что пристройки к памятнику культуры на Ленина, 3, – не самовольные постройки. Ходит по инстанциям, судится, пишет письма. А дом купца Ларионова все эти годы стоит без отопления – ветшает и умирает.

Фото Олега КУЗЬМИНА

№ 54 / 1232

Комментарии:

Добавить комментарий

Все поля обязательны для заполнения

Свежий выпуск

Видео