И тракт, и музей, и завод История юга региона в фотографиях XIX–XX веков

И тракт, и музей, и завод История юга региона в фотографиях XIX–XX веков

Обычно, вспоминая знаковые события почти двухсотлетней давности, мы можем «иллюстрировать» их лишь силой своего воображения. Но благодаря уникальной коллекции первого фотографа южной столицы края Николая Федорова – а это около двух тысяч стеклянных пластин с негативами, которые по завещанию были переданы в Минусинский краеведческий музей, мы можем увидеть многие ключевые моменты истории: и строительство Усинского тракта, и сбор экспонатов для музея в начале XX века.

Вьючная тропа в Усинский пограничный округ и Урянхайский край, переправа вброд через горную речку в Саянах

Усинский тракт получил свое название от реки Ус – притока Енисея.

Первым решился отправить караван в Урянхай (современная территория Тувы) с товаром минусинский купец Николай Веселков, сохранился его отчет.

«В 1863 году, в марте месяце я первый решил снарядить и снарядил небольшой караван для торговли с урянхайцами, снабдив его различными товарами на сумму около четырех тысяч рублей. Операция эта, несмотря на неудобный подбор товаров, все-таки принесла для меня небольшую пользу».

Стало ясно, что можно идти не только речным – не очень удобным путем, по Енисею, где летом приходилось преодолевать пороги, но и между гор, по тропам. Путь через Саяны был непростым: бывало, что гибли и лошади, и даже люди, часть груза терялась. Русские купцы везли бязь, ситец, тазы, топоры, иголки, нитки, зеркала, которые они обменивали на скот, пушнину, овечьи и козьи шкуры.

Купцы долгое время оставались единственными поставщиками товаров, что подчеркивалось даже в народной песне: «Если не будет народа орус (русских), то откуда придет дорогая (нелинючая) красная материя?»

Торговля расширялась, и стало очевидно, что необходима надежная дорога: в некоторых местах приходилось идти вдоль реки, тропы размывались, и лошади увязали в грязи. Но только в 1906 году в Усинский округ был направлен инженер для изучения местности, а в 1909 году Госдума приняла закон о строительстве Усинского тракта за счет государства. Работали крестьяне и переселенцы, а в 1913 году прибыла первая партия каторжников. Для стимулирования приплачивали им по 8–9 копеек в день. Труд был тяжел– все делалось вручную, долбили кирками грунт, лопатами разравнивали полотно и утрамбовывали его деревянными катками. Путь эксплуатировали еще до завершения строительства. Но он и в наше время – не самый простой участок дороги, а тогда – тем более. Зимой из-за сильных снегопадов движение было очень затруднено – приходилось копать коридоры. Значительный урон нанесла и Гражданская война – полотно было частично разрушено, взорвано 16 мостов. И только в 1925 году строительство Усинского тракта возобновили, с 1945 года начало налаживаться автобусное сообщение между Кызылом и Абаканом, а полностью дорога была заасфальтирована только к концу XX века: сейчас это участок федеральной автомобильной дороги Р-257 «Енисей».

Ивановский сахарный завод И. Г. Гусева на реке Ашпе

Лишь немногие знают, что чуть более ста лет назад на юге края работал свой завод по производству сахара-песка и рафинада. После того как появился Ивановский свеклосахарный завод – один из первых в Сибири, говорилось даже о том, что вскоре регион сможет отказаться от привозного сахара, так как «сибирский сахарный песок по сладости выше песка, выработанного в Европейской России».

В 1887 году построил его местный купец Иван Гусев на арендованном участке земли в Ермаковской волости. Оборудование закупали в Иркутске, Красноярске и Томске, а семена свеклы выписывали из Харьковской и Подольской губерний. Из крестьян, мещан и ссыльных были наняты рабочие, которые жили вблизи завода – по имени купца поселок был назван Ивановкой. Свекла поступала не только с заводских плантаций, ее выращивали и местные крестьяне.

Однако существовал завод всего около девяти лет: нужно было модернизировать производство, расширять площадь посевов, но после смерти предпринимателя «от паралича сердца» его жена не могла получить ни новые земли, ни ссуды. Завод был продан, а вскоре и вовсе сгорел.

В этих же местах уже в 1940 году посеяли сахарную свеклу и получили хороший урожай: есть информация, что в 1941 году даже планировалось начать строительство сахарного завода, но, скорее всего, этому помешала война. В 2006 году прежний мэр Минусинска анонсировал работу над проектом по строительству сахарного завода, но дело так ничем и не закончилось.

С именем Гусева, которого современники называли новатором, связано появление также единственного на юге края стекольного завода: был налажен выпуск молочников, кувшинов, лампадок, бокалов, емкостей для аптек.

Сырье было местным – кварцевые песчаники добывались в нескольких километрах от деревни Ильина на правом берегу Тубы и неподалеку от села Шалаболино.

Декабрист А. А. Крюков. Копия портрета с акварели декабриста Н. А. Бестужева (1832 г.)

После событий декабря 1825 года наибольшее количество вольнодумцев, которые были сосланы в том числе в Красноярский край, принял Минусинский уезд.

Это были 12 человек, оставивших о себе добрую память: С. Кривцов на свои деньги выстроил мост в Минусинске через реку, на свои деньги Николай Крюков содержал городскую богадельню, братья Беляевы организовали первую в городе школу для детей. Декабристы же стали первыми краеведами и фольклористами этих мест. Кривцов по просьбе первого Енисейского губернатора А. П. Степанова сделал описание почв Минусинского округа. Петр Фаленберг, обосновавшись в Шушенском, одним из первых в Сибири начал заниматься разведением табака. Занимался он и наукой – проводил метеонаблюдения, снимал копии с камней с руническими надписями и отправлял их в Академию наук.

Оказали они значительное влияние на сельское хозяйство –познакомили местных жителей с многими культурами.

Прибывшие братья Беляевы сами «сделались фермерами», взяв в аренду землю и закупив лошадей, баранов. Для скотоводства был арендован остров неподалеку от города, где построили заимку. На реке Минусе они возвели водяную мельницу и поставляли на золотые прииски крупу, муку, говядину. Один из братьев оставил книгу «Воспоминания…», где несколько страниц посвящено и жизни в Сибири: «Все, что приезжало в город из образованного класса людей, как-то: ученые, иностранцы, приезжавшие попытать счастья на золоте, или ученые, командируемые с какою-нибудь ученою целью, – все это группировалось около нас. …Так, два года сряду посещал Минусинск берлинец Лессинг, потомок писателя, как он заявлял. Он ездил в Саянские горы для барометрического измерения гор… Потом был у нас астроном Федоров, один из замечательнейших ученых того времени: кажется, он был помощником Струве в Пулковской обсерватории. Он был командирован для астрономического определения широт сибирских городов».

Именно в Минусинске открылся единственный в крае музей декабристов.


Настоящая золотая лихорадка началась в XIX веке в Сибири: Енисейская губерния стала основным поставщиком золота в России и давала, к примеру, в 1845 году почти половину от объема мировой добычи.

В числе первых золотопромышленников в Минусинском уезде был Павел Кузнецов – еще в 1830-х годах он заключал договоры с ссыльнопоселенцами Минусинска на поиск россыпей, на работу, которая была очень тяжелой, с помощью примитивных оружий – использовали ломы, лопаты, деревянные тачки, бутары для промывки золота. Труд такой был дешев, и поэтому стимулов особых для его механизации не было – средства вкладывались в разведку месторождений.

Если часть купцов наживали за несколько лет на приисках большие состояния, то обычным рабочим зачастую долго приходилось ждать заработную плату. Сохранилась докладная записка штаб-офицера корпуса жандармов, состоящего при приисках, полковника Казимирского: «Деньги выдаются не везде на промыслах… бывает, что рабочего заставляют ходить из Енисейска в Красноярск или в Канск, так что они проживают в городе последнюю копейку и даже одежду…»

Но, наверное, каждый из них надеялся на удачу, которая помогла бы разбогатеть. В Минусинском музее хранится муляж огромного золотого самородка весом немногим более чем 30 килограммов. Его оригинал был нашли в 1898 году рабочие Николай Белов и Роман Тархан, которые попытались присвоить его себе, но не смогли. Им выплатили премии по тысяче рублей – для того времени это была огромная сумма.

События тех лет, их герои легли в основу многих романов любимого многим писателя Владимира Топилина, он же рассказывал в одном из интервью, что на пользу самим героям это выдающееся событие не пошло: жена Тархана Лукерья выписала рояль из Петербурга за тысячу рублей, а Белов умер от водки.

Золотопромышленность придала особый импульс для развития населенных пунктов губернии: к примеру, село Каратузское, где в основном занимались сельским хозяйством, стало играть роль золотопромышленной фактории после разработки на реке Амыл: оно стало снабжать продовольствием и снаряжением прибывающее население приисков, там увеличилось число торговых лавок, появились мастерские различного профиля.

Сейчас к 200-летию Енисейской губернии снимается фильм о золотой лихорадке.

Экспедиция Минусинского музея по исследованию каменного изваяния в районе с. Кавказского Минусинского уезда

Именно в Минусинском уезде появился первый в Енисейской губернии и один из первых в Сибири музей. Можно сказать, что его история начинается с приглашения уважаемого в Минусинске доктора Малинина – провизора Николая Мартьянова – на место заведующего аптекой. «С самого приезда своего… я встретил со стороны многих местных жителей сочувствие и деятельную поддержку своему давнишнему плану – основать хотя бы небольшой естественно-исторический музей в провинции, удаленной от центров просвещения, – с тем непременным условием, чтобы коллекции этого музея были легко доступны всякому желающему ознакомиться с научным материалом…», – впоследствии напишет Мартьянов.

Несмотря на то что работа в аптеке занимала много времени, он и сам ездил в научные экспедиции, и привлекал других энтузиастов: ему отправляли образцы горных пород, археологические находки, коллекции насекомых. За несколько лет Мартьянов объехал весь юг Енисейской губернии, Кузнецкое Алатау и Саяны, собрал  большой материал по географии, ботанике, геологии, имеющий значительную научную ценность.

В 1890 году было открыто специально построенное для музея здание, а спустя 10 лет – еще одно, уже для библиотеки.

Коллекции музея не уступали столичным. Уже в XIX веке музей сотрудничал с такими значимыми учреждениями, как Академия наук, Императорский ботанический сад, Венский естественно-исторический музей. А на выставке 1900 года в Париже был отмечен дипломом и серебряной медалью.

Особая гордость музея – археологическая коллекция: и сегодня из Москвы, Японии, Китая сюда приезжают ученые, чтобы поработать с уникальными изваяниями, некоторым из которых более 4 тысяч лет.

Сад Никифорова на хуторе Благодатном близ пос. Ивановского. Начало ХХ века

В 1860–1890-х годах Минусинский уезд занимал первое место по числу переселенцев, прибывших в Енисейскую губернию, благодаря своему уникальному климату. Со многими культурами местное население познакомили именно декабристы. Так, в журнале «Современник» 1913 года опубликована информация о записках полковника корпуса жандармов Маслова об осмотре им мест проживания декабристов в 1829 году: «Краснокутский построил себе в Минусинске домик, завел большой огород, разводит табачную рассаду и вишневые деревья, получает лучшие огородные семена и снабжает ими жителей».

Предположительно, символ современного Минусинска – помидор, также был завезен декабристами. В огородах сажали в то время культуры, характерные для средней полосы России: репу, брюкву, редьку, горох, фасоль, свеклу, огурцы, капусту. Первые сведения о выращивании в Минусинском уезде томатов относятся к концу XIX века.

На выставках 1912–1913 годов уже экспонировались наиболее достойные образцы томатов: житель Минусинска Иван Старухин был награжден вначале бронзовой медалью, а потом определенной суммой денег. Он представил экземпляры, которые достигали 43 сантиметров в окружности и вес до 2 фунтов – это примерно 900 грамм, сегодняшние томатные гиганты превышают 2 кг.

В 1911 году ссыльный Иван Прохорович Бедро основал плодовый питомник и опытный сад, вскоре ставший первой в сибирском регионе опытной станцией плодоводства, названной позднее Западно-Сибирской садовой станцией (ныне Минусинская опытная станция садоводства и бахчеводства), которая до сих пор занимается селекцией и акклиматизацией различных сортов ягодных и плодовых культур. Бедро родом из Полтавской губернии. За создание ячеек Крестьянского союза в 1908 году его хотели сослать в Якутию, и только благодаря заступничеству Льва Толстого он оказался в Минусинске. Вначале учил крестьян новым приемам выращивания картофеля и томатов, а потом основал плодовый питомник. Впоследствии составил «Атлас плодов» с описанием и рисунками 87 сортов ранеток, лучше других зарекомендовавших себя в климатических условиях Минусинска, а также подготовил руководство по плодоводству в Сибири. Сейчас, в XXI веке, в Минусинске еще сохранился «сад Бедро», благоустройством которого занимаются энтузиасты.

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

8 августа 2022
Снова приводим мир в порядок…
«В мире идет жесткая борьба за умы, за идеологическое и информационное влияние. С целью ослабить те или другие страны искусственно
Элитный продукт от шушенского фермера
Андрей Крашенин в деревне Лыткино Шушенского района человек известный. Он здесь родился и вырос. Жить уехал в районный центр, но
8 августа 2022
Вдохновленные наследием
Времена меняются, вместе с ними меняются и музеи. Сегодня это уже не просто хранилища экспонатов, пылящихся за стеклом. Музеи используют