Древесно-стружечные сплетения Почему в Канске больше не производят ДСП?

Древесно-стружечные сплетения Почему в Канске больше не производят ДСП?

В проект «Спроси у депутата» газеты НКК обратилась жительница города Канска. Обеспокоенная судьбой родного города, женщина интересовалась, почему предприятие по выпуску древесно-стружечных плит «Сибпроминвест» перестало работать и куда теперь девать многочисленные отходы лесопиления, которые когда-то потреблялись заводом в качестве сырья, а ныне, бесхозные, заполонили город?..

Для Канска, городка с населением чуть больше 93 тысяч человек, закрытие любого предприятия – это чувствительный удар по социально-экономической сфере.

Что же произошло с канским заводом, работа которого просто не может быть невыгодной на территории огромного края с множеством строек и предприятий по выпуску мебели?

Банкротство с нюансами

История ООО «Сибпроминвест» началась весной 2008 года. На пафосном открытии завода присутствовали представители краевой администрации, местной власти и многочисленные бизнес-партнеры предприятия. Это был четвертый по счету завод в Красноярском крае, нацеленный на глубокую переработку древесины. Проект считался многообещающим: площадь производственных помещений – 53 тыс. кв. м, производительность – 80 тыс. кбм плит в год (для сравнения – Красноярский ДОК производит около 73 тыс. кбм в год), занятость – около 200 человек; в качестве сырья – древесные отходы предприятий Канского, Абанского и Дзержинского районов. Местные мебельщики и строители новость об открытии такого предприятия восприняли с энтузиазмом.

На открытии управляющий Василий Звень заявлял, что у завода уже есть подписанные контракты на реализацию 60 % продукции. Аналитики прогнозировали – при инвестициях в 300 млн рублей завод окупится за три-пять лет.

Прошло 4,5 года. ООО «Сибпроминвест» признано банкротом, имущество его вот-вот выставят на торги. В масштабах экономики – явление обычное и ничем не примечательное. Печальная судьба отдельно взятого предприятия вполне укладывается в логику экономических процессов в государстве. Так и есть. Укладывается. Но с небольшими нюансами.

Снять стружку

Какое-то время предприятие работало стабильно: на одной линии выпускали древесно-стружечные плиты, на другой – пиломатериал. Смолу для производства ДСП поставляло ОАО «Уралхимпласт», древесный опил и щепу – компании Канска и окрестных городов. Реализацией продукции ООО «Сибпроминвест» занимались ООО «Сиб-ЭкоМеталл», ИП Иванов Виталий Александрович, ИП Иванов Дмитрий Александрович. По данным анализа финансово-экономического состояния ООО «Сибпроминвест», проведенного в 2012 году временным управляющим Е. Б. Рохлиным по результатам процедуры наблюдения с 18.01.2011, в 2009-м и до середины 2010 года сумма задолженности завода перед поставщиками не превышала 200 тыс. рублей. Ситуация некритичная, но требующая внимания менеджмента. Однако, изучая тот же самый документ, мы наблюдаем резкое увеличение суммы задолженности в июле 2011 года – более чем в два раза. Уже к октябрю 2011 года на погашение долгов «Сибпроминвесту» требовались средства в размере 10 выручек. В конце декабря 2011-го, по данным бухгалтерской отчетности, кредиторская задолженность завода составляла больше 44 млн рублей, и определялась она как просроченная. Медленно, но верно предприятие скатывалось в долговую яму. В середине 2012-го сотрудникам перестали платить зарплату, производство остановили: «Сибпроминвест» агонизировал, и собственники в лице Виктории Громовой и Алексея Шашкова решили применить эвтаназию – обанкротить предприятие.

Когда утопающие не хотят спасаться

Неужели у владельца не было другого выхода из ситуации, кроме как загубить собственноручно созданное предприятие?

Выход был, утверждают участники тех событий.

В октябре 2011 года ОАО «Уралхимпласт», один из основных кредиторов ООО «Сибпроминвест», обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с заявлением о признании канского завода банкротом. В январе 2012-го арбитражным судом была введена процедура наблюдения на ООО «Сибпроминвест», временным управляющим должника назначен Евгений Рохлин.

Евгений Акимов, начальник службы безопасности ОАО «Уралхимпласт»:

– Да, мы инициировали процедуру банкротства, но нашей целью было не уничтожение предприятия. Мы хотели предоставить стороннему временному управляющему, независимому в своих интересах от собственников, возможность наблюдать за финансовыми процессами на заводе для предотвращения каких-либо махинаций. Являясь крупнейшим партнером и кредитором ООО «Сибпроминвест» (сумма их долга перед нами составляла и составляет до сих пор более 11 млн рублей), мы были готовы помочь предприятию преодолеть кризис.

Евгений Рохлин провел все предусмотренные законом для процедуры наблюдения мероприятия, изучил деятельность предприятия и сделал ряд интересных выводов:

Я выявил признаки преднамеренного банкротства, признаки заинтересованности аффилированных лиц, неправомерные действия перед процедурой банкротства и во время, вывод активов… Вокруг общества были созданы структуры, взаимодействующие между собой. ООО «Сибирская промышленно-инвестиционная компания» стало точкой затрат, а прибыль формировалась в ООО «Сиб-ЭкоМеталл» (учредитель – ООО «Росток-Сибирь»). Готовая продукция в больших объемах с мизерной прибылью отпускалась в ООО «Сиб-ЭкоМеталл» и только оттуда уходила на рынок, но уже с существенной прибылью. При этой схеме сам завод становился убыточным, превращался в кредитного и налогового должника, не способного платить своим рабочим. Также были выявлены аффилированные лица по отношению должника к кредиторам (ООО «Сибирская инвестиционная компания», ООО «Бирюса») – это Громова Виктория Борисовна, являющаяся учредителем ООО «Сибпроминвест» на 80 %, и ООО «Сибирская инвестиционная компания» – на 100 %; Шашков Андрей Федорович, являющийся учредителем ООО «Бирюса» на 100 %, и Шашков Алексей Федорович, являющийся учредителем ООО «Сибпроминвест» на 20 %.

Сумма долга завода перед этими предприятиями в совокупности составила почти 40 млн рублей. Выходит, сами собственники загнали свое предприятие в долговую ловушку? Но с какой целью? – Цель очевидна, – говорит Евгений Рохлин, – уйти от уплаты долга единственному крупному и «настоящему» кредитору – ОАО «Уралхимпласт».

В этом месте по всем законам жанра должен быть комментарий от лица собственника ООО «Сибпроминвест» и ООО «Сибирская инвестиционная компания» Виктории Громовой. Однако госпожа Громова так и не нашла времени для общения с журналистом, адресовав все вопросы к представителю по доверенности конкурсного управляющего. Кому из участников ситуации приносит дополнительные очки такое поведение собственника – предоставим решать читателям.

Увидев причины «нерентабельности» предприятия, ОАО «Уралхимпласт» предложило «Сибпроминвесту» рыночный способ решения проблемы.

– Одной из причин «убыточности» производства собственники называли неработоспособность самой линии по выпуску ДСП, – рассказывает Евгений Акимов. – Технический эксперт, который был приглашен для обследования линии, пришел к выводу, что оборудование находится в хорошем и пригодном для дальнейшей эксплуатации состоянии. Для запуска производства необходимо было провести ремонт отдельных узлов стоимостью 880 тыс. рублей. «Уралхимпласт» готов был найти инвесторов для восстановления работоспособности линии, найти специалистов правильной технологии работы с сырьем и продолжить поставки смолы, чтобы предприятие имело возможность работать, выпускать продукцию и рассчитываться с кредиторами. Через 40–50 дней «Сибпроминвест» мог снова выпускать ДСП.

Но эти предложения не были расценены собственниками как спасительные соломинки для погибающего предприятия. Вместо цивилизованного пути менеджмент предприятия выбрал путь «условно цивилизованный». Пока «Уралхимпласт» готовил предложения по выходу из кризиса, из ООО «Сибпроминвест» потихоньку выводились активы – самые лакомые кусочки собственности, которые в случае банкротства не должны были попасть на открытые торги.

Весной 2012 года ряд производственных помещений и подъездной железнодорожный путь были переданы В. Б. Громовой и А. Ф. Шашковым на безвозмездной основе в пользу ООО «Возрождение», директором которого значится опять-таки А. Ф. Шашков.

– Эта сделка по отчуждению имущества имеет признаки оспоримости и может быть признана арбитражным судом недействительной в соответствии со статьей 61.2 (ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», а также в соответствии с п. 3 ст. 64 ФЗ РФ «О несостоятельности (банкротстве)». Органы управления предприятия не вправе принимать решения о реорганизации (слиянии, присоединении, разделении, выделении, преобразовании) и ликвидации должника, – констатирует Евгений Рохлин. Сегодня ГУ МВД России по Красноярскому краю по заявлению ОАО «Уралхимпласт» о неправомерных действиях руководства ООО «Сибпроминвест» по поводу вывода имущества проводит доследственную проверку.

По свидетельству же жителей Канска, на площадях ООО «Возрождение» сегодня вовсю работает линия по производству пиломатериала – та самая, что принадлежала некогда ООО «Сибпроминвест». Очевидцы говорят, пиленый лес увозят в Китай целыми фурами. Выходит, не настолько уж убыточным оказалось лесоперерабатывающее предприятие…

Финита ля комедия

В июне 2012 года конкурсные кредиторы – ООО «Сибирская инвестиционная компания» (собственник В. Б. Громова) и ООО «Бирюса» (собственник А. В. Шашков), у которых 75,56 % от общего числа голосов кредиторов, настояли на применении процедуры конкурсного управления на ООО «Сибпроминвест», отказавшись от процедур наблюдения финансового оздоровления. На срок до 22 декабря конкурсным управляющим назначили Анну Дмитриченко.

Сегодня «Сибпроминвест» проходит процедуру банкротства. По информации конкурсного управляющего Анны Дмитриченко, на предприятии проведена инвентаризация и в конце ноября завершится оценка имущества. После чего оно будет выставлено на торги. Вырученные на торгах деньги поступят в счет уплаты долгов включенным в реестр кредиторам, а «Сибпроминвест», где работало некогда почти 200 человек, а в месяц выпускалось до 3 600 кбм древесно-стружечных плит, прекратит свое существование. А может быть, через некоторое время и воскреснет, в очищенном от долгов, но не от старых принципов управления виде.

А памятником предприятию станут горы щепок и опилок, «засыпавших» ныне улицы Канска, ведь в богатом лесоперерабатывающими компаниями городе, «Сибпроминвест» был единственным, кого «интересовали» отходы их производства. Кстати, министерство природных ресурсов и лесного комплекса Красноярского края уже заинтересовалось неблагополучной экологической ситуацией в Канске, сложившейся после закрытия «Сибпроминвеста», – специалистами проводится проверка.

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

30 июня 2022
«Мир Сибири» готовится и ждет
В этом году, впервые с начала пандемии, «Мир Сибири» пройдет в Шушенском  в реальном, а не в онлайн-формате. Соскучились по
И тракт, и музей, и завод
Обычно, вспоминая знаковые события почти двухсотлетней давности, мы можем «иллюстрировать» их лишь силой своего воображения. Но благодаря уникальной коллекции первого фотографа
28 июня 2022
В попытках остановить время
В одной из наших предыдущих бесед с членом Общественной палаты Красноярского края, директором Института государственного и муниципального управления при правительстве