Меню Поиск
USD: 76.46 -0.61
EUR: 90.41-0.94
№ 51 / 837

Экспедиции Артура Чилингарова

Каждую он успешно довел до конца

Встретиться в этот горячий период с легендарным полярным исследователем, дважды Героем страны Артуром ЧИЛИНГАРОВЫМ в Красноярске – дело почти нереальное. Он возглавляет краевой партийный список «Единой России» кандидатов в Государственную думу от Красноярского края, Тувы и Хакасии. А это значит – встречи, выступления, общение с красноярцами в режиме нон-стоп. Для разговора с журналистами Артур Николаевич смог выделить всего полчаса. Но они того стоили.

Жемчужина Севера

– Откуда у вас столько сил и энергии? Неужто полюса подзаряжают, или это врожденное?

– Не знаю! (Смеется.) Детство было очень тяжелым. Родился в Ленинграде. Пережил всю блокаду. И полярником стать не мечтал. В школе больше любил физкультуру, хотя по географии у меня была твердая пятерка. Жил в трудное время и поступал в морское училище только для того, чтобы быть одетым и накормленным. Подал документы на судомеханический факультет, но не прошел по конкурсу. И тогда начальник мореходки Владимир Кошкин посоветовал арктический факультет. Оказалось, он сам в свое время его окончил. Сказал ему тогда – ну, в крайнем случае, стану как Кошкин! И согласился. 18 лет мне было, амбиции зашкаливали.

– Лет 20 назад нельзя было даже представить, что можно стать Героем России за подвиги в Арктике. Говорили, что она брошена и там ничего уже не будет…

– Я счастлив, что дожил до момента, когда к Арктике изменилось отношение. И есть твердая позиция руководства страны, что Россия без нее себя не представляет. Об этом говорят многие факторы. И наше возвращение на арктические острова, и восстановление полярных станций, и военное присутствие в этом регионе. Всю эту работу координирует Государственная комиссия по вопросам развития Арктики, которую возглавляет вице-премьер РФ Дмитрий Рогозин. Я руковожу научно-экспертным советом комиссии. Кстати, есть договоренность, что одно из ближайших ее заседаний будет проведено в Красноярске. Ведь у Красноярского края – явная арктическая направленность. Да, здесь есть и леса, и степи, и горы, но все равно жемчужина его – Крайний Север. И именно в этом – в направлении стрелки компаса – я и вижу свою роль.

С севером края у меня связано очень многое. Я начинал работать в Тикси. Летал на ледовую разведку. Садился в Хатанге, на мысе Костистом, острове Голомянном Северной земли… Бывал в Дудинке, Игарке. Для меня это не новый край и не новые люди. Я их всех знаю, со многими встретился уже. Особенно с летчиками, с которыми мы съели не один пуд соли.

Задел на будущее

– Россия вернулась в Арктику. В чем сейчас заключается наш геополитический интерес?

– Взгляните на карту северных границ России с запада на восток. Начиная от Кольского полуострова. Здесь залегают апатиты. Дальше – Тимано-Печорский бассейн, а это нефть и газ. Потом Таймыр с его никелем, медью, платиной. Еще дальше – якутские алмазы, богатства Чукотки. Все это было оставлено нам уже разведанным. Мы развивали атомный ледокольный флот, Северный морской путь, который работал. Можно по-разному оценивать советский период, в котором я активно работал. Был и ледовым разведчиком, и начальником дрейфующей станции «Северный полюс», и руководителем гидрометеослужбы в полярном поселке Амдерма. И то, что нам досталось в наследство от советского времени, фактически спасло страну в кризисные 90-е годы. Именно Север с его богатейшими ресурсами тогда удержал российскую экономику на плаву.

Теперь наша задача – оставить будущим поколениям столь же солидный задел. Для этого нужно идти на шельф. А туда просто так не пускают. Нужны доказательства, что российская территория прирастает континентальным шельфом – подводными хребтами Ломоносова, Менделеева, Гаккеля и многими другими возвышенностями. Для этого необходимо проводить научные исследования.

Была подготовлена заявка, ее рассмотрели в комиссии по морскому праву ООН, которая сделала некоторые замечания. И в последние годы Министерство природных ресурсов РФ, известные исследователи Арктики, и я в том числе, находят пути по дальнейшему продвижению заявки. Мы организовывали экспедиции, в них участвовали все российские экспедиционные суда, подводные лодки. Они брали грунт с глубины два километра. И нам уже удалось доказать, что Охотское море – российская территория, это официально признано ООН. Но работа продолжается. Главное, чтобы не вмешивалась политика. Мы надеемся, что Россия в итоге дополнительно прирастет 1 млн 200 тыс. квадратных километров. А там богатейшие и разнообразные запасы природных ресурсов. Все это мы должны оставить будущим поколениям. Недавно спущен на воду атомный ледокол новой конструкции «Арктика». Этим мы еще раз подчеркиваем, что российское присутствие в Заполярье необходимо.

– В этой связи – каковы перспективы наших северных портов, в частности, Диксона? Одно время на нем едва не поставили крест.

– Диксон оживает. Там работает компания, которая занимается добычей угля. Планирует строить там современный порт. Сразу появился интерес к людям, к рабочим, специалистам. Эти проблемы подняты, о них знает руководство страны.

Взвешенный подход

– Освоение арктических богатств – дорогое удовольствие. Тем не менее за полярным кругом у России – поселки и целые города. Может, эффективнее и целесообразнее осваивать Арктику исключительно вахтовым методом?

– Работать только вахтой нам не подходит. У нас такой характер, что лучше жить в балке со своей семьей, чем в условиях, которые предлагает та или иная компания. Думаю, что здесь должен быть разумный, взвешенный подход. Надо изучать эту проблему в зависимости от конкретной ситуации, от задач, которые решаются. Те компании, которые пошли сейчас на освоение арктических недр, умеют считать деньги. Как им выгодно – так они и делают. Вахта – это ведь тоже не так просто, как кажется. Надо иметь авиацию, штат квалифицированных специалистов, которых потом привозить-вывозить с объектов. Словом, такого, чтобы «или – или», в сегодняшних условиях быть не может.

Увидеть северное сияние

– В последние годы активно говорят про развитие внутреннего туризма. Может ли в этой связи Север стать интересным и доступным?

– Обязан! Чего стоит одно только плато Путорана. И для этого Российское географическое общество, первым вице-президентом которого я являюсь, всячески будет вам помогать. Мы заключили соглашение между РГО и Федеральным агентством по туризму о сотрудничестве по развитию и молодежного, и географического, и исторического туризма. Раньше полярный туризм был завязан в основном вокруг Шпицбергена, а сейчас плавно перетекает в Красноярский край. В общем, где буду я – там будет и полярный туризм (смеется).

– Расскажите, за что вы получили свою первую высшую награду – звание Героя Советского Союза?

– Это было в 1985 году. Грузовое судно ледового класса «Михаил Сомов», которое обеспечивало работу антарктической станции «Русская», попало в ледовый плен. Дрейфовало 133 дня. Начались течи в трюме, отказы оборудования. Ситуация сложилась такая, что оно могло вполне погибнуть. За его судьбу переживала вся огромная страна, как это было с ледоколом «Челюскин» в 1933 году. Но он-то был зажат льдами у мыса Уэлен, в нашей арктической зоне, совсем рядом. А «Сомов» – на краю света. Месяц хода. Я возглавил спасательную экспедицию на ледоколе «Владивосток». Зимой в том районе никто не ходит, ни одно иностранное судно – не пускают ревущие сороковые. Но мы прорвались по океану с 17-метровыми волнами. Сами застревали во льдах много раз, но прошли к «Сомову». Вытащили его, довели до Кейптауна, подремонтировали. На родину он вернулся своим ходом и до сих пор в строю. Ходит как экспедиционное судно по трассе Северного морского пути. И вот по итогам этой спасательной операции меня, капитана «Сомова» Валентина Родченко и командира вертолетного экипажа Бориса Лялина представили к званию Героя. Редкий случай в невоенное время.

Законы для страны

– Как вы считаете, статус депутата Государственной думы будет способствовать решению обозначенных вами задач?

– Я много лет и сил отдал полярным исследованиям. Достаточно заработал на старость и мог бы спокойно доживать… Но спокойная жизнь не по мне. Что меня дернуло? Не люблю громких слов, но иду в Думу, чтобы принимать законопроекты, необходимые моей родине. И первый закон, который мы обязаны рассмотреть, касается арктической зоны РФ, защиты северных поселков и их населения, что имеет огромное значение и для Красноярского края.

То, что я сегодня здесь, – это очередная для меня экспедиция. А я привык доводить их до успешного конца. Не сочтите за бахвальство, но знаний и опыта у меня хватает, равно как и признания в России, в мире. У меня ко всему прочему много высших наград других государств. Вот и сейчас зовут получать очередную на Аляску. Приятно, конечно, но я туда не полечу. Много дел здесь, и они – важнее.

№ 51 / 837

Комментарии:

Добавить комментарий

Все поля обязательны для заполнения

Свежий выпуск

Видео