Экологический контроль Нагрузка на городскую среду достигла предела

Экологический контроль Нагрузка на городскую среду достигла предела

Охрана окружающей среды стала лейтмотивом рабочей недели врио губернатора Красноярского края. Почти все более или менее публичные мероприятия, в которых он принимал участие, так или иначе были связаны с вопросами экологии. Речь об этом шла и на встрече с активом движения «Красноярск против!», и в ходе рабочей поездки на новый мусороперерабатывающий завод, и во время заседания Общественного экологического совета, и в ходе визита в Ачинск, где вопрос экологии стоит едва ли не острее, чем в Красноярске.

«Или я, или завод!»

Именно так ответил врио главы региона на вопрос о своей позиции в отношении строительства завода ферросплавов под Красноярском. Вот вкратце предыстория. Промышленная компания, не будем «добивать» ее, указывая название, задумала построить в крае завод. Подхватила простаивающие мощности бывшего Крастяжмаша, взяла кредит и совсем уж было начала строительство. Но тут красноярцы, разобравшись, что именно за предприятие собираются строить у них под боком, встали на дыбы. Стихийно возникшее протестное движение и сегодня значительно более эмоционально, чем рационально. Но принципиальный конструктив в конфликт его участники внесли. Давайте, сказали они, проведем независимую экспертизу. Если она докажет сравнительную безвредность завода – тогда и поговорим. Нет – заводу не бывать.

Представители компании, доселе уверявшие, что слухи о вреде производства сильно преувеличены, от экспертизы почему-то отказались. Раз так, местные власти не выдали им разрешения на строительство непонятно чего на своей территории. Компания, взявшая и уже вроде как потратившая многомиллиардный кредит, решила обратиться в суд, чтобы принудить местные власти пересмотреть решение. Что само по себе выглядит казуистически. Это все равно что владелец хлебной лавки пытался бы через суд обязать вас покупать хлеб только у него. Примерно так же скептически на судебные перспективы истории смотрит и врио губернатора Виктор Толоконский. Но куда важнее его более широкий взгляд:

Исторически сложилось, что у нас уже сложная экологическая обстановка. Здесь и давно работающие крупные предприятия, доставшиеся нам по наследству от прежнего поколения. И автомобили – а сегодня их в миллионном Красноярске более 400 тысяч. И угольная генерация – не самый экологичный способ получения тепла. В этих условиях мы никак не можем соглашаться с дополнительным ростом экологического давления. Речь тут не только о ферросплавах – такова наша общая логика действий.

Сопротивление бесполезно

МусоропереработкаНо, закрывая двери инвесторам вроде «ферросплавной» компании и спасая таким образом чистоту дыхания горожан, власти собственными руками наносят удар по перспективам бюджетных доходов. И если для большинства жителей края отказ от завода кажется простым и единственно верным решением, то для власти это решение непростое: любой завод – это рабочие места и налоги, куда более измеряемые величины, чем «абстрактная» экология. Тем не менее красноярские власти решение такое приняли, тем самым поставили перед собой вопрос о принципиальной стратегии промышленного развития: что, теперь вообще заводов больше строить не будем? Будем! Но заводы нового поколения. Основанные на новом способе производства.

Край, особенно его промышленные узлы Красноярск, Норильск, Ачинск и другие крупные города, принято считать промышленным раем. Или адом, если говорить об экологической стороне вопроса. Но так же справедливо и то, что край еще и средоточие высокотехнологичных производств. Красмаш, «Радиосвязь», ИСС имени Решетнева, производство спутников и горно-химический комбинат в Железногорске, зеленогорский ЭХЗ – предприятия не просто высокотехнологичные, а задающие тон в мире высоких технологий. Интеллектуальный ресурс, сосредоточенный на таких производствах, куда ценнее природных ресурсов, содержащихся в недрах региона. Это и есть отправная точка, база для реализации гораздо более смелой стратегии, чем простая добыча и первичная обработка сырья, – развитие края как центра промышленности высоких технологий.

Врио губернатора Виктор Толоконский уверен:

– Если мы не сделаем акцента на развитии науки, образования, культуры, не сможем развивать производства, связанные с высокими технологиями. Мы будем это делать. В этом наша стратегия развития краевых промышленных центров.

Более того, сопротивляться этому объективному движению, по мнению врио главы региона, бессмысленно:

– Я был на КрАЗе, стоял у печи в респираторе и знаю, о чем говорю. Завод и сейчас собирает большую долю отработанных газов. Но сегодня и этого недостаточно. Чтобы сократить выбросы еще на несколько процентов, там придется перестраивать весь технологический процесс. И они будут это делать. Не потому даже, что мы с ножом у горла будем стоять, хотя и мы им спуска не дадим. А потому, что если сегодня производство старого типа еще можно оправдать высокими доходами, то спустя несколько лет, когда вокруг будут в основном современные высокотехнологичные производства, одной только материальной мотивации будет уже недостаточно.

Плазменное сжигание

Мусороперерабатывающие заводы в Европе, да и много где в России, – давно реальность. Сибирь, обладающая огромными территориями, долгое время позволяла обходиться полигонами, куда мусор свозился грузовиками и вываливался в том виде, в котором мы с вами выбрасываем его в контейнеры. Но критическая точка наступила и здесь, и вопрос о переработке мусора встал ребром. Что представляет собой процесс переработки? Мусор перебирают, часть его направляют на вторичное производство, часть – на прессовку и захоронение. Врио губернатора края осмотрел новый мусороперерабатывающий завод в Красноярске, доля мусора, используемого как вторсырье, достигает на нем 70 %. После, на пресс-подходе, врио губернатора сказал:

– Такие производства жизненно необходимы в больших и малых городах края. Сортировка мусора, использование его как вторсырья, уменьшение его объема позволяют значительно увеличить срок эксплуатации полигонов. Если в этом будут заинтересованы инвесторы, их нужно поощрять, в том числе путем софинансирования из бюджетов разных уровней.

Чуть раньше, на встрече с активистами, врио главы региона рассказывал о технологии плазменного сжигания, которая, по его словам, еще эффективнее.

– Да, такая технология сложнее. Да, она дороже. Но мы должны думать о будущем. Исходить из экологичности производства.

Между тем построенный завод в полную мощность заработает уже к концу 2014 года, позволит продлить срок службы полигона на правобережье Красноярска до 2021 года и даст работу минимум 160 красноярцам.

20, а лучше 40 вместо 6

Профессор Рэм Хлебопрос, легенда красноярской науки, в свое время провел элементарный по своей идее и предельно информативный по наглядности эксперимент. Карту загрязнения Красноярска он наложил на карту онкологической заболеваемости и обнаружил высокую корреляцию (совпадение) меток на карте. Так впервые была обнародована эта невеселая зависимость. Из всей этой истории важно то, что у Рэма Григорьевича Хлебопроса в свое время БЫЛИ данные о загрязнении. А сегодня их нет, если честно, ни у кого. НИ У КОГО. В действительности ни один человек в крае не знает, как на самом деле обстоят дела с загрязнением среды. В разговоре с врио губернатора Виктором Толоконским Рэм Хлебопрос пояснил:

– Раньше в городе размещались 20 контрольных станций, сегодня осталось 6. Да и те «обстроены» домами и могут свидетельствовать о ситуации в лучшем случае в каком-то отдельном дворе.

Отчеты, составляемые на основе сомнительных данных заводских лабораторий или, хуже того, расчетных данных, специалисты называют «жонглированием цифрами». Предлагают всерьез их не воспринимать. И уж тем более не очень верить в декларируемое снижение экологической нагрузки. Врио губернатора края выразился еще жестче:

Я вам больше скажу: нагрузка не только не снижается, она растет. И если сегодня на заседании экологического совета кто-то скажет мне, что она снижается, для меня это будет поводом задуматься о как минимум некомпетентности этого специалиста. Рэм Григорьевич абсолютно прав, когда говорит, что у нас нет данных. Их действительно нет. И мне важно было услышать это от специалистов. Держать общество и самих себя в неведении – тупиковый путь. Поэтому передвижные, стационарные станции – все будет. Раньше мы строили для страны, полагая, что не думаем о себе, а на самом деле не думали о будущих поколениях. Сегодня запросы у жителей края совершенно иные, им важно знать, важно понимать, что происходит, и мы будем информировать людей, какова текущая экологическая обстановка и что мы предпринимаем в борьбе за чистоту среды.

Вот так, буквально на наших глазах, экологическая обстановка становится одним из главных государственных приоритетов. Врио губернатора края и его собеседники не раз отмечали: хоть результат и не придет сразу, работу надо начинать прямо сейчас, и нельзя ослаблять хватку. Первым приемлемым результатом такой работы можно будет считать изменившееся ощущение красноярцев от того, что даже в крупном городе они дышат свежим воздухом.

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

Легкий «полтинник» в Красноярске и тяжелая битва в Москве
«Енисей-СТМ» и «Красный Яр» решают на данный момент разные задачи. «Тяжелая машина», доигрывая регулярку, спокойно готовится к полуфиналу, а бело-зеленые
«Северный фольклор – это страшная сказка на ночь»
Евгения и Юлию Поротовых долгане считают своими художниками. Прошлым летом они задумали путешествие на малую родину Евгения – в поселок
18 мая 2022
Будь готов! Всегда готов!
Сто лет назад, 19 мая 1922 года, решением II Всероссийской конференции РКСМ была образована Всесоюзная пионерская организация имени В. И. Ленина – массовое детское