Как не остаться без лекарств? Совместные закупки крупными партиями значительно выгоднее

Как не остаться без лекарств? Совместные закупки крупными партиями значительно выгоднее

Режим предельной экономии бюджетов. Рост доллара, а с ним и цен. Курс на импортозамещение в сфере медицинских изделий и препаратов. Периодические предупреждения аптечных сетей о дефиците некоторых препаратов. Как в этих условиях будут обеспечиваться лекарствами и расходными материалами медицинские учреждения? Не придется ли нам вспомнить времена, когда в стационары пациенты приходили со своими шприцами, бинтами и лекарствами? Разговор на эту тему состоялся на пресс-конференции министерства здравоохранения в редакции газеты «Наш Красноярский край».

В пресс-конференции приняли участие Вадим ЯНИН, министр здравоохранения Красноярского края; Егор КОРЧАГИН, главный врач Красноярской краевой больницы; Елена КОЖУХОВА, начальник отдела организации лекарственного обеспечения министерства; Дмитрий ЧАРДАНЦЕВ, главный внештатный хирург министерства здравоохранения края; Владимир ЧАСОВИТИН, руководитель агентства государственного заказа Красноярского края.

Крупный опт

Встреча с журналистами была посвящена централизованным закупкам лекарств и медицинских изделий для учреждений здравоохранения. К механизму объединенных заказов крайздрав прибегает уже более 10 лет и убедился в его эффективности, которая в условиях кризиса и ценовых скачков стала особенно ощутимой.

– Мы набрались достаточно опыта, чтобы нивелировать проблемы, связанные с ценовыми и санкционными вызовами, с ситуацией, в которой страна оказалась в 2015 году, – заявил на пресс-конференции Вадим Янин. – В стационарах мы, как правило, используем препараты из списка жизненно важных, оптовые и розничные наценки на которые регулирует государство. К тому же централизованные торги дают возможность снижать стоимость лекарств, покупая их на крупном оптовом рынке. В последние два года мы стали еще заниматься закупкой изделий медицинского назначения.

Как рассказал министр, объединенная краевая заявка (более чем на два миллиарда рублей) была сформирована еще в третьем квартале прошлого года. Но, чтобы не переплачивать из-за спекулятивных игр с ценами, значительную часть закупок провели в феврале.

– Торги завершены, уже заключаются контракты и начинается поставка медикаментов в стационары, – уточнила Елена Кожухова. – С имеющимися остатками медучреждения спокойно дождутся этой поставки. При этом мы получили серьезную экономию по итогам торгов – порядка 7 %, а это около 64 млн руб. Заявка на медицинские изделия сегодня находится в ходе торгов. Поставка пройдет в апреле-мае.

Механизм проведения торгов не только коррелируется с текущей ситуацией, но и оттачивается каждый год. В прошлые годы лоты максимально объединялись. Это привело к ужесточению ограничений, и многие участники рынка к торгам не допускались. Чтобы расширить конкуренцию, принцип закупки был изменен. По словам Владимира Часовитина, это привело к значительному росту числа заявок:

– Лоты перестали быть объемными, это дало возможность заявиться на участие в торгах большому числу предпринимателей, и всего 7 % заявок было отклонено. Соответственно произошло существенное снижение в цене – по некоторым позициям экономия при проведении совместных торгов составила 30 %. Для сравнения, когда медучреждения проводили закупки самостоятельно, экономия была 2,5–4 %. Лично у меня нет сомнений в том, что тема совместных закупок должна и дальше развиваться.

Впрок дороже

Кроме совместных закупок, по мнению Егора Корчагина, есть еще один резерв для более рационального использования финансов и непосредственно медицинских препаратов и расходных материалов:

– В некоторых учреждениях исторически сложилось так, что лекарства запасали впрок. Это приводило к дефициту оборотных средств. Наша больница уже два года берет от поставщиков ровно столько препаратов и материалов, сколько нам необходимо для оказания текущей медицинской помощи. И оказалось, что мы можем сократить запасы без риска для качества оказания медпомощи на 10–15 %. Это высвобождает средства на индивидуальные расходные материалы и препараты.

По словам Егора Корчагина, закон предусматривает возможность индивидуальных закупок стационарами уникальных расходных материалов и препаратов, если возникает такая необходимость.

– Такие возможности у наших больниц остаются, – поддержал тему министр. – Они свои торги проводят самостоятельно, в этом отношении у нас никакого недоверия нет.

Чтобы список был оптимальным с точки зрения цены-качества, к формированию заявок привлекаются практикующие врачи. Так, Дмитрий Чарданцев отвечал за подбор расходных материалов для хирургии. Этот рынок представлен богатейшим ассортиментом, при этом и разброс по цене широчайший. По мнению хирурга, централизованный вариант закупок – прекрасная возможность проанализировать общую заявку лечебных учреждений на приобретение медицинских материалов:

– Проанализировав, мы увидели, что в базисных характеристиках они мало отличаются, – сообщил Дмитрий Чарданцев. – Например, есть 5–6 субстратов, из которых делается шовная нить, есть небольшие различия в стали, из которой делается игла, и есть некоторые нюансы, как эти нитка-иголка соединяются. Стоимость может отличаться очень существенно, а функциональные свойства изделий и в итоге результат операции – незначительно.

Эксперты даже провели эксперимент: попросили практикующего хирурга оценить шовный материал импортного производства и отечественного вслепую. Оказалось, не видя упаковки, врач не замечает между ними разницы.

Дефицита нет

Во второй части пресс-конференции специалисты краевого министерства здравоохранения ответили на вопросы журналистов.

Вопрос:

– Если больница будет все время заказывать, например, дорогой импортный шовный материал, кто ограничит ее аппетиты?

Владимир Часовитин:

– Заказ конкретного материала в госзакупках невозможен: мы прописываем параметры материала, но какого он будет производства, мы не можем указать. Так, специалисты утверждают, что российский шовный материал под воздействием определенных освещений распадается, а импортный нет. Вот такие характеристики можно указать в документации. Но здесь важно взаимодействие между специалистами, которые осуществляют закуп, и теми, кто эти расходные материалы непосредственно использует.

Дмитрий Чарданцев:

– Действительно, есть шовные материалы, которые еще не освоила отечественная промышленность. И если в медучреждении выполняются операции, требующие такого материала, то его никто не будет ограничивать. Но с тех пор, как в качестве шовного материала начали использовать шелк, никто ничего нового не придумал. При этом русский шелк будет стоить 50 рублей, а импортный – 2 500, как говорится, почувствуйте разницу.

Вопрос:

– Испытывают ли сейчас аптеки или стационары дефицит лекарств?

Елена Кожухова:

– Любая аптечная сеть обязательно извещает нас о возникшем дефиците. Сейчас это одиночные обращения. На слуху проблемы с преднизолоном, но это не было дефицитом, было ограничение поставок. Преднизолон – лекарство, которое назначается при очень ограниченном числе заболеваний, как правило, все люди, которые нуждаются в нем, являются льготополучателями. Сегодня есть ограниченный товарный остаток этого лекарства, самое главное – он есть для льготных категорий.

Вадим Янин:

– Было у нас ограничение и по одному препарату от гриппа. Но он – рецептурный. У нас много препаратов рецептурных, о чем население часто забывает. Так вот, это средство, не называю его, чтобы не делать рекламу, – только для лечения осложненных форм гриппа. Не на каждый грипп требуется лекарство и тем более не на каждую простуду. Обращаться к врачу требуется, поставить диагноз – да, а вот лекарства нужны не всегда. С лекарствами вообще нужно обращаться очень осторожно. Лекарственная терапия с каждым годом становится все опаснее.

– Но был дефицит и таких распространенных лекарств, как оксолиновая мазь, цитрамон.

– Подобный дефицит объясняется только ажиотажным спросом. Были недели, когда у нас с полок выметалось практически все, и мы работали с колес. Напомню 2009 год, когда к нам пришел «свиной» грипп, тогда количество проданных в регионе медицинских масок было раза в два больше населения края. Но много ли мы видели в них людей? Подозреваю, что маски те до сих пор лежат в домашних аптечках. Так что проблемы дефицита нет, есть другая – удорожания лекарственных препаратов. Но мы и в этой обстановке научились жить по тем деньгам, которые система здравоохранения имеет.

Вопрос:

– Качество медицинских услуг от этой экономии не пострадает?

Вадим Янин:

– Мы как раз и собрались, чтобы рассказать о том, что применяемый краевым министерством подход позволит сохранить медпомощь на прежнем уровне. Более того, мы продолжаем ежегодно предлагать новые методы лечения.

Вопрос:

– Вы хотите сказать, что нашему здравоохранению ничего не грозит?

Вадим Янин:

– Грозит. Любая страна, которая не производит товаров медицинского назначения, находится в опасности. На мой взгляд, развивать собственное производство лекарств, медицинских изделий и медтехники – стратегическая необходимость. И работа по созданию таких производств ведется. Благодаря принятию специальной стратегии «Фарма-2020», думаю, через год-два мы будем видеть на нашем рынке больше лекарств, которые хотя бы изготовлены на территории РФ, пусть пока и из импортных субстанций.

СПРАВКА

Рынок лекарственных средств в Красноярском крае оценивается экспертами почти в 8 млрд рублей:

  • около 3 млрд рублей ежегодно тратится на финансирование лекарств для федеральных и региональных льготников;

  • практически 5 млрд рублей требует обеспечение лекарственными препаратами стационаров, поликлиник, дневных стационаров.
Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

28 июня 2022
В попытках остановить время
В одной из наших предыдущих бесед с членом Общественной палаты Красноярского края, директором Института государственного и муниципального управления при правительстве
27 июня 2022
Что круче: Кызыл-1997 или Кызыл-2022?
Чемпионат России по вольной борьбе пришел в Кызыл спустя ровно 25 лет. Тогда, в 1997 году, он проходил вообще под
27 июня 2022
Одеяло из Сибири
На подушках какого производителя вы спите? А укрываетесь одеялом, привезенным из какой страны? В какое белье одеваете свою кровать? У