Где пришвартоваться сердцу, если не в северном порту

Где пришвартоваться сердцу, если не в северном порту
Фото Олега Кузьмина

Дудинка – город парадоксов. Это город и молодой, и старый. Порт и морской, и речной. Здесь соседствуют Чум (дом народного творчества) и типовые панельки, поднятые на сваях. Здесь гоняют на оленьих упряжках и занимаются сноукайтингом. Сейчас в одном из самых северных городов мира живут более 21 тысячи человек. Многие уезжают, а потом всю жизнь вспоминают Дудинку, в которой коротким летом цветут ромашки и жарки.

Белое на белом

Человек, ни разу не бывавший в Арктике, понимает отличие этого Севера еще за час до посадки в Алыкеле. Глазу сложно зацепиться за что-то: за иллюминатором над белым снежным полем ползут белые облака, и только тени выдают их положение. Сразу вспоминаются забытые дома солнцезащитные очки, без которых в погожий день здесь невозможно пробыть и пяти минут. После 2,5 часа полета капитан сообщает:

– Добро пожаловать в Норильск, местное время 10:45, температура -8.

Капитан лукавит немного – из Алыкеля еще 45 км до Норильска или 42 км до Дудинки. Долганы, давшие название Алыкелю, подметили очень точно: местность здесь действительно болотистая. Осадков на Таймыре мало, но вечная мерзлота и летние температуры не выше +12 не позволяют воде испаряться, поэтому в теплое время года тундра пестрит заплатками больших и маленьких озер. Но сейчас все засыпано снегом, он горами возвышается на обочинах, машины идут как в туннеле.

В этом году, говорят местные, зима была снежной, да и все шесть дней, пока мы здесь, снег будет идти. Редкий и скромный, мокрый и ливневый – как из ведра, большими хлопьями и маленькими звездочками. За это время Таймыр покажет нам все виды весенних осадков. И сразу станет понятно, почему у ненцев больше 40 слов, обозначающих разное состояние снега.

Только гости

Через десяток километров от аэропорта дорога раздваивается – направо уходит на Норильск, налево – на Дудинку. Практически на развилке виднеются остовы многоэтажек – это брошенный военный городок, он стоит памятником тому Таймыру, который в советское время процветал. Сейчас все не так гладко, люди живут по-разному, да и таких «памятников» что в Дудинке, что в Норильске достаточно.

Вдоль вполне приличной дороги то тут, то там виднеются деревянные щиты – это снегозащита. При таком ветре и снеге дорогу заносит моментально. Хорошо видна «железка» – самая северная в мире железная дорога, по ней продукция «Норникеля» доставляется в порт Дудинки, пассажирских перевозок по ней не ведется. Мы все время спускаемся вниз по живописным распадкам. Зимой здесь красиво, остается догадываться, как здесь летом.

– В прошлом году нам повезло, – рассказывает Владимир, который везет нас в город. – Лето было целую неделю.

Анекдот про лето, которое выпало на субботу, здесь не такой уж и смешной. Оно на самом деле короткое, но очень бурное. В июне может сойти снег – и уже через считаные дни тундра зацветет. Смотришь на бесконечные белые просторы – и не веришь. А Владимир тем временем рассказывает о грибах, морошке, которую все собирать любят, но боятся, потому что вот у этого ручья поселился медведь-подросток. На этих землях человек вообще не чувствует себя хозяином – только гостем: холодными зимами песцы приходят в город, да и куропатки тоже.

Северных белоснежных куропаток в Дудинке мы увидим уже следующим утром. Они будут сидеть на расстоянии трех метров от окна и спокойно склевывать почки с куста.

Никогда не спит

Первый предвестник Дудинки – огромный памятный знак у дороги. На нем совершенно ожидаемые олень и ладья. Дудинка – это то ли порт при городе, то ли город при порте. Десятки кранов уже на въезде, по которым можно изучать историю: вот советские образцы, которые, как кажется, постепенно разбирают на металлолом, вот современные краны.

А суда в порту ждут весны. «Путораны», «Лот», «Сириус». Под днищем «Сириуса» работает механик – только ноги снаружи видны. Готовит его для ежегодной дефектоскопии, полирует места, которые до этого варили. На «Сириусе» ходит поисково-спасательный отряд МЧС, судну 32 года, возраст почтенный, но рабочий при условии хорошего ухода. С 2003 года за ним ухаживает механик Виктор. Он точно помнит первый день, когда заступил на службу, – 9 декабря.

– Ходим до Игарки, Усть-Порта, – перечисляет вышедший из рубки капитан Анатолий Разумейко, – утопленников ищем, потерявшихся.

Рассказывает, что работа, к сожалению, есть всегда.

Главная площадь города тоже открыта к порту: церковь, администрация, ДК и Таймырский краеведческий музей стоят буквой «П», амфитеатром развернувшись к Енисею. Когда-то здесь был сортировочный пункт – именно через Дудинку проходили заключенные Норильлага. Сейчас об этом напоминает разве что мост памяти – коротенький деревянный мостик сразу за музеем, занесенный снегом. Через него, как говорят музейные работники, прошли все до одного заключенные, прибывшие сюда. Память об этих не самых почетных страницах истории в северном городе хранить сложно – до середины прошлого века Дудинка была деревянной, и все, что могло сгореть, сгорело.

Прямо напротив администрации идет погрузка контейнеров на большое судно класса «река – море». Портовые краны гудят, поскрипывают, слышатся удары железа о железо – и эти звуки не замолкают круглые сутки. Порт не спит, а вместе с ним не спит Дудинка, в которой на самом деле в девять вечера уже и пешеходы редки. На главной площади фонари подсвечивают церковь, детскую площадку и растяжку, которая стала негласным символом города. На белом полотнище выведено: «Город, где швартуются сердца».

От якоря к якорю

В Дудинке все рядом – три школы, огромный колледж, больница, досуговая «Арктика», ледовая арена, больница, бассейн… До всего можно дойти за 5, 7, 10 минут, хоть в городе и ходит общественный транспорт. Весной Дудинка, пожалуй, не сильно отличалась бы от других краевых городов, если бы не снежные заносы по первый этаж, горы снега в человеческий рост, провода и трубы, вынесенные над проезжей частью, – в землю, в вечную мерзлоту, их, конечно, положить нельзя.

Под трубами коммуникаций на разделительных полосах рядами растут лиственницы – самое привычное здесь дерево. Еще одна отличительная черта – памятные якоря. Большие и маленькие, с чайками и без, они появляются в самых неожиданных местах и, кажется, служат самым проверенным ориентиром. В городе вообще много памятников, но больше всего удивляет святой Николай, стоящий у самой границы Дудинки. Повернувшись лицом к Енисею, он приветствует всех, кто решает здесь пришвартоваться. На время или навсегда.

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

28 мая 2022
«Ваш счетчик не соответствует нормативам…»
Всевозможные аферисты не останавливаются в своих попытках заработать на доверчивых гражданах. Нередко пользуются проверенными способами обмана, например, рассылая якобы официальные документы от
Три четверти успеха
85 лет назад, 21 мая 1937 года, началась знаменитая советская экспедиция «Северный полюс – 1» под руководством Ивана Дмитриевича Папанина.
О настоящем и будущем Норильска
Вторая в мае сессия Законодательного собрания состоялась всего лишь через неделю после первой. При этом особый интерес вызывали вопросы о