Меню Поиск
USD: 62.52 -0.38
EUR: 71.23-0.36
№ 1 / 1081

Герой труда

В тылу как на передовой

Слово «труд» красной нитью проходит через всю жизнь Ефима Гавриловича КОЗЛОВА. По наградам и званиям можно проследить: медаль «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны», орден Трудового Красного Знамени, Герой Социалистического Труда… Работать начал еще подростком, когда отца на войну забрали.

Истоки

Родился и вырос Ефим Гаврилович в 1928 году в селе Михайловка Емельяновского района.
– Помню наши поля, – рассказывает ветеран. – Мне всего три года было, когда отменили НЭП и частную собственность. Но я бы и сейчас эти поля нашел. Обычно их называли по фамилии владельца. Вот и наши были Козловские. Ими еще дед Аверьян владел.
В Сибирь дед Ефима Гавриловича приехал в 1908 году осваивать свободные земли по столыпинской реформе. Валил лес, корчевал пни, распахивал. Построил дом, баню, стайки. Усадьба считалась зажиточной: только упряжных лошадей пять. А главное богатство – семь сыновей и три дочери. Один из них Гаврила Козлов – отец Ефима.

Во время коллективизации зажиточные крестьяне выстояли.
– В Михайловке три семьи раскулачили: не захотели в колхоз вступать. Ссылали до самой Дудинки, – рассказывает ветеран. – А нас в колхоз приняли, мой отец завскладом был, бригадиром.
Отец Ефима окончил два класса в церковно-приходской школе. Работал секретарем в сельсовете, в колхозе был на хорошем счету. А когда в Михайловке строили начальную школу, его отрядили плотничать.

В эту школу Ефим и пошел в первый класс, учился на пятерки. Родители внушали: нужно быть грамотным. А ему и самому интересно. Затаив дыхание слушал учителя – ссыльного латыша Альфреда Берзина.

Четыре класса Ефим окончил отличником, и отец решил учить сына дальше. Повез в Красноярск. За войну школа № 20 переезжала несколько раз: в зданиях оборудовали госпитали. Чернил не хватало, а бумага – вообще дефицит.

Год проучился Ефим в Красноярске, и школу пришлось бросить.

13-летний глава семьи

Ефим Гаврилович хорошо помнит начало Великой Отечественной войны. Прибыл нарочный из Емельяново, принес сообщение, весть мгновенно разнеслась по всем пяти деревням Михайловского сельсовета. Сразу объявили список, кому назавтра подготовиться к мобилизации.
– Мужики закатили пьянку, песни поют, – вспоминает ветеран. – А женщины воют, их сердца не обманешь.
Уже на следующий день на фронт забрали более 20 мужиков. Дальше каждую неделю по пять-десять человек. Затем и до белобилетников, как отец Ефима (он инвалид), очередь дошла.
– Отца призвали в феврале 1942 года, – рассказывает Ефим Козлов. – Поместили в военный городок в Зеленой Роще. Тогда здесь пустырь был, только колчаковские казармы стояли. А перед отправкой перевели в док на правый берег. Ходил я к нему пешком: на весь Красноярск лишь один маршрутный автобус. Мама привозила питание. Круг молока, замороженного в чашке, растаешь в бутылку, сухарей домашних возьмешь или пару пластиков хлеба – ученикам тогда давали паек по 400 граммов. И вперед, с отцом повидаться!
Это были их последние встречи. На фронте Гаврила Аверьянович сначала отделался контузией, затем под бомбежкой получил тяжелейшее ранение – 11 месяцев лечился. Погиб под Ленинградом. В Михайловку пришла похоронка – умер от ран.

13-летний Ефим Козлов остался единственным мужиком в семье (кроме него две сестры). Окончив пятый класс в Красноярске, вернулся домой, работать. Только иногда в город выезжал на подводах продавать деревенские товары, чтобы рассчитаться с денежным налогом. За работу в колхозе ставили «палки» трудодней, а 1 800 рублей в год отдай. Да еще 10,4 килограмма топленого сливочного масла со своего подворья, 40 килограммов мяса живым весом, плюс полторы шкуры (свиньи, овцы, коровы, теленка). Уменьшали норму и делали скидку тем, кто сдавал уже готовый продукт. Козловых выручали кролики. Сдавали их и на мясо, и на шкурки.

Ефим и от колхозной работы не отлынивал. С 13 лет начал пахать землю на лошадях. Ему нравилось боронить, таскать волокуши сена. Но пахота гораздо труднее. Порой у подростка сил не хватало, чтобы на повороте правильно завалить плуг на правую сторону на полозок. Хорошо, лошади умные – не портили борозду. Мерин Арап – родной, отцовский, из тех, что отдали Козловы при вступлении в колхоз.

Каждый день подросток обрабатывал до 90 соток! Трудился от рассвета до заката. Если не выйти на работу, за простой лошадей высчитают как со взрослого.

В 15 лет Ефим отправился в поселок Памяти 13 Борцов на стекольный завод. Здесь печи топили дровами, и из окрестных колхозов на зиму собирали работников возить топливо. Ефим на работу ехал с двоюродным братом Иваном.
– Как снег ляжет, мы собираемся, – вспоминает Ефим Гаврилович. – На каждого пара саней и лошадей. Грузим сена, сколько лошади смогут увезти, чтобы их же и кормить, и себе продуктов. Добирались до завода напрямую – 60 км. Работали две недели без выходных. Просыпались в четыре утра: кто долго спит, в очереди до середины дня простоит. Мастер один, а возчиков много, пока каждому покажет, где дрова брать. Мы в числе первых успевали. Сначала к штабелю сам пробиваешься по пояс в снегу, чтобы лошадям показать, куда идти. Нагружали сани доверху.
Вахта длилась, пока у лошадей сено не кончалось. Сам без продуктов можешь перебиться, а конь никак. Остается сена по одной порции – поехали домой пополнять запасы. И опять на вахту. Работали, пока санный путь не растает. А там вновь начиналась пахота, сенокос.

– Мама у меня отлично с литовкой управлялась и меня научила, – говорит Ефим Гаврилович. – Пойдут косари один за другим, как ступеньки. Тут уж не отставай. В деревне только 60-летние мужики остались (остальных на фронт забрали). Но до чего сноровистые! Подгоняют сзади. Стыдно отставать. Я и не отставал.
В 19 лет (в 1947 году) Ефим Козлов первую правительственную награду получил – медаль «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны».

И радость, и слезы

Ефиму пора уже в армию идти, а 9 мая по радио объявили о победе. Тут и радость, и слезы. Службу пришлось отложить. Работники стали важнее бойцов, страну надо было поднимать после войны.
– Трудно жили, голодали, а на работу – всегда с песней, – отмечает ветеран. – Я сам, как бы ни умаялся на пахоте, вечером бежал с полевого стана в деревню. Черемши нарвешь, чтобы вечером и самому пожевать, и девчонок угостить. На бревнах посиделки устраивали, песни пели. А под утро опять на поле бежали.
Призвали его весной 1948 года – на Дальний Восток, в бухту Ольга, на торпедные катера морским пехотинцем. После армии хотел Ефим вернуться в деревню, но в Михайловке ликвидировали колхоз. Поехал в Красноярск. Поработал на комбайновом и телевизорном заводах. А затем пришел в ремонтно-строительное управление, переросшее затем в Горремстройтрест.


Здесь Ефим нашел работу мечты и свою жену, с которой прожил более 60 лет.

Устроился помощником печника, а скоро и сам мастером стал. Идея Козлова – комплексно работать над объектами: и печь сложить, и отделать. Набрал бригаду профессионалов. Им доверяли самые сложные объекты. Ефим Гаврилович освоил и внедрил в Красноярске шесть технологических новшеств. Отделывал театры кукол, музыкальной комедии, органный зал, институт физики, медицинский и педагогический университеты, гостиницу «Енисей»… Его бригада выполняла план пятилетки за три с половиной года.

Строительству Ефим Козлов отдал более 40 лет жизни. Высшая награда труженика – звание Героя Социалистического Труда – присвоено ему 21 марта 1974 года.

Фото автора

№ 1 / 1081

Ссылки по теме:

Комментарии:

Все поля обязательны для заполнения

Свежий выпуск

Видео