Меню Поиск
USD: 75.03 -0.16
EUR: 88.95+0.32
№ 24 / 1007

Готов ли край к пожароопасному сезону?

Канск вновь в огне. Эта новость обсуждается уже несколько дней. Похоже, события 2017 года, когда в пяти населенных пунктах края случились масштабные пожары, три человека погибли и сотни остались без крова, ничему не научили. Тлеющие горы стружки и горбыля, из-за чего и разгорелся огонь в Канске, по-прежнему являются неотъемлемым элементом пейзажа города. Борьба со свалками напоминает сизифов труд – на месте уничтоженных буквально в течение суток вырастают новые отвалы бесхозной древесины.


«Горячие» точки

Напомним, в весенних пожарах 2017 года в Канске, Лесосибирске, поселках Стрелка, Тиличеть и Малая Кеть уничтожено 138 жилых домов, погибло три человека, без крова осталось более 600 жителей. Меры вроде приняты – людям построили дома, проверили пилорамы, выписали штрафы, арестовали одного из виновников, завели дело о взятке на чиновника, закрывавшего глаза на нарушения… Но, похоже, в Канске серьезных выводов никто не сделал.

В социальных сетях местные жители составляют карты новых «горячих» точек. Люди сетуют – под городом постоянно что-то горит и тлеет. В мэрии поясняют – очаг находится на границе Канского района рядом с территорией города. Иными словами, нелегальные свалки перекочевали за границы города. Февральское исследование окрестностей пожарными показало – объем сваленного горбыля превысил два миллиона кубометров. Насчитали 17 тлеющих точек. Как считают эксперты, для избавления от всего этого опасного мусора Канску требуется не менее 300 миллионов рублей. Утилизация одной свалки, по оценкам муниципалитета, обходится казне в 400 тысяч рублей.

К сожалению, даже генеральная уборка не поможет. В мэрии признают: не проходит и суток – на очищенных от древесных опилок территориях вновь появляются отходы. По закону утилизация – это забота бизнеса. На практике предприниматели заключают договоры на вывоз горбыля и опилок и дальнейшей судьбой вывезенного не интересуются. Зачем лишняя головная боль? Водители обычно, чтобы не тратить топливо на дорогу до полигона, складируют груз в черте города или в ближайшем лесу в районе.

Прокурор края Михаил Савчин призвал провести полную ревизию свалок в Канске. Однако очевидно – всех за руку не поймаешь. Да и наказание, мягко говоря, не соответствует деянию. Глава Канска Надежда Качан говорит, что водителю машины, пойманному с поличным, грозит 500 рублей штрафа. Понятно, что, если из-за свалки вспыхнет огонь и будет уничтожено имущество, наказание будет строже, но ведь это еще надо доказать.

Спасительные инвестиции?

Лесопереработка в Канске после ввода повышенных пошлин на кругляк стала одним из самых популярных видов бизнеса. Многие из тех, кто раньше лес рубил, стали его пилить. Количество больших и малых пилорам выросло в разы и сейчас, по официальной статистике, составляет около сотни. Кстати, очаг возгорания в 2017 году был обнаружен на одном из таких предприятий с «говорящим» китайским названием.

Ежегодно в Канске образуется около полутора миллионов кубометров древесных отходов. И вроде бы потенциально возможности переработки и утилизации отходов огромные. Но местный бизнес не стремится в эту сферу. Одна печь для утилизации стоит несколько миллионов рублей – гораздо проще заплатить за вывоз «камазисту». Производить пеллеты или брикеты из стружки неудобно – нужно налаживать сбыт, строить логистическую схему. С лесопилкой все проще – спрос постоянный.

Кроме того, установка печей не поможет в полной мере избавиться от всего мусора. В городской администрации говорят, что рассматривают возможность захоронения на полигонах – земля для этого есть. Опилки могут даже принести пользу – повысить плодородность почвы.

Также перспективным является строительство крупных перерабатывающих производств. Сейчас местные власти обсуждают два варианта – строительство завода по производству ксилита и предприятия по изготовлению пеллет. Продукцию второго планируется поставлять на немецкий рынок, а само предприятие может взять на себя весь объем лесопиления в регионе. Но пока это только проекты. И будут ли они реализованы, большой вопрос.

Ничего личного, просто бизнес…
По мнению местных жителей и чиновников, нынешние весенние пожары периодически организуют недобросовестные предприниматели, чтобы кучи опилок и горбыля не натворили еще больших бед, когда будет жарко и сухо. Дело в том, что сейчас горбыль горит не так интенсивно – древесина еще не просохла после зимы. Летом последствия даже малого возгорания могут носить катастрофический характер. По другой неофициальной версии, бизнес сжигает отходы, чтобы избежать ответственности.

О случаях возгорания сообщайте по телефону лесной охраны 8 800 100-94-00.

Все идет по плану

Регион готов к пожароопасному сезону. Об этом соответствующие службы отчитались на президиуме правительства региона под руководством врио губернатора Красноярского края Александра Усса.

Первые серьезные пожары могут возникнуть уже в конце апреля – начале мая. Синоптики обещают сухую и ветреную весну.

Специалисты уделяют особое внимание ситуации на сельхозугодьях. Дело в том, что часть урожая была оставлена на полях из-за раннего снега прошлой осенью. А сухая растительность может способствовать более быстрому распространению пожаров.

Как только сойдет снежный покров, начнется работа по обустройству минерализованных полос. Общая группировка сил и средств составляет 3 680 человек и 1 687 единиц техники. Для мониторинга и охраны лесов планируется привлечь 35 воздушных судов.

Продолжается работа по профилактике пожаров. Пожарные напоминают: большая часть возгораний происходит по вине жителей, а потому необходимо соблюдать правила техники безопасности. Не сжигать мусор и сухую траву на участках, особенно во время сильного ветра. Запрещено разводить костры в полях, проводить самовольные палы, в том числе на землях сельхозназначения.

МНЕНИЕ

Поняли по-своему

Принятые федеральным правительством меры по стимулированию глубокой переработки в стране очевидно пока не принесли ожидаемого эффекта.

По данным председателя комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Михаила Щетинина, при сопоставимых лесорастительных условиях и характеристиках лесов экономический эффект от их использования в пересчете на один гектар в России составляет 38 долларов. Для сравнения: в Швеции – 508, в Финляндии – 512 долларов.

На местном уровне это выражается просто: государство делает невыгодным вывоз кругляка, значит, покупаем лесопилку, пилим тот же кругляк и по-прежнему гоним его за рубеж. Официально бизнес занимается переработкой и уже не бездумно вывозит ресурсы. Но о том ли думали законодатели, когда вводили такие условия? Вероятно, нет. Можно предположить, что они рассчитывали на появление новых производств по глубокой переработке древесины – стройматериалов, мебели и прочего. Но бизнес опять оказался находчивее…

№ 24 / 1007

Комментарии:

Добавить комментарий

Все поля обязательны для заполнения

Свежий выпуск

Видео