Грибное место Почему предприниматели не идут в лес

Грибное место Почему предприниматели не идут в лес


Практически все сборщики дикоросов рассказ о бизнесе начинают издалека: «В детстве любил собирать грибы, а когда вырос – хобби стало делом». С одной стороны – прекрасно, когда любимое увлечение приносит прибыль. За сезон и грибник, и заготовщик-оптовик могут заработать немалые суммы. А с другой – как говорят «лесные» предприниматели, нет у людей большого желания трудиться на сборе грибов и ягод.

Сектор риска

2.JPGПрезидент союза заготовителей дикоросов Красноярского края «Национальный экоресурс» Юрий Рудаков сегодня обладает сетью заготовительных пунктов. Скупает у населения все, что только растет в тайге – грибы, ягоды, папоротник, орехи, а сейчас взялся и за заготовку лекарственных трав. Сам предприниматель говорит: мысль о создании бизнеса все время крутилась в голове. Гулял как-то по лесу и подумал: «А ведь деньги лежат прямо под ногами». С этого все и началось. Подробно изучил информацию о том, кто скупает грибы, ягоду и кедровый орех, по каким ценам. И стал создавать собственное дело. За основу взял стандартные технологии, которые приобрел в управлении Госстандарта за 1300 рублей. Собрал необходимые справки, зарегистрировал предприятие и начал работать – организовал в районах края пункты приема дикоросов у населения. Первую же партию продал московским оптовикам и договорился о следующей поставке.

Как известно, для развития бизнеса необходима материальная база – помещение для хранения дикоросов, оборудование для сортировки и переработки, засолки. Купить все это на первую выручку оказалось нереально.

– Для того чтобы сделать нормальный перерабатывающий комплекс, необходимо до 200 млн рублей, еще столько же – оборотных средств, – рассказывает Юрий Рудаков. – В одиночку предпринимателю такое не потянуть. А у банков нет особого желания кредитовать эту отрасль. Бизнес по заготовке дикоросов очень рискованный – в этом году может быть урожай, а в следующем нет. Наши соседи – Томск и Алтай – умудрились купить оборудование и застолбили нишу переработки. У нас пока не получается.

Оборудование обыкновенного заготовительного пункта обходится недешево. Чтобы выпускать качественную продукцию, необходимо вложить до 3 млн рублей. Грибы и ягоды – продукт скоропортящийся, его нужно на месте сварить, засолить, засушить. Не говоря уже о шоковой заморозке, которая сохраняет полезные свойства любого грибочка. В противном случае лесную продукцию необходимо доставлять в центр за 2–3 часа. А это не всегда возможно. Ведь заготпункты располагаются, как правило, в такой глубинке, откуда население не может выехать на городские рынки или расположиться с ведрами на федеральной трассе. Кроме того, нам еще с детства знакома истина: чем дальше в лес, тем больше грибов. Нередко между таежными деревнями расстояние достигает 100 км, так что быстрая доставка лесного урожая в центр отсюда невозможна.

– Кроме того, сейчас возникли сложности с лесными дорогами, – рассказывает Юрий Рудаков. – Раньше их поддерживало в надлежащем состоянии государство, сейчас приходится нам, предпринимателям. Корчуем пни за свой счет.

В очередь за субсидией

Когда несколько банков отказали начинающему предпринимателю в выдаче кредита, обрести необходимые средства помогло Красноярское региональное агентство поддержки малого и среднего бизнеса.

– Собрали все документы, организовали для специалистов агентства экскурсию на рабочее место, чтобы донести идею своего бизнеса. В итоге мне одобрили заявку на микрозаем, и на следующий день деньги были переведены на счет, – вспоминает Юрий Рудаков.

Микрозаймы пользуются особой популярностью у малых предпринимателей, которые открывают дело по сбору дикоросов. Они помогают начинающим бизнесменам обрести стартовый капитал, а дальше уже самостоятельно раскручивать дело.

Как говорят в министерстве сельского хозяйства и продовольственной политики, в Красноярском крае существует и другая форма оказания помощи «лесным» предпринимателям – через долгосрочную целевую программу «Развитие малых форм хозяйствования в сельской местности на 2013–2015 годы». В ней прописано предоставление субсидий на компенсацию части затрат тех, кто занимается несельскохозяйственными видами деятельности в сельской местности.

– Воспользоваться этими субсидиями могут не только сборщики дикоросов, но и, например, организаторы сельского туризма. Размер субсидии составляет 40 % от общей стоимости расходов на реализацию проекта, но не более 2 млн рублей, – говорит помощник министра сельского хозяйства и продовольственной политики края Евгений Эдин. – В будущем году мы сможем помочь как минимум трем заявителям.

Главное успеть первыми подать документы в министерство.

3.JPGПо труду и доход

Несмотря на все сложности, работа очень интересная, считает «лесной» бизнесмен. Ведь его предприятие снабжает потребителя экологически чистой, полезной продукцией. В отличие от китайских опят, выращенных на гидропонике, сибирские грузди – просто кладезь витаминов и микроэлементов.

С сибирской тайгой, пожалуй, ни один регион России не поспорит в части лесных богатств. 70 процентов всего кедра страны растет именно на территории Красноярского края. А таких грибов и ягод, как у нас, не встретить в центральной части России. Так что сибиряки должны иметь богатый опыт сбора дикоросов. Но это только в теории, на практике все иначе.

В начале года на страницах федеральной прессы директор карельской заготовительной компании Анатолий Рекунов недвусмысленно намекнул: Сибирь давно уже уступает Карелии в части заготовки дикоросов. «Если брать Сибирь, то там есть культура потребления ягоды, но отсутствует культура сбора дикорастущих ягод. Сибиряки не собирают ягоду на продажу, они покупают ее в других регионах. В Карелии же все наоборот».

Ситуация парадоксальная, и секрет ее кроется в том, что Карелия – республика дотационная, зарплаты здесь невысокие, а сбор грибов и ягод дает приличный доход населению. Эта культура сохранилась в северной части еще с 70–80-х годов прошлого столетия, когда продукты были в дефиците, а шведские и финские компании организовывали на территории республики пункты по сбору ягод.

Сегодня в Карелии одна семья из четырех человек за сезон сбора черники и брусники может заработать до 200–300 тысяч рублей. В нашем регионе доход от сбора дикоросов не меньше, утверждают предприниматели. Так, за один грибной сезон сельчанин может заработать на иномарку. Но – если действительно будет трудиться.

– На селе произошли серьезные изменения. Даже если нет работы, люди не испытывают большого энтузиазма идти в тайгу и собирать грибы-ягоды, – говорит Юрий Рудаков. – Работа у них ассоциируется с получением денег, но никак не с трудом. Многие довольствуются тем, что их поддерживает социальная служба.

А ягодки где?

4.JPGНа сегодняшний день, по подсчетам союза «Национальный экоресурс», в Красноярском крае работает около 25 заготовителей дикоросов. Это предприниматели, имеющие свою переработку. Скупают грибы у населения и перекупщики – в деревнях сразу видно, у кого есть дикоросы на продажу: перед домом выставляют пустое ведро. Заходи – покупай грибочки. Правда, заработает на них сельчанин в два раза меньше, чем на городском рынке.

Рынок дикоросов в Красноярском крае практически не занят, готов вместить гораздо больше «лесных» предпринимателей. Да и собирается в тайге грибов и ягод лишь 10–12 процентов от уровня сбора в советские времена.

– Можно в три раза нарастить мощности по заготовке грибов и ягод без вреда для тайги, – считают бизнесмены. – Но необходима системная программа по переработке, оценка запасов. Это позволит и новые рабочие места в деревнях открывать, и повысит инвестиционную привлекательность края. Ведь наши лесные продукты в большой цене за рубежом.

Сибирские грибы-ягоды с удовольствием покупают Китай, Германия, Испания, Франция, Италия, Америка, Канада, Австралия. Но местные заготовители сами за границу продукт не поставляют, мешают некоторые законодательные нюансы. Продают крупным оптовикам из Москвы, Санкт-Петербурга, Польши, Белоруссии, Прибалтики.

Предприятие Юрия Рудакова сейчас ищет выходы на Францию, чтобы напрямую заключить контракт о поставке грибов, меда, кедрового ореха. А ермаковский предприниматель Алексей Состреженковский подписывает контракт с корейской компанией на поставку черемши.

В Красноярске, говорят лесные бизнесмены, их продукция востребована меньше. Магазины требуют поставки крупных партий продукта, красивых упаковок и привлекательного внешнего вида. Большую роль играет и реклама.

– А у нас нет возможности продвигать свой продукт, – говорит Юрий Рудаков. – Маркетинг – очень дорогая вещь. Выручают только выставки.

Сборщики дикоросов считают: решить все проблемы в их сегменте рынка можно только сообща. Поодиночке малым и средним предпринимателям не справиться ни с финансовыми, ни с организационными вопросами.

– Потому и решили объединиться, – констатирует президент союза «Национальный экоресурс». – Планируем создать общую базу по хранению дикоросов, чтобы не распродавать их в сезон по дешевке. Зимой и весной они стоят дороже. Возможно, привлечем предпринимателей из соседних регионов – Хакасии, Тувы, Бурятии. Здесь тоже места грибные и ореховые.

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

30 июня 2022
«Мир Сибири» готовится и ждет
В этом году, впервые с начала пандемии, «Мир Сибири» пройдет в Шушенском  в реальном, а не в онлайн-формате. Соскучились по
И тракт, и музей, и завод
Обычно, вспоминая знаковые события почти двухсотлетней давности, мы можем «иллюстрировать» их лишь силой своего воображения. Но благодаря уникальной коллекции первого фотографа
28 июня 2022
В попытках остановить время
В одной из наших предыдущих бесед с членом Общественной палаты Красноярского края, директором Института государственного и муниципального управления при правительстве