География времени Сохранение исторической памяти как ключ к примирению

География времени Сохранение исторической памяти как ключ к примирению

Интерес к истории в нашей стране есть. К сожалению, в массе своей популярностью пользуются разные сочинения и фильмы сенсационного характера, которые направлены на не всегда справедливое развенчание устойчивых мифов. В таком бурном потоке локальная история, краеведение, пока выглядит тихой, малоинтересной заводью. Думается, только пока. В этой сфере уже свершилось и еще ожидается немало интересных открытий. Краеведению по всей стране фанатично преданы немало ученых, исследователей, просто неравнодушных людей. Один из них стал нашим сегодняшним гостем. Историк, журналист, краевед Константин КАРПУХИН. Сегодня он работает директором музея истории Красноярской железной дороги, но его интересы намного шире.

Гулять по воде

– Константин, прошел 2012 год, который был официально объявлен Годом истории. Чем он запомнился именно в этом качестве?

Событий было много, хотя работа ведется постоянно, не только в Год истории. Пожалуй, самым необычным для меня стал крестный ход, в котором я участвовал в феврале. Мы впятером прошли по льду Байкала от Листвянки до Танхоя. Этим же путем в феврале 1920 года отступали белогвардейцы – остатки армии Колчака и армия генерала Войцеховского, возглавившего ее в конце января 1920 года, после смерти генерала Каппеля. Получилась своеобразная историческая реконструкция. Путь этих солдат по льду составлял около 50 километров. Мы прошли их за 13 с половиной часов. С лыжными палками в руках и рюкзачками за спиной.

– Надо думать, тяжело было…

– Разумеется, мы тренировались – ходили по замерзшей Мане, по Базаихе в маршруты на несколько десятков километров. С нами был иерей греко-католической церкви отец Константин Зеленов. Он подполковник в отставке, участник Афганской и чеченской войн. У него в ноге четыре неизъятых осколка. Вдохновитель нашей реконструкции – велосипедный путешественник Владимир Васильевич Черников. Он проехал в свое время по Монголии, Перу, Сирии, Нагорному Карабаху и всей России (по пути Ермака, по пути войск Суворова – через Альпы на велосипеде). И в свое время пересек Байкал по льду на велосипеде за четыре часа. Нам хотелось преодолеть себя. С другой стороны, отдать дань уважения солдатам, которые покидали Отечество. В этом году зовут пройти обратный путь – так сказать, вернуться. У казаков Забайкалья есть предание, что внуки белых офицеров когда-нибудь придут тем же путем обратно. Я не делю участников Гражданской войны на белых и на красных – мне все они дороги. В этой войне нет победителей, в ней каждый по-своему проиграл. Проливали кровь ведь в первую очередь простые люди, которые жили в России и поссорились не только на материальной почве, но и из-за разницы понимания будущего страны, того, что такое хорошо, а что такое плохо. В итоге это вылилось в трагедию, которая затронула очень многих и не утихает до сих пор.

+ЛП2.jpg– То есть справедливо высказывание, что, пока в народе нет примирения, гражданская война продолжается?

– Более чем. Нужно объективно оценивать прошлое. Например, Красноярск – город традиционно очень красный и революционный. Я говорю сейчас не о поведении людей, а об общем культурном фоне. У нас увековечена память множества революционеров. Не спорю, это во многом оправданно – среди них были выдающиеся личности. Но даже теперь совершенно нет напоминания о бывавших на берегах Енисея царственных особах. Многие деятели прошлого незаслуженно забыты. Мне кажется, стоит отдать дань уважения всем. Скоро грядет 400-летие Дома Романовых. Надо в этой связи напомнить, что именно первый царь этой династии Михаил Федорович и основал своим указом Красноярск. Ради справедливости нужен памятник отцу-основателю города. Андрей Дубенский – замечательный персонаж, которого мы заслуженно почитаем, – все-таки стал только исполнителем царского указа. Раньше в Красноярске была Александровская набережная, открытая как раз сто лет назад, в честь столетия победы в Отечественной войне 1812 года. Цесаревич Николай останавливался у нас в доме купца Гадалова – здании, где сейчас находится магазин «Детский мир». Хорошо бы повесить мемориальную доску, есть же мемориальные доски Ленину. Путь будет и то и другое. Если бы у нас наконец-таки произошло примирение между двумя идеологиями, взглядами на светлое будущее, мы бы и стали жить во всех отношениях благополучнее, богаче.

Согласие и примирение

– А возможно ли это примирение после такого страшного кровопролития?

– Думаю, возможно. У Испании ведь получилось. А эта страна с историей, очень похожей на нашу. У России было монголо-татарское иго, Испанию захватывали арабы. У испанцев была инквизиция, у нас – раскол церкви. Появлялись новые земли: у Испании – Америка, у нас – Сибирь. Ну и гражданская война в Испании была столь же страшной, кровопролитной и также расколола общество… Там прекрасно понимают, что Франко был диктатором, но при этом относятся к этому трезво, не живут в плену у прошлого. Надеюсь, рано или поздно у нас будет то же самое.

– И я надеюсь. Тем более в одном историческом персонаже часто столько всего самого разного совмещалось…

Так и есть. Например, был такой Борис Шумяцкий, в честь которого в Красноярске названа улица. Где только он не отметился! Это был красноярский железнодорожник, который в свое время еще в Первую русскую революцию в Главных железнодорожных мастерских Красноярска отстреливался от царских властей. Потом бежал в Аргентину, вернулся и провозгласил советскую власть на всем Транссибе, от Челябинска до Владивостока. Случилось это за две недели до Октябрьской революции. Такой акт во многом явился толчком к событиям в Петрограде. Но кто это сейчас помнит? Еще Шумяцкий потопил в крови Иркутск вместе с красноярскими красногвардейцами. Они расстреляли там из артиллерийских орудий не сдававшиеся кадетские корпуса с юнкерами, отказавшимися расходиться по домам без присвоения званий и безоружными. Самые кровопролитные бои в 1917 году шли как раз в Москве и в Иркутске. Остальная Россия сдалась Советам более-менее мирно. В какой-то мере Шумяцкого можно назвать отцом советского кино – именно благодаря ему в Москве на базе кинотехникума был организован ВГИК. Благодаря Шумяцкому также появилась Монгольская Народная Республика. В общем, интереснейшая была фигура.

Свидетельство со стропил

– Мы отвлеклись. Чем еще запомнился прошедший год?

– Летом я занимался описанием памятников истории в самом Красноярске – полторы с лишним сотни. Многое для себя открыл. Вообще Россия и Красноярский край в частности – просто Клондайк для историка. Архивы наши исследованы от силы на пять процентов, там можно найти все что угодно. Очень многое сохранилось. Возвращаясь к теме Гражданской войны, в мае мне довелось держать в руках дневник белого офицера – прапорщика Чащина. В Большемуртинском районе лет шесть назад разбирали старый дом, и со стропил прямо на головы упал этот дневник, который был там спрятан. Во втором номере журнала «Русское поле», в котором я вхожу в состав редколлегии, мы опубликовали некоторые его записи. Когда держишь в руках этот документ, от него идет громадная энергетика. Человек писал для себя, не зная, вернется он к этому или нет. Описано падение Красноярска, поражение Колчаковской армии… Это просто «Тихий Дон» какой-то, тем более что передано все прекрасным русским литературным языком. Тут же письма вложены, антисоветские листовки какие-то… Записи датированы с 1 марта 1919 года по май 1920 года. Чащин осуществил поход вместе с Енисейским стрелковым полком до Вятки и Перми. Он не ушел с Колчаком, остался в окрестностях Красноярска. Потом ему предложили перейти на сторону красных. А затем, видимо, шлепнули – как бывшего офицера белой армии. Записи заканчиваются так: «Всех расстреляли, остался один я». Интересный момент, как он вывел из Красноярска табун в несколько тысяч лошадей. Они ходили по городу брошенные, голодные, грызли заборы. Их нужно было развезти по окрестным селам и бесплатно раздать мужикам, чтобы в городе не случилось эпидемии.

По чердакам, подвалам, где-то на стропилах еще столько всего лежит и ждет своего часа…

– Часто такое всплывает?

– Часто. По дороге на Байкал мы остановились в Тайшете Иркутской области, зашли в музей. Там нам показали фотоальбом, который нашелся возле заколоченного деревянного старого дома. Его выбросили, а какой-то любопытный мальчик подобрал. Он его не сжег, не изорвал, а совершенно безвозмездно передал в музей. Это к вопросу о том, что молодежь у нас плохая растет. А фотографии в альбоме были уникальные, бесценные, что немаловажно, все аккуратно подписанные. Это целая фотоистория парня и девушки, которые потом образовали семью — венчались в Тифлисе в 1918 году, когда этот город существовал вообще без власти – царя уже не было, а Советы еще не пришли. Там годы учебы в Омском кадетском корпусе и в женской гимназии, окопный быт Первой мировой войны, Гражданская война…

Имена улиц

– Хотели бы вы когда-нибудь поехать на работу и выйти не на проспекте Мира, а на улице Воскресенской? Стоит ли возвращать исторические названия улиц?

– На мой взгляд, стоит делать это избирательно. Идея возвращения улицам названий в честь стоящих там храмов (большинство из которых были в свое время уничтожены) мне нравится.

Но не думаю, что жители улиц Маерчака и Железнодорожников обрадуются, если им вернут исторические названия – Нижнетюремная и Верхнетюремная.

Я понимаю, что это очень дорогостоящее мероприятие. Тем не менее его потянули не только Москва с Петербургом, но и города поменьше, поскромнее.

+ЛП6.jpg– С именами улиц у нас много путаницы.

– В Красноярске и Лесосибирске есть улицы имени Белинского. Мало кто знает, что названы они не в честь великого литературного критика Виссариона Григорьевича, а в честь Ефима Семеновича – героя Великой Отечественной войны, нашего земляка. Он родился в Рыбинском районе, а погиб смертью храбрых на фронте в Прибалтике. Есть в Красноярске улица Попова. С ней связана и вовсе запутанная история. Считается, хотя опять же немногие это знают, что она названа в честь героя Советского Союза Павла Фомича Попова. Он был тяжело ранен на фронте и скончался в госпитале. До войны преподавал в железнодорожной школе, и Красноярская железная дорога решила почтить его память, установить мемориальную доску, где бы рассказывалось, чье имя эта улица носит. Начали копать архивы. И выяснилось, что юридически эта улица до сих пор носит имя другого Попова – Александра Степановича, изобретателя радио. Есть постановление горсовета 1952 года о переименовании Центрально-Радиальной улицы в улицу имени Александра Степановича Попова. А уже в 1967 году появляются книжки, в которых говорится, что улица названа в честь Павла Фомича. Оказывается, такое решение было вынесено Октябрьским райисполкомом. Но его должны были утвердить краевые власти, которые тогда были ответственны за переименование. Почему-то этого не случилось. О причинах я не имею ни малейшего представления.

– А если бы историку Константину Карпухину предложили назвать улицу чьим-то именем?

Боюсь, одной улицей дело бы не ограничилось. Память об очень и очень многиху нас должным образом не увековечена.К примеру, великий мореплаватель Витус Беринг. Он прокладывал Московский тракт, прежде чем поехал на Камчатку в экспедицию. Каждые 40–50 километров, когда лошади уставали, основывались остановочные пункты – ямы, выраставшие в дальнейшем в населенные пункты. Здесь Беринг пробыл в общей сложности около двух лет, и если бы тракт прошел где-то в другом месте, значение Красноярска было бы совершенно иным.

Неизбыточные меры

– Были ли в прошлом году какие-то любопытные раскопки?

Были, и косвенно они тоже связаны с именем Беринга. В августе я участвовал в раскопках на улице Краснофлотской на красноярском правобережье. Там до 60-х годов прошлого века находилась деревня Ладейки, которая потом была поглощена городом. Там жили первые казаки, которые строили ладьи для покорения Енисея. Действие картины Сурикова «Взятие снежного городка» как раз происходило недалеко от этой деревни на льду Енисея. Так вот, в Ладейках стояла церковь, где был крещен легендарный Савва Стародубцев. Беринг перед путешествием набрал себе мастеров-корабелов именно в Ладейках. Когда он нашел русскую Америку, на обратном пути флотилия попала в шторм и суда «Святой Петр» и «Святой Павел» потеряли друг друга из виду. Судно Беринга оказалось на Командорских островах, где он умер от цинги. К весне из уцелевших 18 человек только Савва Стародубцев знал плотницкое дело. Из остатков разбившегося судна он собрал небольшой кораблик и спас своих товарищей. За это ему было даровано личное дворянство.

– Что вообще нужно делать для сохранения исторической памяти?

– К сохранению истории надо подходить комплексно. Здесь никакие меры не будут избыточными. Круче страны, чем Россия, в отношении исторического богатства нет. Огромное неразведанное сокровище – история Красноярского края. Что касается именно наших городов, то хотелось бы видеть более ответственное отношение к старым деревянным постройкам. Их остается все меньше, они разрушаются, горят… Хорошо, что выходят книги по краеведению – что-то издается своими силами, много при поддержке грантовой программы «Книжное Красноярье»… Но все равно это капля в море. Я вовсе не сторонник того, чтобы каждый дом, как новогодняя елка, был обвешан мемориальными досками. Но историческая память должна сохраняться.

А игривые доски вроде той, что висит на одном из зданий Красноярска: «Если бы Леонардо да Винчи жил сейчас, он наверняка бы жил в этом доме»… Кому-то, конечно, это покажется смешным, но несерьезно это как-то.

– Какое место в Красноярском крае представляется наиболее интересным для историка Карпухина?

– Если говорить о событиях до ХХ века, то это, разумеется, Енисейск, отец города Красноярска. Что касается периода установления в стране советской власти, мало что может быть интереснее Канска. Он стал городом первого советского научно-фантастического романа «Страна Гонгури» Вивиана Итина. Он впервые был напечатан именно в Канске в 1922 году, за несколько месяцев до «Аэлиты» Алексея Толстого. Написан он там же годом ранее. Самый первый советский художественный фильм «Красный газ» частично снимали в Канске. Там проходили натурные съемки. К сожалению, время не пощадило эту уникальную картину. Сохранились только фрагменты и некоторые рабочие материалы. Они хранятся, в том числе, у нас, в литературном и краеведческом музеях.

ДОСЬЕ

Константин Владимирович КАРПУХИН – журналист, историк, директор музея Красноярской железной дороги.

Родился 26 августа 1967 года в Липецке. Работал на Кузнецком металлургическом комбинате. После службы в армии окончил исторический факультет Кемеровского государственного университета. С 1994 года живет в Красноярске.

Автор многих публикаций на краеведческие темы. В разное время сотрудничал со следующими изданиями: «Кузбасс», «Красноярский комсомолец», «Сегодняшняя газета», «Красноярский железнодорожник» и др.

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

28 июня 2022
В попытках остановить время
В одной из наших предыдущих бесед с членом Общественной палаты Красноярского края, директором Института государственного и муниципального управления при правительстве
27 июня 2022
Что круче: Кызыл-1997 или Кызыл-2022?
Чемпионат России по вольной борьбе пришел в Кызыл спустя ровно 25 лет. Тогда, в 1997 году, он проходил вообще под
27 июня 2022
Одеяло из Сибири
На подушках какого производителя вы спите? А укрываетесь одеялом, привезенным из какой страны? В какое белье одеваете свою кровать? У