Кардиохирургия как сумма технологий

Кардиохирургия как сумма технологий

Сердце является важнейшим органом человека, а сердечно-сосудистые заболевания, к сожалению, стали бичом современного мира. Для эффективной борьбы с этим злом кардиологи и кардиохирурги должны быть вооружены самым совершенным инструментарием, рожденным на стыке науки и технологии. О роли науки и перспективах развития кардиохирургии мы беседуем сегодня с главным врачом Федерального центра сердечно-сосудистой хирургии Красноярска, доктором медицинских наук, профессором Валерием САКОВИЧЕМ.

«Нобелевка» за сосуд

– Насколько быстро проникают новые технологии в такую, по общему мнению, достаточно консервативную область, как медицина в общем и кардиохирургия в частности?

– Абсолютно естественно, что появляются новые методы операций, новые расходные материалы, которые улучшают сегодняшние показатели. Но процесс этот не такой быстрый, как нам бы хотелось.

Например, операции аортокоронарного шунтирования уже более 50 лет. Полвека назад это было прорывное хирургическое действие, которое помогало (и сегодня помогает) спасать больных с ишемической болезнью сердца. Но для этой операции мы берем естественные шунты, у того же человека – вены или артерии. И используем их для того, чтобы обойти стенозированный коронарный сосуд.

В свое время кто-то сказал, что если будет изобретен искусственный сосуд для шунтирования, то изобретателю сразу же нужно давать Нобелевскую премию. Это было сказано те же 50 лет назад, но за прошедшие полвека никому не удалось создать такой сосуд. Почему? При том что сосудистые протезы существуют. Но чем меньше его диаметр, тем больше возможность тромбирования. А в коронарной хирургии диаметр сосудов 2–4 мм.

Материал, позволяющий делать искусственные сосуды такого диаметра без угрозы тромбирования, еще не изобретен. Поэтому кардиохирурги используют сосуды, взятые из ног оперируемого. Однако есть несколько «но». Во-первых, это дополнительная травма. Во-вторых, эти сосуды также могут быть поражены каким-нибудь заболеванием, и не факт, что будут хорошо работать. В-третьих, доказано, что шунты из венозного сосуда работают в среднем 10 лет, из артериального – 15.

Поэтому рано или поздно они по естественным причинам закрываются, и приходится думать о повторной операции.

Этот пример показывает, что каких-то научных прорывов, после которых все меняется радикально, в медицине достичь очень сложно.

Вершина айсберга

– И тем не менее мы регулярно читаем о новых уникальных операциях, которые выполняются в кардиоцентре, и технологиях, позволяющих достичь этого.

– Кардиохирургию применительно ко всей медицине сравнивают с вершиной айсберга.

На самом деле, здесь сочетается знание различных дисциплин. Это и физиология, когда мы останавливаем сердце во время операции и какое-то время работаем на «сухом» сердце, используя систему искусственного кровообращения. Это и материаловедение в части тех материалов, из которых сделаны системы искусственного кровообращения, протезы, которые используются во время операций, искусственные сердца.

Материалы, из которых выполнены все эти устройства, позволяют исключить возможность тромбирования. То есть обойти естественную реакцию организма, когда в месте повреждения тканей, в месте вторжения инородного тела образуется тромб.

Конечно, эти материалы изобретаются не у нас, а в отраслях промышленности. К нам приходят современные ноу-хау из оборонки, из космической индустрии, а мы берем эти материалы и доказываем, что они применимы в медицине.

Можно называть конкретные прорывные технологии, которые используются у нас. Это, например, проведение операций при нарушениях ритма сердца без использования рентгена. Очевидно, что хирург должен понимать, что он делает внутри сердца. Раньше для визуализации использовался рентген.

Но, во-первых, рентген дает лишь плоскостную картинку, а сердце – трехмерный орган.

Во-вторых, рентгеновское излучение в больших дозах опасно для человеческого организма. Речь идет прежде всего о врачах. Для пациента доза облучения, полученная во время оперативного вмешательства, никакого вреда не составляет. А вот для хирургов, постоянно выполняющих такие операции, опасность вполне реальна.

Сегодня на место рентгена пришли новые технологии – безопасные и гораздо более функциональные. Это так называемый внутрисердечный ультразвук.

Конечно же, саму технологию придумали не мы. Но мы придумали, как с ее помощью делать операции. И сегодня по количеству операций, проведенных с применением внутрисердечного ультразвука, мы лидеры не только в России, но и в мире. В нашем учреждении уже выполнено более 2,5 тысячи таких операций. Подобным опытом обладает очень мало учреждений в мире.

Это одно из направлений. Другое направление – появляются все новые «девайсы», в частности, новые протезы клапанов сердца. Сегодня рейтинг нашего центра таков, что мы можем проводить клинические исследования. Очень часто мы берем на апробацию новые протезы и по результатам даем свое заключение о возможностях их использования.

К нам обращаются, потому что понимают, что опыт учреждения позволяет сравнить имплантацию новых устройств с существующими технологиями лечения.

Руки хирурга

– В последнее время интенсивно развивается малоинвазивная хирургия. У нее есть масса достоинств: оперативное вмешательство выполняется через небольшой прокол, используемый эндоскопический инструментарий минимально травмирует ткани, сокращаются сроки заживления. Но есть и противники таких методов, утверждающие, что при малоинвазивных операциях не используется такой чувствительный инструмент, как руки хирурга…

– Это абсолютно разные направления хирургии, и работают в них разные люди. У нас те, кто занимается малоинвазивными внутрисосудистыми операциями, работают в одном отделении, которое специализируется только на этом направлении.

А есть те, кто работает в открытой хирургии, где руки действительно играют большую роль. Универсальных хирургов сегодня уже практически нет.

Каждый уходит в свою область специализации. И это абсолютно понятно. Твой личный опыт, те операции, которые ты умеешь делать очень хорошо, – все это сказывается на результате. И чем больше ты будешь специализироваться на определенных операциях, тем результат лучше.

Поэтому внутрисосудистая хирургия, рентген-хирургия – это сегодня уже отдельные специальности. И они активно развиваются. Причина прежде всего в малой травматичности. Когда-то в сосудистой хирургии все начиналось с расширяющихся баллончиков. Потом появились стенты различного диаметра.

Сегодня методы внутрисосудистой хирургии используют уже для установки искусственных протезов клапанов сердца. Сегодня мы говорим о том, что с помощью этих операций можно полностью «закрыть» проблему дефектов перегородок сердца. И все это – практический пример развития новых технологий.

Еще 25 лет назад, когда я работал в краевой больнице, операции на баталовом протоке (самая частая врожденная патология) выполнялись только на открытой грудной клетке. Сегодня такие открытые вмешательства выполняются в минимальном объеме – только у недоношенных новорожденных детей, у которых диаметр сосуда настолько мал, что инструмент внутри него провести невозможно. Появление таких технологий – это благо.

Что будет завтра?

 – Насколько, на ваш взгляд, перспективно развитие систем типа «Да Винчи» и в целом роботизация хирургии?

– Что важно отметить, когда мы говорим о системе «Да Винчи»? Во-первых, мы уменьшаем количество участников в операционной. У этой роботизированной системы от двух до десяти «рук», соответственно, хирургу, который управляет манипуляторами, не нужны ассистенты, возможно, не нужна операционная сестра…

В общем, можно фантазировать, кого убрать в данной ситуации. Здесь заложено несколько смыслов. Во-первых, операции можно делать дистанционно. Правда, пока это апробировано не на человеке, а на овце.

Во-вторых, можно действительно уменьшить количество участников операции. А это, кроме всего прочего, улучшает асептичность операционной – ее можно сделать абсолютно стерильной.

Однако у этих систем есть существенный недостаток, из-за которого они не получили большого распространения. Те операции, которые хирург выполняет за час-полтора, самый виртуозный мастер управления «Да Винчи» будет выполнять 5–6 часов. А хорошо ли это для больного? На сегодня минусов больше, чем плюсов.

Что будет завтра? Развитие технологий очень трудно прогнозировать. 20 лет назад у нас не было сотовых телефонов, и мы считали, что это абсолютно нормально.

Я не могу сказать, что будет в кардиохирургии через 20 лет, все меняется очень быстро. Вполне возможно, что появятся более совершенные роботизированные системы. А может быть, другие технологии лечения, когда вообще не понадобится кардиохирург.

Например, связанные с пресловутыми стволовыми клетками. Недавно появилась информация, что американским ученым удалось вырастить из стволовых клеток человеческое сердце. Пока это просто мышечный мешок, который сокращается.

Мы не можем исключить, что завтра не вырастят полностью функциональное сердце. И тогда не понадобятся больше донорские органы. Появятся заводы по выращиванию искусственных сердец, и кардиохирурги будут без проблем каждый день выполнять по пять операций трансплантации.

Фото Алексея СНЕТКОВА

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

26 октября 2021
Без вины виноватые
Удивительно, но зачастую человек, дающий жесткий отпор злоумышленнику, в глазах правоохранительной и судебной системы выглядит нарушителем закона, а нападающий превращается
26 октября 2021
Помочь упасть на дно
«Ходила в церковь, просила, чтобы он уже скорее умер», – такое откровение пожилой женщины, матери алкоголика, поражает. Но правда в
26 октября 2021
Егор Корчагин: от ковида умирают чаще и быстрее
В Красноярскую краевую больницу поступают самые «тяжелые» пациенты с COVID-19 со всех районов края. И когда главный врач больницы Егор

Советуем почитать