Как я дышал этим летом Жара с приложениями

Как я дышал этим летом Жара с приложениями
В списке стереотипов о Сибири (снег, медведи, мороз) нет почему-то изнуряющей жары. Летом в наших широтах она случается нередко. Да такая, что асфальт плавится. Резко континентальный климат. В Красноярске неподвижный горячий воздух, настоянный на смоге, кажется, сжигает легкие.

Бежать, куда глаза глядят

В дни пекла создавалось ощущение, что все жители города вдруг стали беженцами. Дороги, по которым можно уехать из Красноярска, особенно по пятницам, забиты транспортом. Выезд растягивался на час, а то и больше. Народ спешил вырваться на свои «фазенды», к озерам, к какой-нибудь воде, зелени… Да хоть к черту лысому, лишь бы подальше от этих пыльных раскаленных улиц, от враждебных железобетонных коробок, источающих жар, от этой гари с ароматами КрАЗа…

В городе по выходным тусуется в основном до мозга костей урбанизированная молодежь, которой без вайфая жизни нет. Девушки на улицах одеты… верней, раздеты так, что где-нибудь на диком Востоке их бы просто забросали камнями. На юношах и взрослых мужиках с пивными животами из одежды семейные трусы, гордо именуемые шортами, сланцы и бутылка пива. Некоторые в таком виде и в магазины вваливаются, и в общественном транспорте ездят. Потные сверху донизу. Культура зашкаливает, как и температура.

Жара сказывается и на работе больниц.

– Поток людей, попадающих к нам в экстренном порядке, в жаркие дни увеличивается вдвое, а то и втрое. Везут по «скорой» непрерывно, кто-то и сам приходит. Больше всего пациентов с тепловыми ударами. Причем если раньше от жары страдали в основном люди пожилые, то сейчас много молодых с повышенным давлением, а на этом фоне часто возникают инсульты, гипертонические кризы. Некоторых госпитализируем. Очень много резаных, битых, с травмами. Почему? Жара. Дуреют. Пьют на пикниках, – говорит и. о. заведующей приемно-диагностическим отделением БСМП Лариса Люкомас.

Сажать и сажать!

То, что в городе, который стоит на великой реке, по большому счету негде искупаться, – давняя больная тема. Абаканская протока? Озеро мясокомбината? Полудикие пляжи на острове Татышев? Роспотребнадзор предупредил: в большинстве водоемов купаться опасно. Ближайшее место с теплой и чистой водой – Мана. Но вы еще попробуйте прорвитесь к ее берегам сквозь непонятно чьи шлагбаумы и плотную частную застройку. Негде купаться, негде. Далеко от города приходится уезжать.

В безветрие удушливый смог накрывает наш город-призрак ядовитым колышущимся маревом, как накрывают дерюжкой покойника на месте ДТП. Караваны легковушек и вонючих автобусов подолгу тянутся в унылых пробках, которые возникают в том числе и по вине «бутылочных горлышек» на дорогах. Таких мест в Красноярске – как пластиковых бутылок на острове Татышев, их знает любой автомобилист. Спасибо мудрым архитекторам-градостроителям!

Люди, замурованные в машинах, нецензурно вопят: где давно обещанные многоуровневые развязки?! Через которые весь автопоток быстро пролетал бы, не газуя в пробках и на перекрестках часами. Где метро?! Где-где… Под землей. Песком забито.

Красноярск по разным рейтингам занимает второе-третье место в стране по уровню автомобилизации. Процентов 40-50 смога на совести наших четырехколесных друзей. И с этим, казалось бы, ничего нельзя поделать.

– Полностью от автомобильных выхлопов избавиться невозможно, но значительно минимизировать их влияние – вполне, – считает Николай Зубов, исполнительный директор общественной организации «Красноярский краевой экологический союз». – Надо строить дороги с широкими разделительными полосами-газонами, а вдоль дорог высаживать деревья и кустарники, тот же кизильник, – они хорошо поглощают CO2. Проезжая часть должна быть отделена от тротуара стеной зеленых насаждений, и тогда вред от выхлопов можно уменьшить вдвое.

Гы, как говорят в интернетах. Почему-то наши действующие дороги и кварталы «точечной застройки» не очень приспособлены под высадку аллей. В городе катастрофически не хватает зелени, парков, скверов. И в жару это ощущается особенно остро.

– Если по санитарным нормам положено иметь 15 квадратных метров зеленых насаждений на одного жителя, то у нас этот показатель составляет всего 5-6 квадратных метров, – продолжает эколог. – Хорошо, что мэр Эдхам Акбулатов серьезно взялся за озеленение Красноярска, его акцию «Миллионному городу – миллион деревьев» я поддерживаю обеими руками: надо сажать и сажать! Не будет деревьев – совсем задохнемся».

Акбулатов – это хорошо, но еще лучше, если бы народ не сидел сложа руки. Не думаю, что градостроительный облик города бы шибко пострадал, посади каждый красноярец – ну ладно, каждый десятый, двадцатый – одно дерево в районе своего дома. Всего одно. Дышать стало бы легче. И не только в экологическом смысле. Смотришь, потом взялись бы за ум на дорогах – и пробки бы поубавились.

Монстр нападает ночью

Однако есть такие «годзиллы», нападающие на город и его жителей, от которых ни в какие кусты не спрячешься. Например, главный наш антиэкологический монстр – Красноярский алюминиевый завод, который, подобно валенкам дворника Тихона из «12 стульев», воздуха не озонирует.

Вот выдержки из государственного доклада краевого минприроды «О состоянии и охране окружающей среды в Красноярском крае за 2013 год».

«В Красноярске выбросы за счет технологических и других процессов составляют 69,8 тыс. т. в год. Из них выбросы ОАО «РУСАЛ Красноярск» – 62,2 тыс. т. Из загрязняющих веществ преобладает оксид углерода – 53,5 тыс. т… Уровень загрязнения атмосферы в зоне влияния КрАЗа стабильно характеризуется как «очень высокий» с превышением ПДК по бенз(а)пирену в 3-5 раз».

Каждый год руководство компании бодро докладывает общественности о новых природосберегающих технологиях производства, о каких-то супер-пуперсовременных фильтрах и системах очистки… И результаты вроде есть. Если в 2005 г. предприятие выбрасывало в атмосферу 89,5 тыс. т. всякой гадости, в 2009 – около 69 тыс., то в 2013-м, как видите, уже чуть более 62 тыс. т.

Но вы вдумайтесь в эту цифру! Она остается чудовищной. Железнодорожный вагон для перевозки сыпучих грузов вмещает 50 тонн. КрАЗ ежегодно выбрасывает в небо над городом 1240 вагонов дряни. Несколько десятков железнодорожных составов. Примерно по 3,4 вагона в день! Как же не быть смогу над городом? Число других участников отравления воздуха поуменьшилось: закрылся шинный завод, химкомбинат и так далее.

Но больше бесит не это (производство алюминия во всем мире не безвредно, и КрАЗ за город не вынесешь – чревато социальным и экономическим коллапсом). А то, что они часто делают свои «черные дела» тайно, предательски, по ночам!

Спросите жителей Зеленой Рощи да других районов, и они вам в красках расскажут, что иногда ночью невозможно открыть форточку. С улицы тут же врываются такие ароматы, что лучше запереться наглухо, как в подводной лодке, и переждать химическую атаку. Летом это особенно приятно. Сиди в квартире и потей. На всякий случай – в противогазе. А главное, пожаловаться некому! Я, например, однажды вот так выйдя на балкон и чуть не задохнувшись, принялся звонить в МЧС. Там ответили с нервным смехом: будет совсем плохо – эвакуируем. А пока пишите в Росприроднадзор, жалуйтесь, там рассмотрят. И действительно, рассматривают. Например, траванули вас ночью – можете позвонить на автоответчик или написать заявление. На другой день, когда уже все рассеялось в воздухе, к месту «отравления» выедет мобильная лаборатория, возьмет пробы. В течение пары недель определят, кто травил и чем. А вы быстрей хотели? Быстро только алюминий в формы течет.

Есть и куча стационарных постов в городе, где регулярно отбираются пробы воздуха. Если они что-то уловят, последует долгое разбирательство, кто его испортил. Загрязнителей потом оштрафуют. Может быть. Но не очень обременительно, последние портки не снимут. А надо бы.

Службы экстренного реагирования на выбросы КрАЗа в городе, увы, не существует. Как при пожаре: вы звоните 01, и его сразу же приезжают тушить. Не через неделю, правда? Даже ночью. А полиция тут же пытается задержать поджигателей. Что касается вредных выбросов, такой оперативной системы нет, говорю вам с полной уверенностью. Проверял.

Впрочем, экологи предлагают выход. Они считают, что газоанализаторы должны стоять прямо над трубами и цехами предприятия. Независимые от РУСАЛа, опломбированные. Причем поставленные на деньги компании. А информация с них должна считываться в режиме онлайн, поступать в Интернет и быть доступной любому. Предложение не лишено здравого смысла. Тот же КрАЗ ежегодно платит в бюджеты всех уровней сотни миллионов рублей экологических платежей. Почему бы часть из них не использовать на установку такой системы?

Ну, это пока мечты. А реальность такова, что онкологические больницы города забиты нестарыми еще людьми, в очередь к онкологу записывают за месяц. На Бадалыке страшно смотреть на памятники с годами жизни: в глазах рябит от имен 50-55-летних мужиков. Впрочем, не будем о смерти. Речь у нас шла вроде о жаре? Ну вот и грейтесь, пока есть возможность. А то скоро опять – снег, мороз, ледяная водка. Только старайтесь глубоко не дышать. Зачем вашим легким бенз(а)пирен?

Фото Олега Кузьмина

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

Без рубрики
16 мая 2022
«Енисей» против ЦСКА и «Торпедо»
В минувшие выходные обе команды ФК «Енисей» – мужская и женская – дома принимали московские клубы, причем одних из лидеров
Если в дверь постучал «водитель прокурора»
Около 534 миллионов рублей отдали мошенникам жители края только за четыре месяца этого года. По данным telegram-канала прокуратуры края, 2,6
Отвечая вызовам времени
О том, как и где сегодня в крае готовят квалифицированных специалистов, корреспондент НКК побеседовал с Еленой ШЕВЧУК, заместителем директора краевого Центра развития